Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - NPC до 23/03
Охота на волков - Antonin Dolohov до 21/03
Крепость держат не стены, а люди - Lord Voldemort до 21/03
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 21 января 1997 года » 21.01.97: Популярность никак не связана с добропорядочностью


21.01.97: Популярность никак не связана с добропорядочностью

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ПОПУЛЯРНОСТЬ НИКАК НЕ СВЯЗАНА С ДОБРОПОРЯДОЧНОСТЬЮ
http://i10.pixs.ru/storage/2/0/0/6HvWbjpg_3915282_20853200.jpg

Участники эпизода в порядке очередности: Rita Skeeter, Madam Rosmerta, Muriel Prewett
Краткое описание эпизода: разве Рита Скитер может уйти оттуда, где можно столько всего разного и интересного узнать? Коротает время журналистка в пабе «Три Метлы» в компании очаровательной Мадам Розмерты. Разве может что-нибудь удержать тетушку Мэриэль в ее стремлении принять участие во всем и научить всех и каждого жизни? Узнав, что Хогвартс мало того, что приютил беженцев, так еще и взял в штат преподавателя из Дурмстранга, своенравная тетушка пытается прорваться в Хогвартс, но в связи с усилением охраны ей это, естественно, не удается. И тут судьба преподносит ей утешительный приз - Рита Скитер. Разве можно упустить возможность дать миру знать, что думает сама Мэриэль Пруэтт?
Дата, время и место: 21.01.1997 г., полдень. Паб "Три Метлы" в Хогсмиде.
Рейтинг эпизода: PG-13

+1

2

Полдень. Жизнь буквально бурлит, буйным потоком наполняя улицы Хогсмида, устремляясь в пабы, бары и магазины. Да, это оживление не идет ни в какое сравнение с тем, что творится в деревеньке в те дни, когда студенты Хогвартса имеют право прогуляться по этим широким улицам. Но все равно – жизнь ощущается здесь за каждым поворотом. От печали и суеты, что гнетущим облаком клубились здесь ночью, когда прибыл Хогвартс-экспресс, не осталось и следа.
Белые хлопья, похожие на миниатюрные перья, устилают мощеную дорогу Хогсмида, преображая деревню и придавая ей сказочный вид, сливаются с ледяными водами Черного озера вдалеке и уносятся в свистящем вихре шального ветра со звоном заиндевелых макушек деревьев Запретного леса, пока, в итоге, все-таки не обретут последний покой у ног земли, забившись в уголки окон, укрывшись под каретами и спрятавшись у деревянных стен причудливых строений этой волшебной деревеньки. Они как разлетевшиеся осколки непорочного счастья, яркие, но холодные, как зимнее солнце, покрывают тайны Хогвартса и немногочисленных жителей этой деревни. Многочисленные голоса – веселые и грустные, требующие и просящие – рвутся вверх в серое бездонное небо, рвутся разорвать густые облака, дотянуться до прощающегося солнца. С диким визгом мечется холодный, зимний ветер, бьется в старые, скрипучие ставни, путается в тусклых шторах, врывается в приоткрытые двери, насилуя дверной колокольчик, истошно кричащий хозяевам об интервенте. Снег поглощает все.
Крупинка иронии прячется в глазах Риты Скитер. Журналистка сидит за круглым столиком в самом сердце «Трех Метел», меланхолично водя пальчиком по кругу дымящейся чашки. Как бы невзначай рядом с ней лежит сложенный пополам свеженький утренний выпуск «Ежедневного Пророка» с ее же статьей. Альбус Дамблдор, Аластор Грюм, Северус Снейп и Серафина Мантер на снимке обступили потрепанную и измученную схваткой Нимфадору Тонкс. Позади них видна вереница испуганных детей. Как не странно, но статья о нападении на Хогвартс-Экспресс занимает всего лишь небольшой разворот. В то время как статья о действиях, решениях и поведении Альбуса Дамблдора занимает едва ли не целый лист. Интересно, пожилому волшебнику икается, когда каждый в магическом мире читает обличительную правду о его, вне всяких сомнений, видной персоне?
- Розмерта, дорогая, – елейным голосом позвала владелицу паба Рита Скитер, откинувшись на спинку стула и пододвинув к краю стола пустую чашку, - плесни-ка мне чего-нибудь покрепче, – игриво подмигнув женщине, Скитер отводит взгляд, чтобы скользнуть им по посетителям этого заведения в столь солнечный час.

+3

3

«В умении абстрагироваться»  - так много лет назад она ответила на банальнейший вопрос «В чем же ваш секрет?» молоденькой барышне в коротеньком интервью для какой-то газетенки – почти что самиздат – в рамках статьи «Успешные ведьмы». Забавно, что мадам Паддифут, придерживавшаяся абсолютно того же мнения, развила на эту тему целый монолог, сладкий, как и ее розовые эклеры, из которого убрали всякую осмысленность, оставив «веру во всепобеждающую любовь» и «сердечное бескорыстие», звучащее, скорее, как кардиологическая болезнь – барышня потом прислала хрустящую, еще пахнущую краской газету со статьей и благодарственной припиской от руки. Последующие предложения о сотрудничестве, которые поступали гораздо реже, чем можно было бы предположить, мадам Розмерта уже твердо отвергала. Впрочем, неприязнью к журналиста так и не прониклась, понимая, что хлеб у каждого свой. В частности, Рите Скитер она даже симпатизировала. Но старалась не забывать, что в основе любых отношений, в первую очередь, должна лежать взаимная выгода.           
Так, с пожаловавшей как раз вовремя Скитер, Розмерта закономерно рассчитывала обменятся мелкими сплетнями и просто немного поболтать о пустяках – как ни старалась она выбросить из головы вчерашний вечер, всякий раз в мозгах срабатывал какой-то триггер и мысли отбрасывало назад во времени, а настроение неизменно портилось. Так что журналистка появилась весьма кстати.
Кивнув вошедшему посетителю, ведьма поставила перед Ритой стакан с зеленым рыбным элем и присела напротив. Признаться, она и сама не отказалась бы выпить чего-нибудь, да покрепче, но взяла себе за скучное правило воздерживаться на работе. А на работе приходилось находиться практически круглосуточно – печально, как ни крути.
Бледная, и сегодня несколько дерганная Анна убрала со стола пустую чашку и, встретившись взглядом с мадам Розмертой вяло кивнула в ответ на немой вопрос, все ли в прядке. Интуиция подсказывала, что вскоре придется подыскивать новую официантку, что очень жаль, ведь с Анной они успели достичь редкого взаимопонимания. Но в подобных вопросах Розмерта обычно редко ошибалась.
Машинально отбив по столу барабанную дробь, ведьма пообещала себе подумать об этом позже и вернула внимание Рите. Та походила на довольную кошку, благодушно наблюдающую за окружающими, лентяйничая после удачной охоты – вот и жирная мышка рядом, как подтверждение. А она – статья – и прям удалась, утром нашлось время ознакомится.                     
- Неужто дожидалась полдня? – откинувшись на стуле, копируя Скитер, Розмерта благодушно улыбнулась.

+3

4

Я не умею выражать сильных чувств, хотя могу сильно выражаться.

Мюриэль Пруэтт, а это была именно она, вошла в Паб "Три метлы". Высокая, сохранившая с возрастом следы былой красоты на точеном, лишенном, не без помощи магии, возраста лице, эта дама, назвать ее женщиной и уж тем более бабушкой язык не поворачивался, да и инстинкт самосохранения не давал, была подобно раскату грома в ясный полдень. Ее подтянутая фигура с неизменно натянутой, как струна спиной, облаченная в темно-бордовое платье и мантию подбитую мехом, возникла в дверном проеме. Тонкие пальцы сжимали набалдашник длинной трости, кончик которой, вонзившись в доски пола и издав короткий звук, известил тех, кто был сейчас в пабе о ее прибытии. Мюриэль Пруэтт прищурив глаза обвела взглядом помещение, те, кто был знаком с ней лично, постарались слиться с окружающим пространством, во всяком случае большинство из них, особенно те, кто был значительно моложе ее. О, таких Мюриэль любила больше всего. Они были для нее своеобразной закуской и основной разминкой перед главным блюдом, а именно - походом в Хогвартс, в замок, который предпочел бы навсегда запечатать свои ворота для этой выдающейся дамы. Но увы, в силу того, что Миссис Пруэтт состояла в попечительском совете, эти древние стены были вынуждены нести эту ношу еще очень долгое время, потому что умирать Мюриэль не собиралась, более того, она казалось расцветала на глазах. Однако, надо отдать должное тетушке, она наведывалась в Хогвартс не слишком часто и как правило ее визиты были короткими, но шлейф, который они оставляли долгим.
Сегодня был как раз такой случай, вести разносятся быстро, а плохие еще быстрее, особенно если вести связанны с происшествиями, повлекшими смерть. Падение Шармбатона всколыхнуло общественность, переход Дурмстранга на темную сторону посеял панику в магическом мире. И вот сегодня газеты объявили о том, что поезд с беженцами подвергся нападению, а в Хогвартсе будет преподавать Серафина Мантер! Уж кого, кого, но брать в замок кого-то из потомков самого Хафтанга Мантера - это сродни тому, что самому выбить стул из-под ног и сунуть голову в петлю. Нет, Мюриэль Пруэтт гордилась тем, что зналась с Мантерами, уважала их жизненные позиции и подчас взгляды, но зная характер, которым обладали все члены этой семьи, она бы трижды подумала, прежде чем встать в копну сена и разрешить кому-то из Мантеров подержать рядом факел.
Тут наметанный глаз Мюриэль выцепил знакомый образ. Удача сегодня явно благоволила миссис Пруэтт. Сама Рита Скитер - находка и несравненный репортер Ежедневного пророка! Мюриэл была ее большой поклонницей, она обожала колонки и заметки Риты. считая. что пробивная сила этой женщины может свернуть горы. Ловким движением Пруэтт сняла с плеч мантию, стряхнув с нее снег и позволив просочиться к выходу парочке, которая едва ли не бегом прошмыгнула мимо, она направилась примяком туда, где сидела Рита.
- Альбус сошел с ума! Старый маразматик! Без обидняков припечатала Мюриэль, ткнув своим длинным и тонким пальцем в сложенный "Ежедневный пророк", где виднелась сложенная пополам напечатанная колдография. Там, на колдографии был виден сам Альбус, рядом с ним Аластор Грюм. Мюриэль прекрасно изучила эту статью утром и знала. кто стоит на второй части. Она рассматривала Серафину долго, всматривалась в это красивое лицо, которое можно было назвать идеальным, если бы не яркая черта всех Мантеров - холод. Холодный взгляд, холодное сердце, холод, который они даже не пытались крыть и еще жестокость, о да. они славились в свое время жестокостью. Рассматривая Серафину, а точнее ее колдографию у себя дома, она пыталась понять, на сколько та пошла в самого Хафтанга. Судя по слухам, это была его копия но только в юбке. Что ж ошишибаться свойственно всем и  даже Дамблдору. но ничего, она Мюриэль раскроет ему глаза.
Миссис Пруэтт опустилась на стул, - Милая, обратилась она к Рите, Ваша статья просто шедевр, она невероятна! Я, как большая Ваша поклонница восхищаюсь Вашим умением разыскивать факты и сопоставлять детали!
- Милочка! Теперь Мюриэль обратилась, к самой Розмерте, тут стоит заметить, что между словами "милая" и "милочка", у Пруэтт было различие, как между севером и югом, второе употреблялось в крайне негативном смысле. - Милочка, повторилась Мюриэль, - принесите ка нам огневиски, я полагаю, в полдень можно позволить себе по стаканчику, она улыбнулась Рите, - вы ведь не откажитесь поболтать со мной? Пруэтт вытащила на свет трубку и набила ее табаком, - с Вашего позволения, милая. Она поднесла кончик палочки к трубке и закурила. Затем, убрав палочку обратно в трость, сделала пару глубоких затяжек, - я бы хотела поговорить с вами о том, что вы видели тут вчера. Полагаю вы понимаете, что многие родители крайне недовольны тем фактом, что творится?

Отредактировано Muriel Prewett (2016-03-09 10:33:05)

+3

5

В баре было бурно, оживленно. Разношерстная толпа гудела как осиный улей. Кто-то настырно требовал внимания, но, тем не менее, Розмерта уделила свое внимание Рите, оставив остальных гостей ее бара на попечение своей юной официантке. Журналистка манерно взяла в руки стакан с напитком, не переставая улыбаться своей хитрой, и от того неприятной улыбкой.
- Была насыщенная ночь и не менее насыщенное утро, – поделилась Скитер, пригубив напиток и стрельнув глазками в мужчину за соседним столиком, который увлеченно читал свеженький выпуск «Ежедневного Пророка», кидая на журналистку любопытные взгляды, словно бы не веря, что такая яркая звезда сидит совсем недалеко от него. Либо же, конечно, недоумевая, как столько правды уместилось на желтых страницах газеты. – До меня дошли слухи, что у Вас, Розмерта, была непростая ночь. Незваные гости? – выразительно изогнув бровь и приподняв уголки губ в заговорщической улыбке, осведомилась Рита, взглянув на хозяйку бара своим цепким взглядом, словно бы, при желании и острой необходимости, готова была выковырять ответы вилкой.
Дверной колокольчик вновь звякнул, отдавшись ворвавшемуся в открывшуюся дверь порыву ветра. Вместе с поземкой в бар вошла сама Мюриэль Пруэтт. Неузнать эту женщину было невозможно. Нельзя сказать, что Рита Скитер была ее подругой или могла похвастаться тесным знакомством, но, тем не менее, общие истории у этих двоих были. Короткие, но весьма интересные. Однако нельзя сказать, что Рита испытывал жуткий восторг от общения с этой женщиной. Впрочем, восторг она испытывала от того, какую информацию приносила на кончике языка эта видная дама.
- Миссис Пруэтт! – радостно, словно бы приветствуя близкого друга, воскликнула Скитер, просияв довольной улыбкой. Впрочем, без капли искренности что в улыбке, что в словах. – Какая приятная неожиданность! – с придыханием добавила журналистка, качнув в сторону женщины своим стаканом с зеленым элем с тонким ароматом мяты, корицы и икры. – Вчера здесь был самый настоящий ужас! – громким заговорщическим шепотом поделилась Скитер с пожилой дамой, чуть подавшись вперед к ней, кидая выразительные взгляды и на Розмерту. – Но все, что я видела вчера, я уже отразила в статье. А мои личные переживания за этих несчастных пташек, к сожалению, не имеют никакого веса и не могут быть отражены на страницах газеты, – с наигранной жалостью и показным состраданием произнесла Рита, опустив взгляд и тяжко вздохнув. – Но, миссис Пруэтт, Вы можете поделиться со мной и общественностью своими мыслями по поводу всех этих событий. Как Вы относитесь к решению директора Дамблдора и исполняющего обязанности Министра Магии Руфуса Скримджера приютить в Хогвартсе и Хогсмиде пострадавших из Шармбатона? Не кажется ли это Вам опасным? Одобряете ли Вы подобное рвение помочь всем обделенным в ущерб благополучия наших детей? – словно повинуясь желаниям хозяйки, из ядовито-зеленой сумочки выскользнули блокнот и зачарованное перо – не Прытко Пишущее, а простое, но не менее вызывающее и эффектное. – Не будет ли страшно ли Вам, Мадам Розмерта, выходить на улицу вечерами, когда шарм деревушки разрушится появлением походных палаток вдоль живописных улиц?

+5

6

- Да. Я видела, - она кивнула на аккуратно сложенную газету. Едва ли Рита нуждалась в акафистах из уст кого бы то ни было – хоть, вероятно, была бы и не против оных – и едва ли Розмерта злоупотребляла лестью как инструментом в общении с умными женщинами. – Вы не задумывались о написании книги? Скажем, чьей-нибудь посмертной биографии? Сейчас, несомненно, самое удачное время.
Порой, вечерами, когда ноги в туфлях-лодочках ныли после особо подвижного дня, ведьма вспоминала Скитер. Интересно, как долго еще она собирается быть журналисткой в вечной погоне за сенсацией – днем, ночью, в любую из скверных британских беспогодиц? А как долго сама Розмерта сможет бодро порхать между столиками, не уподобляясь великовозрастной нимфетке? Говорят, француженки не стареют. Еще говорят, что француженки не толстеют. Люди много чего говорят.
Мадам Розмерта улыбнулась, не находя причин оскорблять собеседницу отрицанием очевидных фактов, ведь, как заметили немцы, что знают по-крайней мере двое… Любопытно только, что Рита была первой из посетителей, кто заговорил о вчерашнем происшествии в «Метлах».   
- Скорее, слегка… хлопотные. Назвать гостя «незваным» для меня непозволительная роскошь, - она обернулась на звук дребезжащего колокольчика. Вот и вспомни про волка. - К сожалению.
Уже в первую минуту своего пребывания в пабе Мюриэль Пруэтт начисто уничтожила установленный здесь статус-кво, вобщем-то, ничего для этого и не сделав: молодая парочка, оставив на столе пригоршню мелочи, спешно ретировалась, и еще одна девица, не дожидаясь заказа, незаметно пробиралась к выходу. Громкость голосов в помещении словно кто убавил.
Впрочем, за исключением резкого оттока посетителей, саму Розмерту все вполне устраивало. Опустив забрало в виде непроницаемо-вежливого выражения на добродушном лице, она предпочла не вмешиваться, полностью проигнорировав невербальные намеки Скитер. Тем более, что последняя уже оседлала любимую лошадку и, по всей видимости, не собиралась покидать «Три Метлы» с пустыми руками.   
- «Если», - поправила Розмерта, вставая. – Вид походных палаток меня не пугает.

+5

7

Огневиски - вот чего сейчас хотела Мюриэль, отличное огневиски, то самое, что согреет изнутри, пробежится по венам. Она затянулась еще раз и жестом отправила назад официантку, которая принесла им с Ритой стаканы, сама же Розмерта не удосужилась подойти к столику, в глазах миссис Прюэт это опустило ее в самый низ рейтинга о чем Мюриэль возвестила недовольным покашливанием, но тут же забыла об этом, воззрившись на Скитер и выпустив в потолок струйку густого дыма. Запах хорошего табака заполнил пространство, волшебница придирчиво осмотрела стакан и потом все же протерла его край кружевным платком, который тут же положила на стол, стараясь к нему более не прикасаться как-будто им утерли нищего на улице. - Моя дорогая Рита, если позволите себя так называть, я просто возмущена тем, что делает Дамблдор. Да, отдавая дань его возрасту, конечно можно все списать именно на него, но позвольте, последние поступки никуда не годятся.  Я конечно не против этих несчастных из Шармботона, дети пережили трагедию и мы Британцы всегда готовы оказать помощь и поддержку, однако не притесняя при этом собственные интересы. Она отпила из стакана, и даже не поморщившись проглотила огненный напиток, - Наши дети должны быть в безопасности, но сейчас никто не может этого гарантировать! Кто знает, какие сюрпризы преподнесут нам эти пташки, она многозначительно кивнула Рите, - кто знает. Я бы на месте Скримджера отправила в замок дополнительную охрану из аврорского корпуса,  хотя с поездом конечно они не слишком хорошо себя показали. Но все же пусть такие авроры - это лучше чем совсем ничего. Она вновь затянулась, - Кто знает, какие чары могли на них наложить, они могут оказаться не так безобидны. наши дети в опасности и я с этим разберусь, как представитель Попечительского совета Хогвартса. Она положила руки на стол перед собой и чуть склонилась в сторону Риты, словно собираясь поведать той страшную тайну - но меня, милая, волнует не сколько вопрос беженцев, а сколько то, что в Хогвартсе делает представитель семейства Мантер? Я полагаю вам известно, что за человек был Харфанг Мантер? О, я знала его лично, сильнейший волшебник, очень одаренный маг, любивший специализироваться на непростительных заклятиях и темной магии. Да-да, он практиковал и то и другое, именно он ввел в Дурмстранге Дуэльные клубы и Темные искусства, как дисциплину! Так же он был знаком с самим Геллертом Грин-де-Вальдом и поговаривают, что очень близко. Мне кое-что известно от одной из моих кузин, кто породнилась с Мантерами лет пятьдесят назад. Она многозначительно приподняла бровь, - Так, вот, возвращаясь к Серафине Мантер, то поговаривают, что это сам Харфанг только в юбке. Она едва ли не единственная из всей семьи пошла в него полностью, основательно занимаясь Темными искусствами, более того. как поговаривала моя кузина, - Мюриэль затянулась трубкой и выпустила облачко ароматного дыма - говорят, что у Мантер были близкие отношения с самим Каркаровым, ну уж вам то должно быть известно в чем его обвиняли. Их постоянно видели вместе и это вызывало недовольство семьи, но только в том, что Игорь Каркаров был так сказать ниже статусом, то есть не ровня по происхождению самой Серафине. Ну а в остальном, он видимо их устраивал. Миссис Прюэтт удовлетворенно откинулась на спинку стула и вновь пригубила стакан с огневиски, - Поверьте, Рита, эта Мантер еще себя покажет и боюсь, последствия будут плачевными. Альбус Дамблдор пригрел на груди даже не гадюку, а что ни наесть самого настоящего тайпана! Вот она настоящая опасность, - Мюриэль как-будто подчеркивая свои слова воздела палец кверху.

+3

8

Звук тонкого пера, поскрипывающего по бумаге и оставляющего за собою черную тень чернил, тонул в гуле голосов «Трех Метел». Изящные завитки, выскальзывающие из кончика пера, слагаются в слова, затем в фразы, образуя предложения, которые в скором времени отпечатаются типографской краской на пожелтевших страницах газетной бумаги. Темно коричневое перо, срезанное наискось и разделенное на две острых половинки, стало пишущим инструментом в невидимых руках, записывая мысли Мюриэль Пруэтт и Мадам Розмерты, повинуясь бессловесной воле Риты Скитер.
- Мадам Розмерта, – вежливо, почти томно потянула Рита, улыбнувшись и накрыв руку Розмерты своей ладонью, словно демонстрируя снисхождение и заботу, - боюсь, Вы плохо представляете себе масштабы бедствия, – мягко произнесла журналистка, убирая свою руку с руки хозяйки бара и хитро улыбаясь ей, позволяя уйти, если она того желает.
Речи госпожи Пруэтт были едва ли не сладким нектаром, так радующим Риту Скитер. Перо усердно скрипело справа от журналистки, взявшей в руку стакан с огневиски, пригубливая напиток. Над их столиком разрасталось облако табачного дыма, выпускаемого изо рта пожилой дамы и змеевидной струйкой поднимающегося из конца трубки.
- Да что Вы говорите! – пораженно воскликнула Рита, стукнув стаканом о стол и подавшись чуть вперед, показывая удивление, восхищение, оживление, вызванные словами волшебницы о семействе Мантер. Показательное выступление, однако, внутри все действительно запело, предчувствую хорошую статью и яркие заголовки. Интересный сюжет вырисовывался как узор инея на стекле. – Я встречала вчера Серафину Мантер, но, к сожалению, пообщаться с ней мне не удалось, – с наигранными нотками сожаления посетовала Рита, медленно откинувшись на спинку стула и манерно закинув ногу на ногу, ознаменовав это действие едва слышным скрежетом кожи сапог. – Надеюсь, госпожа Пруэтт, Вам удастся поговорить с директором Дамблдором и вразумить его. Такая опасть! Тем более, в такие неспокойные времена, – журналистка прицокнула язычком и покачала головой. – Я же, в свою очередь, сделаю все от меня зависящее, чтобы общественность узнала о подобном произволе. Темный волшебник в Хогвартсе! Немыслимо! – последнее слово произнесено было настолько елейно, что даже глуховатый человек мог заметить нескрываемый восторг Риты Скитер, допившей свой огневиски едва ли не одним глотком. Кинув на стол несколько монет, журналистка медленно поднялась, пробегаясь пальчиками по вороту своей блузы и, подхватив со спинки стула мантию с меховым воротником, накинула ее себе на плечи. Перо и исписанный лист бумаги юрко исчезли в сумке журналистки. – Я так рада была встретить Вас, миссис Пруэтт, – широко улыбаясь и сверкая взглядом за стеклами очков, восторженно и с придыханием произнесла Рита, подходя к женщине чуть ближе. – Ожидайте завтрашний утренний выпуск Пророка, – игриво подмигнув, Скитер повернула голову, моментально находя взглядом Розмерту. – Всего хорошего, Мадам Розмерта. Как-нибудь загляну к Вам еще, и мы с Вами очень мило поболтаем, – фривольно поиграв пальчиками в воздухе, прощаясь, журналистка покинула заведение, заставив дверной колокольчик вновь содрогнуться от ворвавшегося в помещение морозного воздуха, когда дверь открылась, выпуская Риту Скитер, вскоре растворившуюся в толпе.

+4

9

Мадам Розмерта искренне полагала, что ее невозможно поставить в неудобное положение. Тем более, на ее же собственной территории. Однако, как говорят оптимисты, нет ничего невозможного.
Действуя на опережение, Анна принесла гостье огневиски, тем самым предоставив владелице паба нелегкий выбор между соблазном «уйти» и любопытством «остаться». После отчаянной борьбы, в ходе которой ведьма поправила платье и стряхнула эфемерную пылинку с рукава, второе одержало победу над первым. Розмерта опустилась обратно на свой стул рядом с утопающей в дымных кольцах Мюриэль, откинулась на спинку, почти что заворожено наблюдая, как буквально из ничего стремительно рождается завтрашняя статья. Возможно, касаемо масштабов Рита и была права, но в государстве Розмерты не существовало ни политики, ни бедствий и, как ни странно, это помогало, а не мешало. При упоминании фамилии Мантер, она, не скрывая улыбки, подтянула к себе газету, чтобы еще раз взглянуть на черно-белую, практически безликую сепию. Право, познакомится с этой особой хотелось все больше и больше. 
Но, не прошло и нескольких минут, как, выжав из ситуации все что можно, Скитер заторопилась, в чем Розмерта ее мысленно упрекнула.
- До встречи, Рита, ловлю на слове, - ведьма махнула на прощание и, переведя взгляд на Мюриэль, всплеснула руками:
- Мисс Пруэтт! Какая неожиданность, давненько я Вас не видела!

+3

10

Мюриэль сначала озадачилась столь быстрым уходом Риты, волна раздражения и негодования стала подниматься от груди, но Прюэтт тут же подавила в себе эмоции, списав такое отношение на недостаток воспитания и не чистую кровь. все же она была поклонницей Риты, а кумирам прощают если не все, то очень многое. На сегодня Мюриэль было достаточно, что она высказалась по поводу того, что ей не нравится, возможно это будет напечатано. Да впрочем, почему возможно? Точно! Это будет напечатано! И точка!  Волшебница даже не сомневалась. что в Пророке появятся ее изобличительные слова.  Она проводила Риту взглядом и вежливо распрощалась, - несомненно я донесу до Альбуса, какую ошибку он совершает! Если это будет необходимы, то я дойду до Министерства Магии, а уже как надавить на них, поверьте Рита, я знаю, - Мюриэль многозначительно улыбнулась.  И теперь развернулась к Розмерте, - давненько? Волшебница хмыкнула, - уж если не столь веская необходимость, то я бы не заглянула сюда еще несколько лет, - Она  выпустила колечко дыма, - у Вас милочка превосходный огневиски, но остальное напоминает вертеп, она ткнула в сторону парочки, которая нежно обнималась в одном из уголков, в надежде на то, что они сокрыты от чужих глаз. Однако от взгляда Мюриэль не так то легко было скрыться и пусть объятия были совсем невинными, но в устах и взгляде миссис Прюэтт они были крайне возмутительными. - Какое непотребство! Впрочем, что еще ждать от подобного заведения, она посчитала своим долгом донести до Розмерты, на сколько упали нравы. Мюриэль, обладая всеми своими качествами, которые заставляли трепетать тех, кто был с ней знаком. считала своим долгом разобраться со всем и со всеми. - Помяните мое слово, милочка, если так пойдет и дальше, то вы останетесь у разбитого корыта.
Она еще долго могла разоряться на тему "кто виноват и что делать", но памятуя о том, что ей предстоит более важное дело, а именно встреча с Дамблдором, решила не трепать свою жертву и милостиво, величаво поднялась со стула, накидывая на плечи мантию, и еще раз смерив Розмерту и заведение взглядом, не обещающим ничего хорошего, кривя губы и постукивая тростью, покинула паб. Те, кто были внутри вздохнули с облегчением, казалось этот вздох разнесся по Хогсмиду, Мюриэль Прюэтт шла по одной из дорожек и оп странному стечению обстоятельств, как ей казалось, не встретила никого из знакомых. Перед ней улица замира, а после того, как ее шаги стихли вдали, она вновь ожила и тоже выдохнула. Над Хогсмидом повисло одно слово - Мюриэль.

+4


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 21 января 1997 года » 21.01.97: Популярность никак не связана с добропорядочностью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC