Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - NPC до 23/03
Охота на волков - Antonin Dolohov до 21/03
Крепость держат не стены, а люди - Lord Voldemort до 21/03
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 22 января 1997 года » 22.01.97: Знаете ли вы хогвартскую ночь?


22.01.97: Знаете ли вы хогвартскую ночь?

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ ХОГВАРТСКУЮ НОЧЬ?
http://i9.pixs.ru/storage/3/6/0/250x43xtum_3493299_21158360.gifhttp://i11.pixs.ru/storage/2/6/7/250x133xgH_3733610_21158267.gif

Участники эпизода в порядке очередности: Aurora Sinistra, Astoria Greengrass, NPC
Краткое описание эпизода: Знаете ли вы хогвартскую ночь? О, вы не знаете хогвартской ночи! Всмотритесь в нее. С середины неба глядит месяц. Необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Горит и дышит он © Астрономия – прекрасный предмет. Точный, но романтичный. Бескрайний. Единственный предмет, который проходит ночью, когда на небе зажигаются звезды. Но в молодых, горячих головах куда больше романтики, нежели тяги к знаниям. Астория Гринграсс девочка старательная, но с астрономией на Вы. Аврора Синистра, заметив отстающую ученицу, предложила ей возможность подтянуть свои знания: посетить дополнительный урок вместе с еще несколькими отстающими студентами. Но недавний эксцесс ставит под сомнение присутствие мисс Гринграсс на факультативе. Ее никто не ждет. Однако, девушка все равно приходит, удивив этим всех присутствующих.
Дата, время и место: 22.01.1997 г., среда, поздний вечер - до полуночи. Хогвартс. Астрономическая башня.
Рейтинг эпизода: PG-13
Возможность участия "Перста Судьбы": да
Тип квеста: сюжетный

+2

2

Вечер. Самое время выбросить из головы всю суету дня и окунуться в мир собственных мечтаний. Ну или же приступить к их воплощению. Обычно в этот час ученики и учителя забывают об учебном процессе и принимаются жить какой-то другой собственной жизнью. Все это никогда не касалось Авроры. Профессор Астрономии по вечерам своеобразно возрождалась словно феникс из пепла. Что толку рассматривать звезды утром? Нет, самое время заняться этим сейчас, когда небосвод уже накрыла темнота.
Ясно. Хорошо, - подумала Аврора, выглядывая в окно. Зачастую плохая погода становилась немалой помехой при наблюдении за звездами, но сейчас все было как надо, практически идеальные условия. Всегда бы так. Нет, конечно, нет, нельзя небу всегда быть ясным. Туман и грозовые тучи по-своему привлекательны и способны навеять самые интересные мысли на любого, кто вдохновляется на размышления видами на природу.
Однако сегодня профессор Синистра не собиралась просто наслаждаться видами. Она назначила дополнительное занятие ученикам, которые немного отставали по ее предмету. Аврора никогда не жалела времени на отстающих, она любила свою работу и своих студентов. К тому же после многочисленных уроков, на которых присутствует большое количество человек, ей хотелось чего-то менее многолюдного. Так уж заведено: учитель либо в толпе, либо один. Правда студенты редко задумываются об этом, да оно в общем-то и к лучшему.
Назначенный час занятия стремительно приближался. До прихода студентов оставалось минут 10-15. Аврора всегда четко следила за временем. Может показаться, что даже на мысли о вечном у этой женщины отведено определенное количество минут. Так уж повелось. Астрономия - наука точная, склад ума обязывает...
Профессор подошла к полкам с учебникам и задумчиво посмотрела на корешки книг. Огромное количество учебных пособий, но нельзя ведь учить по всем сразу. Аврора выбрала книгу, которая на ее взгляд сейчас могла бы помочь студентом понять и выучить то, что не давалось им до этого. Можно было взять книгу, не вставая со стула. Магия позволяла многое. Но женщина иногда любила забыть о том, что она маг, и почувствовать себя просто человеком.
Затем Аврора направилась к телескопу. Можно бесконечно долго о размышлять о том, как дорог и мил этот предмет для учителя Астрономии, но помимо любви Аврора также проявляла к нему много заботы и внимания. Она осматривала его на предмет трещин и царапин каждый день. Еще бы, им пользовались студенты, которые не всегда отличаются аккуратностью и грациозностью. Пару раз профессор Синистра наблюдала, как один очень активный гриффиндорец пятился назад, споткнулся и... смог удержать равновесие в нескольких миллиметрах от телескопа. Все это происходило несколько секунд, но Аврора созерцала картину словно в замедленной съемке. Страшно, очень страшно.
Телескоп оказался в полном порядке. Женщина настроила его так, чтобы хорошо просматривалось определенное созвездие, а потом направилась обратно к своему столу. Там ее еще ждали непроверенные домашние задания, и Аврора принялась за чтение. Перо, стоявшее рядом в чернильнице, то и дело взмывало в воздух, ведомое рукой женщины, и поскрипывало, выписывая исправления неточностей и ошибок.

+4

3

Два дня уже прошло с прибытия новых учеников в Хогвартс, а замок все еще кипел от новостей. На завтрак, обед и ужин им поставлялись новые сплетни, раздутые факты и откровенные выдумки, а студенты Шармбатона все еще были ниже травы, тише воды и как будто боялись даже первогодок, которые сами шарахались от них. В общем ситуация к учебе не располагала, а скорее разлагала, но Найджел был не из тех, кто сдается под натиском обстоятельств, он твердо пообещал себе в этом году взяться за ум. Прямо на Рождество и пообещал. Он хотел стать аврором, как и его кумир, Гарри Поттер, жаль только занятия АД в этом году больше не продолжились... Но за поднятым уровнем в Защите, Найджел стремительно опустил свой уровень в Астрономии. А ведь он любил ее! И профессора Синистру. Она была очень милой женщиной. И красивой.
Увлекшись мыслями о небесных светилах, бороздящих просторы бескрайнего космоса, гриффиндорец вприпрыжку влетел на площадку Астрономической башни.
- Доброй ночи, профессор! -  искрясь неподдельной улыбкой, выпалил он на ходу.
До полуночи оставалось еще совсем чуть-чуть, а он пока был единственным, кто пришел на занятие, поэтому не спеша достал из сумки свернутый пергамент, на котором должна была бы быть карта звездного неба, но на деле же там были только каракули, соединенные дрожащими линиями... Найджел отчаянно нуждался в дополнительных занятиях!
[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

Отредактировано NPC (2016-03-19 14:18:06)

+2

4

Время подошло, и пришла пора студентов появляться в Астрономической башне. Первым оказался Найджел Уолперт. Милый мальчик, добрый, только немного суетливый. Причем непонятно, суетлив ли он просто потому, что активен по жизни или потому что все время о чем-то волнуется. Аврора надеялась, что причина все же в первом пункте.
- Доброй, - ответила профессор и улыбнулась в ответ. Ей нравилось, что на дополнительные занятия к ней студенты приходят, улыбаясь. По сути это должно быть неприятно - тратить свободное время снова на учебу. Аврора, еще сама будучи студенткой, видела, что некоторые ученики идут на уроки, словно на плаху, но сама она такого отношения не понимала. Ты ведь учишься, развиваешься, получаешь знания, познаешь что-то новое. Нельзя равнять всех по себе, - постоянно напоминала себе Аврора. Люди очень разные, кто-то счастлив по каким-то другим причинам. В том, чтобы не судить людей, Аврора преуспела. Но сейчас она просто чувствовала радость от того, что по крайней мере сейчас в воздухе не витает недовольство студентов.
- Мы еще немного подождем других студентов и начнем, хорошо? - спросила профессор. Конечно, это звучало скорее как констатация факта, но женщина не могла позволить себе невежливость. - Если у тебя есть какие-то конкретные вопросы, мы можем обсудить их. Может ты не понимаешь определенной темы или не можешь сделать конкретный подсчет. Я готова ответить на любые вопросы. Хочешь чаю?
На уроках по расписанию Аврора не занималась тем, что поила студентов чаем. Не Прорицания ведь она ведет, чаинки не понадобятся. А постоянные чаяпия в классе вряд ли бы одобрялись руководством в школе. Зато сейчас к этому процессу не было никаких препятствий.
Пока Найджел раскладывал на столе свои вещи, Аврора подошла к маленькому столику, заглянула в заварочный чайник и убедилась, что он полон. Чашечки аккуратно стояли рядом и ждали, пока кто-нибудь их использует.
Слегка развернувшись, почти украдкой, профессор бросила взгляд на карту, которую достал Найджел. Проблемы были на лицо. Ни то, чтобы у Авроры обладала сверх-способностью быстро проверять работы на расстоянии, но даже сама манера, в которой было выполнено задание, не оставляло сомнений в том, что в работе есть ошибки. Неуверенный "почерк" (если так можно выразиться, говоря о черчении карт) говорил о том, что студент и сам ставил под сомнение свои знания и умения. Ну ничего, он и пришел сюда, чтобы что-то исправить...
Аврора не стала настаивать на немедленном рассмотрении карты Найджела. Всему свое время.

+3

5

Долго. Как же мучительно долго тянется время. Впрочем, Астория не жаловалась. Она прекрасно проводила время, свернувшись клубочком на больничной койке и то и дело отправляясь путешествовать по мирам Морфея, неизменно возвращаясь из них еще более уставшей и изможденной. Стоило закрыть глаза, как перед мысленным взором тут же появлялось безумное лицо той незнакомки, а в ушах снова звенел крик профессора Трелони. Несмотря на капризы и причитания младшей Гринграсс, Мадам Помфри было не до нее: в больничном крыле до сих пор было достаточно студентов Шармбатона, которым лихо досталось во время нападения оборотней на Хогвартс-Экспресс. Эта суета раздражала. Но это раздражение помогало отвлечься от гнетущих мыслей. Однако терпеть это безобразие сил не было, поэтому Астория, собрав свои вещи и переодевшись в свежую одежду, которую услужливо принесла Дафна, подозрительно-искренне переживающая за младшую сестру, незаметно и, не ставя никого в известность, покинула Больничное крыло с наступлением темноты.
Была ли причина только в скуке? Конечно же нет! Терпеть причитания французов, лежа под теплым одеялом и не думая об учебе, не так уж и плохо. Но проблема крылась в другом: ни Дафна, снисходительно выслушавшая утром свою сестру с взглядом, словно слушала умалишенную, ни Мадам Помфри, осматривавшая Сивиллу Трелони той же ночью, что и саму Асторию, ни сама профессор Трелони, к которой девочка кинулась, стоило увидеть ее в этих пропахших лекарствами стенах, не понимали, о чем говорит слизеринка. Если неверие сестры и медсестры понять можно, то удивленный взгляд и нелепое щебетание профессора Трелони были ударом в спину. Но выяснить детали у преподавательницы Астория той ночью не успела: искусно сваренные профессором Снейпом зелья, влитые изможденной Мадам Помфри в слизеринку, начали свое действие, погружая девушку в глубокий сон без сновидений.
Утро вечера мудренее, говорили они. Проблемы решатся, говорили они. Единственный вывод, который смогла сделать Астория, проведя день на больничной койке и рассказывая каждому желающему слушать ужасы прошлой ночи, это то, что все врут. А врунишкой почему-то считают именно ее. Это ранило. Это-то и сподвигло слизеринку покинуть Больничное крыло при первой же удачной возможности. После отбоя. Ближе к полуночи. Нарывается на очередной штраф и наказание, скажете вы? И ошибетесь – на этот раз у Астории Гринграсс есть  идеальное прикрытие. О котором девушка совершенно забыла, но все-таки так удачно вспомнила.
Прогулять или не прогулять? Вот в чем вопрос. Будь Астория в другом моральном состоянии, она бы, естественно, прогуляла. Несмотря на свою старательность и добропорядочность. Тем более она знала, что ее не ждут: по прогнозам Мадам Помфри слизеринка должна была провести в койке еще ночь. Но все-таки ноги сами понесли девушку в сторону Астрономической башни. Моральное состояние было хуже некуда: и все усугублялось тем, что она вновь шла одна по пустынным коридорам замка. Младшая Гринграсс вздрагивала от каждого шороха, скрипа, то и дело озиралась, а в голове звучали теперь помимо страшных криков еще и осуждающий шепот тех, кто не верил ей. Всего за день окружающим почти удалось убедить саму Асторию в том, что ей все привиделось.
- Прошу прощения за опоздание, – отворив дверь и войдя, тихо извинилась Астория, стараясь, чтобы голос звучал как подобает: вежливо, с минимум эмоций, по-чистокровному высокомерно. Тем более сейчас, когда даже эти несчастные французы не верят тому, что слизеринка ночью повстречала в стенах замка инфернала. А в том, что незнакомка была именно им, Астория практически не сомневалась. В кабинете было всего несколько учеников – таких же отстающих в учебе, как и сама Астория. И, кажется, она пришла как раз тогда, когда профессор Синистра угощала всех чаем. Стараясь ни на кого особо не смотреть, гордо вздернув носик, Гринграсс прошла к суетливому, немного зашуганному мальчику с эмблемой Гриффиндора на мантии, доставая… в общем-то, ничего не доставая. – Простите, я… забыла свою сумку, – правдивый ответ, типа «я только что сбежала из Больничного крыла», явно никому особо не понравится. Хотя, в общем-то, факты были на лицо, но сознаваться – это уже крайность.

+3

6

Разыскивая перья, видавшие виды, а иногда и сталкивающиеся с зубами Найджела, он почти полностью скрылся в свой сумке, по крайней мере, ему так казалось, так как голова его там утонула точно. Перекрыв себе весь свет своей же собственной головой, он пытался найти эти перья разве что по запаху чернил и разумеется, ткнулся кончиком носа в чернильницу, где его и застал вопрос профессора про чай. Выпорхнув из собственного портфеля, он сидел, глупо улыбаясь.
- Я с удовольствием, - мгновенно выпалил он, но тут же поймал себя на мысли, что если профессор предложила это из вежливости и вовсе не собиралась поить всех отстающих чаем, а он как самый невоспитанный, даже не подумал вежливо отказаться, поэтому тут же затароторил, неуверенно комкая в руках ворот мантии, - не стоит утруждаться, если вы просто так, то я и не хочу чай, обычно я пью чай за ужином, а потом иногда в гостиной старосты нам делают чай, чтобы согреться, в башне иногда бывает холодно и мы сидим и хлюпаем носами, а Гермиона обязательно заваривает нам чай, чтобы мы "не смели прогуливать из-за прохудившихся носов", только сегодня я не успел выпить, поэтому я и согласился, но если вы... - внезапно выдохнувшись, Найджел наконец обратил внимание на профессора Синистру, которая уже подошла к чайнику и не выглядела раздосадованной от того, что ей придется поить кого-то чаем, поэтому перешел с обсуждения своих факультетских будней на дела насущные:
- У меня почему-то Меркурий никак не укладывается в один год, он все движется и движется... - проследив пальцем по своей карте с траекторией Меркурия, которая была похожа на полет взбесившегося шмеля, Найджел припомнил как выписывал координаты из учебника, воображая себя великим арором, сражающимся с Пожирателем и теперь движение Меркурия стало напоминать ему траекторию уходящего с линии огня бойца. Увлекшись собственными наблюдениями, Найджел и заметить не успел как рядом с ним образовалась слизеринка на год старше. Без сумки. Зачем спрашивается пришла? Он заметил, что среди отстающих был один ее ровесник, который смотрел на нее во все глаза, будто увидел то ли привидение, то ли решил, что она ему привиделась. И тут Найджел припомнил как кто-то из девчонок говорил, что с французами в Больничном крыле со вчерашней ночи отлеживается еще одна слизеринка. Неужели она? Уолперт скептически воззрился на свою соседку, задав вполне закономерный вопрос:
- Ты здорова? - а то мало ли что, а ему потом Грейнджер за любой неположенный чих выговор делать будет.

[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

+2

7

Постепенно Астрономическая башня пополнялась новыми личностями. Ночь, а тут люди проявляют активность. И ведь не ночной маггловский клуб с танцевальной музыкой, а учебное заведение. Удивительное все-таки место Хогвартс.
Найджел проводил в своей сумке археологические раскопки. Авроре пришло в голову сравнение с молодыми девушками, которые носят в дамской сумочке... примерно все. При этом, когда им нужно что-то достать, например, помаду, они вытряхивают все содержимое и обнаруживают, что помаду-то как раз не положили. Неважно. Найджел копался в сумке более мужественно, и профессор удержалась от того, чтобы рассмеяться и поделиться своей мыслью вслух.
Ответ на предложение о чае оказался чуть более длинным, чем ожидала Аврора. Пока Найджел говорил (и говорил и говорил) она внимательно смотрела на него. У кого-то при этом взгляд мог быть с оттенком сарказма, но профессор находила такую манеру поведения мальчика довольно милой. Кажется, он оправдывался. Аврора улыбнулась, наполнила чашку чаем и поставила ее перед студентом, а затем посмотрела на его карту повнимательнее.
- Может быть ты неправильно переписал расстояние между Меркурием и Солнцем в самой близкой и самой дальней точке его орбиты? - спросила она и сделала шаг назад, чтобы не создавать впечатление, что она нависает над несчастным мальчиком и давит на него.
В этот момент в башне появилась Астория. В событиях, случивших накануне, Аврора еще разобраться не успела, а потому сейчас ее скорее волновало то, что студентка появилась в классе без каких-либо признаков подготовки. Во всяком случае сумки при ней не было. Показать удивление профессору не удалось, поскольку Астория сама извинилась и призналась в своей оплошности.
"А голову ты не забыла?" - спросил бы какой-нибудь маггловский преподаватель, но профессор Синистра считала эту фразу слишком нелепой. Не Безголовый же Ник пришел к ней на занятие.
- Если бы сейчас был обычный урок, я бы сняла баллы со Слизерина, - с ноткой строгости сказала Аврора. Расслаблений и неуместного поведения она не любила. - Но поскольку сейчас дополнительное занятие, просто возьми с полок пергамент и чернильницу с пером, и будем считать инцидент исчерпанным.
На одной из полок действительно стояло несколько чернильниц, а рядом аккуратно сложенным лежали листы пергамента. Астория была не первой, кто забыл что бы то ни было.
Найджел спросил у слизеринки о ее здоровье. Аврора была признательна ему за это, поскольку сама хотела спросить бы тоже самое, а теперь получила шанс созерцать и делать выводы. Одна из любимейших манер поведения женщины, что тут сказать. Если кто-то болен, нужен отправить его в Больничное крыло. Пренебрежение к своему здоровью в этой, да и многих других, ситуации ни к чему.
В любом случае надо дать студентам время устроиться. Беготни, сборов и прочей суеты во время уже начатого занятия Аврора допустить не могла.

+3

8

Неуютно. Опрометчиво придя на дополнительный урок с пустыми руками, Астория действительно почувствовала себя неуютно. Слегка покраснев и ничего не сказав, лишь кивнув в знак признательности, она гордо прошла к полкам, взяв с них все необходимое, даже не очень долго выбирая себе перо, которые, в общем-то, все были одинаковыми: чуть более потрепанные, чуть менее потрепанные. Вернувшись на свое место, Гринграсс услышала вопрос гриффиндорца, заданный с явной опаской: будто бы она заразна и опасна для общества. Возмущенно вздохнув, девушка глянула на мальчика сверху вниз – ну, глаза в глаза, так как роста они были примерно одного – и недовольно поджала губы, как делала это профессор МакГонагалл.
- Да, здорова, благодарю, – сухо ответила слизеринка, смерив гриффиндорца красноречивым взглядом и медленно, с чувством собственного достоинства, отведя от него взгляд, разглаживая перед собой пергамент и закрепляя один его конец баночкой с чернилами, чтоб не сворачивался. – Всего лишь неприятная встреча с инферналом в школе, – голос звучал одновременно и обыденно, и в то же время с явным намеком шокировать. Хотя ничего подобного сама Астория не желала.
Инфернал. Девушка была не уверена в собственных выводах, но те ощущения, что возникли от прикосновения к собственной волшебной палочке, которой недолго, но все-таки пыталась колдовать та незнакомка, все еще были свежи в памяти и единственная ассоциация, которая приходила на них, это смерть. Впрочем, вполне вероятно, что это был не инфернал, а всего лишь заблудившаяся и замершая шармбатонка, отчаянно требующая себе внимания и молящая о помощи. Правда, ни французской, ни тем более британской речи изо рта той незнакомки не вырвалось. Только леденящий душу смех и безумный взгляд. Передернув плечиками от воспоминаний, Астория подняла взгляд на преподавательницу.
- Профессор Синистра, – стараясь не обращать внимания на взгляд своего сокурсника, на которого ранее смотрел этот маленький суетливый гриффиндорец, Гринграсс обратилась к знатокам, решив как минимум отвлечь внимание от себя, как максимум – напомнить всем, зачем они все тут собрались. – Признаться… – в этот момент Астория поняла, что придется признаваться в том, что она чего-то не поняла, а делать это на глазах у третьекурсника как-то вот совсем не улыбалось. Вновь взглянув на мальчишку рядом, слизеринка выдержала паузу, словно бы подбирая слова. Вздохнув, она все-таки закончила, – мне задали вопрос, а я не смогла на него полно ответить, – решила начать издалека и медленно подобраться к своему незнанию, - про звёздные и солнечные сутки. Так вот… механика подсчета и определения мне, конечно же, понятна, – без должной уверенности в голосе, - но вот куда деваются 4 минуты из этих суток, я не смогла… – понять? – определить, – так звучит как-то лучше.
На самом деле проблема крылась в том, что надо выбрать звезду и зафиксировать ее положение на небе. В теории все понятно, но когда дело доходило до практики – начинался апокалипсис. Выбрать звезду? Зафиксировать ее? Определить ее положение спустя 23 часа и 56 минут? Да вы издеваетесь, наверное?! Миллиарды звезд, а тебе надо найти одну единственную, которую ты, в общем-то, сама же ранее и выбрала! Все-таки астрономия – грустная наука. Но отвлечься от ужасов прошлой ночи она должна была позволить. Равно как и отвлечься от того, что всего мгновение назад сама же Астория заявила, что по школе гуляет инфернал. Подумаешь, мелочь какая.

+3

9

- Может быть..., - в серьез задумавшись над словами профессора Синистры, Найджел прихлебывал чай из полученной чашки, когда его ход мыслей внезапно перетек от Меркурия и Солнца к размышлениям о бисквитном печенье, которое как нельзя лучше подошло бы к чаю. Однако и на этой мысли он не задержался, решив побыть добрым самаритянином и одолжить слизеринке одно из своих выживших перьев, которое он в нелегкой схватке отвоевал-таки у сумки, как профессор предложила ей воспользоваться одним из запасных, что лежали на стеллаже и дожидались своего очередного нерадивого обладателя. В данном случае обладательницу, которая буквально выбила почву у Найджела из-под ног, сперва благородно успокоив тем, что здорова, а потом резко сообщая об инфернале в Хогвартсе.
- Правда? - медленно, полу-шепотом, не то от страха, не то от интереса, придвинувшись чуть ближе и едва ли не заглядывая в рот, спросил Найджел. И тут же перевел взгляд на профессора Синистру, ожидая подтвердит или опровергнет. Слизеринкам веры нет. Тем более, что та, словно и не она только что сообщила о живом мертвеце, заговорила о звездах.
Признаться, Найджела сильнее напугало второе. Ибо представив, что ему предстоит столкнуться с "этим" уже на будущий год, он предпочел бы столкнуться с инферналом. Поэтому, уже привычно разинув рот, который к тому моменту изрядно пересох от такой повышенной внимательности, он уставился на преподавателя, как на единственную, кому здесь можно верить. И не сводя взгляда, допил остатки чая одним глотком, от чего тут же закашлялся и по случайности облил парой капель, брызнувших из носа, свою соседку.
- Извини...те, - виновато промямлив, он все-таки решил обращаться к ней на "вы". Хоть она и была ненамного его старше, а по высоте и вовсе не превышала, он успел это проверить, случайно притеревшись к ней плечом, пока она раскатывала свой пергамент, но смотрела на него настолько свысока, что рядом с ней он сам себе казался маленьким несмышленым мальчиком, каким привык себя чувствовать разве что в обществе учителей, но никак не студентов.
[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

+2

10

Найджел видимо принял решение отложить пересчет своих данных до лучших времен. Да, девочки всегда занимали мальчиков больше, чем звезды. Причем мальчики даже могли этого не осознавать. Аврора давно перестала винить молодых людей в этом. Все равно, что винить человека в том, что у него две руки, а не семнадцать.
За очень короткий промежуток времени студент умудрился устроить настоящую активную деятельность: посмотреть туда-сюда, найти перо, подавиться... Профессор проследила за тем, чтобы Найджел пришел в себя. Поперхнуться можно очень неудачно, но студент, кажется, вошел в нормальный ритм дыхания.
Студентка Слизерина тоже привлекала к себе внимание. Фразу об инфернале Аврора оставила без внимания. Видимого внимания, хотя в собственной голове она прокрутила сразу несколько вариантов того, что все это могло значить. Обсуждать появление неожиданных существ в школе с группой студентов она не собиралась. Профессор Синистра решила поговорить об этом лично с Асторией после занятия, если до того момента все не прояснится.
Слизеринка попыталась вернуть урок в привычное русло. Идея была превосходная. На уроке Астрономии надо, как ни странно, заниматься Астрономией. Манера возвращения к истокам правда заставила Аврору улыбнуться. Гордость представителей факультета Салазара была непобедима и неискоренима. Они с трудом могли признаться в том, что чего-то не смогли и не поняли. Из этого вытекало много проблем, в том числе педагогических. Ошибки гораздо проще исправлять, когда понятно, что это за ошибки.
- Отличный вопрос, мисс Гринграсс, - профессор вернулась к своему столу. - Дело в том, что человечество научилось считать время в секундах, а более мелкое деление подвластно лишь людям, занятым глубоко в науке. Из-за того, что мы не можем постоянно высчитывать доли секунды, 0,000016, например, возникают погрешности. Эти погрешности и дают нам время от времени лишние минуты. Ведь звездные и земные сутки - это далеко не 24 часа, как на Земле. Это намного больше. Стало немного понятней?
Профессор сделала паузу. Она всегда старалась говорить на понятном языке и не злоупотреблять сложными терминами. Чтобы окончательно погрузить всех в атмосферу занятия Аврора решила задать вопрос.
- Кстати кто-нибудь знает или может быть теперь догадывается, почему раз в четыре года в феврале не 28, а 29 дней?
Профессор удобно устроилась на своем стуле и уперлась локтями в стол. Женщина переводила взгляд с одного студента на другого. Ее все еще волновало то, что в Хогвартсе за последнее время происходит слишком большое количество странностей. Слишком большое даже для магической школы. Хогвартс, каким Аврора помнила его, только устроившись сюда работать, стал другим. Напряженность, неизвестность, отсутствие хоть сколько бы то ни было понятного развития событий - вот, что сейчас ощущалось в школе. Аврора любила загадочность, но не такую. Однако свои переживания педагогический состав должен был оставлять при себе и делиться им в исключительно тесном кругу и не создавать панику.

+4

11

Астория в ужасе смотрела, как этот гриффиндорец прикидывается новорожденным, делающим первый вдох и пузырящимся чаем из носа, рта и куда он там еще у него попал. Стараясь сохранять хладнокровие, хотя изумленный и возмущенный взгляд весьма красноречиво говорил обо всех мыслях Гринграсс, которые роем разбуженных ос жужжали в голове, слизеринка педантично и брезгливо смахнула капли с мантии, хотя они уже впитались, после чего, вынув из кармана чистый, белоснежный кружевной платочек, передала его гриффиндорцу.
- Будь осторожен, – сухо произнесла Астория, смерив его очередным недовольным и высокомерным взглядом, - от чая и умереть можно, – добавила девочка, коварно улыбнувшись уголками губ и сверкнув глазками. – А Мадам Помфри сейчас так занята: Шармбатонцы все еще в лазарете, а с этой безумной, нападающей ночью на студентов и профессоров, точно прибавится клиентов у нашей медсестры, – решив окончательно запугать всех и заодно поделиться пережитым, словно это ничего не значило для самой Астории, которая при воспоминании о той незнакомке испуганно замирала внутренне, мимоходом произнесла слизеринка, медленно отведя взгляд от гриффиндорца и выразительно взглянув на замершего в стороне сокурсника.
Затем, словно ничего и не произошло, она вновь обратила внимание на преподавательницу, которая смогла объяснить так, что понял даже Астория. Ну, почти поняла: вопрос о том, как запомнить выбранную звезду и потом идентифицировать ее на небосводе, чтобы все подсчитать, так и остался за гранью понимания. За гранью возможного. В общем, Астория решила, что на свидания на астрономическую башню или в прочие места, где можно созерцать ночное небо, она ходить точно не будет. А то вдруг ухажёр окажется романтиком-знатоком и скажет такой: «Посмотри на этого Канопуса!», а ты знать не знаешь, где этот Канопус должен быть, как выглядит и почему его так смешно назвали. Неловко как-то будет. Зато хоть стало понятно про время. Но счастливые часов не наблюдают!
- Потому что Земля так медленно крутится, что за 4 года набираются лишние сутки? – предположила Астория, элегантно взмахнув кистью, будто бы рассуждая, но по нелепой случайности заехав соседу по носу. – Ой, прости! – вроде б извинилась, а почему-то с издевкой. – Кстати, профессор Трелони вчера сделала очередное предсказание про Того-Чье-Имя-Нельзя-Называть, – словно бы продолжая разговор о погоде или о звездах, продолжила Астория, совершенно не заботясь о том, что это может выглядеть странно, звучать странно, выставлять ее в странном свете. – Признаться, это было…пугающе, – подобрав верное слово, девушка сдержанно улыбнулась.
Могло показаться, что Гринграсс делится этой информацию просто потому, что не задумывается о том, какой эффект эти слова могут произвести на других. Словно не задумываясь о том, что она выставит саму себя не в лучшем свете, и словно не беря в расчет то, что ее словам могут просто не поверить. Ей хотелось посмотреть на реакции других, понять, что в школе произошло за эти сутки. Ведь профессор Снейп был там. Ведь там была профессор Трелони. А у профессоров своя компания – они могли поделиться друг с другом информацией. Особенно информацией о том, что за инфернал или что за человек, так похожий на мертвеца, бродит по школе. Было нападение на преподавателя и школьницу, но нет никакой суеты, никакой паники – ничего. Это было странно. Это, признаться, было даже как-то обидно.

+3

12

Профессор Синистра рассказывала очень увлекательно и так, что даже Найджел с лету ее понял и увлекся ее объяснениями еще больше, не заметив как прижал, зажатый в ладони платок, одолженный слизеринкой, ко рту. Впрочем, необходимости в платочке он больше не испытывал, поэтому, как только профессор Синистра сделал паузу, задав свой вопрос, он ей воспользовался, чтобы с чувством благодарности вернуть платок его владелице, положив его перед той на парту и толкнув в бок локтем, как это он обычно делал со своими однокурсниками.
Он никак не мог взять в толк о какой "безумной" толкует слизеринка, да еще и сутки с Земли пропадают! Он решительно не знал, почему раз в четыре года им приходится учиться на один день больше, поэтому ловил каждое слово, которое раздавалось в кабинете Астрономии. Но отчего-то речь его соседки по парте ушла далеко от намеченных звезд и перешла в область, которая будоражила всех студентов уже с начала учебного года.
Не было ни одного человека во всем замке, кто бы не боялся и не переживал за свою жизнь и жизнь своих близких. Тот-Чье-Имя-Нельзя-Называть вернулся, это знали все и жизнь поменялась, но в Хогвартсе Найджел чувствовал себя защищенным, ведь здесь Дамблдор и сам Гарри Поттер, а он уже убил его однажды!
- Мы скоро победим, да? Гарри всех нас спасет? Так она и сказала? - вцепившись в рукав девочки, Найджел отчаянно верил, что так все и будет и в больничном крыле больше никогда не будут лежать жертвы Пожирателей Смерти. А лишние сутки... от них, конечно, Гарри их не избавит, но, когда все будет спокойно, еще один учебный день - это уже будут такие пустяки, - профессор, ведь правда же? - отчаявшись выбить правду из девочки, он полными безусловной веры глазами воззрился на преподавательницу, ведь она должна знать! Конечно же! Если профессор Трелони предсказала смерть Того-Чье-Имя-Нелья-Называть, об этом должны скорее все узнать!
[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

+2

13

Можно было бы списать на то, что согласно гороскопу этот день, точнее поздний вечер совершенно не располагает к занятиям. Можно было сослаться на то, что чаинки в чашке еще утром во все несуществующее горло кричали о том, что не надо в ближайшие сутки учить и учиться. К счастью или к сожалению, Аврора редко руководствовалась подобными вещами, а учебный план не руководствовался ими вовсе.
Однако это не мешало студентам произвольно или непроизвольно срывать занятия. Астория, которая на несколько секунд переключилась на учебу, видимо снова решила получить порцию внимания. Либо ей хотелось выговориться. Можно было бы даже дать ей выговориться, но затронутая ею тема была явно не публичной. Хорошо еще, что здесь не было Гарри Поттера с друзьями или кого-нибудь из слизеринцев, кто мог бы поддержать разговор.
К предсказаниям профессора Трелони Аврора успела привыкнуть, ведь работала с ней в одной школе не первый год. С одной стороны, Синистра считала, что учение делать предсказания - это дар, который нужно беречь. Жаль, что видения появлялись не там и при тех, кому не следовало бы их слушать. Предсказывать при студентах - не самое удачное предприятие. К тому же предсказания про Того-Кого-Нельзя-Называть способны были напугать кого угодно. Слухов и без того было немало.
Впечатлительный Найджел тут же проглотил наживку, в смысле отреагировал на слова Астории. Его оптимизм и вера в добро были очаровательны. Аврора тоже верила в то, что добро должно победить, но все это совсем не так просто. Закончить войну гораздо тяжелее, чем начать.
- Конечно, Найджел, скоро все мы будем спасены, независимо от того, предсказала это профессор Трелони или нет, - Аврора надеялась, что это успокоит взбудораженных. Не хватало еще, чтобы на протяжении занятия студенты ожидали, что на балкон вот-вот вскачет толпа Пожирателей Смерти верхом на инферналах. Дети и подростки все-таки слишком впечатлительны.
- А теперь, если никто не против, - продолжила профессор. - Вернемся к вещам менее воинственным.
Аврора встала подошла к доске, встала рядом и прислонилась к стене.
- Сегодня на небе прекрасно просматривается созвездие Кассиопея. И раз у многих проблемы с расчетом суток, то мы займемся именно ими. Сейчас каждый подойдет к телескопу. Он уже настроен. Вам нужно рассмотреть созвездие и найти звезду, которую я вам назову. Затем с помощью учебников, которые лежат на краю моего стола вы сможете определить название звезды. Там же в учебнике вы найдете информацию по длине орбиты, скорости передвижения и расстоянии от звезды до солнца. Вам нужна страница 42.
Аврора взмахнула палочкой, на доске появились две формулы.
- С помощью этой формулы вы сможете вычислить, сколько длится день на звезде, и сколько год. Итак... пропустим леди вперед? Астория, тебе досталась звезда, находящаяся в нижней части созвездия. Ближе к правому краю. Найджел, твоя звезда в левом верхнем углу. Начнем?
Другие студенты тоже получили свое задание. Сама Аврора приготовилась наблюдать и отвечать на вопросы. Телескоп уже заждался студентов.

Картинка созвездия на всякий случай

http://project2015-11.ucoz.net/Golota/kassiopeja.jpg

Отредактировано Aurora Sinistra (2016-03-25 22:39:45)

+3

14

Стоил ли возвращенный платок внимания? Естественно нет! Поэтому Астория, изображая едва заметную заинтересованность, хотя внутренне готова была бить копытом от нетерпения и любопытства, смотрела на профессора Синистру в ожидании ее ответа. Гриффиндорец, посмевший толкнуть ее локтем в бок, был удостоен едва ли крупицей внимания слизеринки, которая решила игнорировать этого мальчика, издающего слишком много звуков и слишком активно заявляющий миру о своем существовании. Его было слишком много. Это утомляло. И ответов не было. Профессор была крепким рожком.
- Нет, она сказала совершенно другое, – ядовито и высокомерно произнесла Астория едва слышно, не переводя на мальчика взгляд, но чуть склонившись к нему, словно бы собираясь поделиться с ним самым большим секретом. Обронив эту фразу, Гринграсс вновь выпрямилась и, изящно смахнув с лица белоснежную прядь, сконцентрировалась на профессоре.
Сложно понять людей, которые отказываются от вполне законного отдыха в пользу учебы. Астории казалось, что она так никогда не поступит: дай ей возможность отдохнуть – она будет отдыхать и пытаться всеми силами продлить отдых. Так, в общем-то, и было. До этого вечера. У младшей Гринграсс была законная возможность лежать в Больничном крыле и ничего не делать, но она почему-то здесь. Астория задавалась вопросом, а зачем она, собственно, пришла, но не могла дать вразумительного ответа. Самым безумным был вариант, что ей нужно было убедиться, что она не сошла с ума. Самым обычным был вариант, что она просто удивительно ответственная ученица, которая еще сразит весь магический мир своими знаниями. В данном случае, знаниями в Астрономии. Впрочем, этот вариант быстро переместился в раздел безумных, так как профессор попросила всех пройти к телескопу. И что, спрашивается, там надо увидеть? Скопище небесных тел и решить задачку, найди 10 отличий? Тяжко вздохнув, словно бы на плечи слизеринки только что опустился весь груз ответственности всего магического мира, она встала из-за стола, направляясь, куда было велено. Изучать то, что было велено.
- В нижней части созвездия? – переспросила девушка, неуверенно касаясь телескопа, словно он мог укусить. Или вообще руку оттяпать. Или глаз выгрызть. – Ближе к правому краю? – взгляд тут же заметался по всем краям, пытаясь определить, какой из них все-таки правый? Правый относительно чего? Правый для смотрящей Астории? Или зеркально правый? Катарсис. Наступил самый настоящий катарсис! Но, все-таки решив, что правый край все-таки относительно того, как она смотрит, Гринграсс успокоилась, решив выбрать  звезду, которая, как она считала, соответствует всем параметрам. На свое, как говорится, усмотрение. Но провал. Это был провал. Нижняя часть созвездия? Справа? Нет такой! Нет и все тут! Есть сверху. Почему большинство звезд слева? Как жить вообще?
Оторвавшись от телескопа, Гринграсс украдкой посмотрела на остальных, желая проверить, сколько еще терпения осталось у ожидающих. Поняв, что жизнь боль, она прижалась обратно, ощущая гнетущее чувство обреченности. Решив, что жизнь и так полна отчаяния, она выбрала звезду Шедар, пометавшись между ней и Каф. Но, решив, что Каф все-таки не в нижней части, Астория выбрала Шедар, хотя считала, что та уже не совсем справа, а все-таки уже ближе к центру. Пережив эту маленькую трагедию, слизеринка отошла от телескопа, уступая его суетливому гриффиндорцу, взяла в руки перо и склонилась над учебником. Трагедия та же – часть вторая. Большую часть отведенного на работу времени Астория потратила на то, что красиво выводила заглавие: «Звезда Шедар» было написано красиво, с завитушками, обводками  прочими прелестями, свидетельствующими о глубине раздумий девушки. Больше, в общем-то, ничего написано не было. Как обычно.

+3

15

Слова профессора Синистры мгновенно успокоили Найджела. Разумеется, он ей верил! Да и стала бы она его обманывать? Скорее она могла бы обмануться сама, чем намеренно ввести в заблуждение ученика. Он был в этом уверен. Тем спокойнее он подошел к практической части урока, когда волнения улеглись и остальные ребята не столь взбудораженные новостями слизеринки, как Уолперт, распределились между телескопами.
- Разумеется, профессор, - было в этом что-то приятное, соглашаться с профессором! Ведь не зря же его спросили, он мог и отказать, но был убежден, так же как и преподавательница Астрономии, что девушкам нужно уступать, особенно с тем, чтобы потом подглядеть как правильно выполнять задание. Но с этим пунктом плана вышел полный провал. Хотя, пока еще не полный. Полный ждал его позднее. Пока же он с нетерпением ждал, пока его соседка вдоволь насладится лицезрением звездного неба и наконец настанет его очередь найти левую верхнюю звезду. Он даже записал это на уголке пергамента, чтобы не забыть, что искать за то время, что телескоп был в распоряжении леди, которой он его уступил. Найджел успел пройтись, заложив руки за спину взад-вперед пятнадцать раз, насчитать восемнадцать букв в написанном им предмете поиска, то есть, в левой верхней звезде, перечислить "левую верхнюю" по всем падежам и склонить по всем склонениям "звезду".
В результате он утомился от этой деятельности настолько что начала зверски, нечеловечески, а именно так, как и гордый лев на гербе его факультета, по-звериному зевать. В очередной зевок, он умудрился задать самый животрепещущий вопрос этого вечера, плавно уходящего в ночь:
- Ты нашла свою звезду? - когда Астория отошла от телескопа, глаза Найждела уже начали слезиться от усердности зевания, поэтому звезду он нашел чуть ли не на ощупь, но к удивлению, своему и может быть, чьему-то еще, он зафиксировал свой взгляд на звезде, которая в карте была названа "Сегин". Однако, дальше он к своему полному разочарованию осознал, что не записал и не запомнил, что собственно с этой звездой следовало сделать, кроме как найти. Но ведь всегда можно попросить помощи у соседа, правда?
- Эм..., - неуверенно помявшись, он сунул нос в ее пергамент, оценив всю красоту завитушек, - а Вы не запомнили, что дальше делать? - воровато оглянувшись по сторонам, как бы кто не заметил, что он разговаривает со слизеринкой и просит у нее помощи, Найджел с надеждой посмотрел на нее, надеясь разобраться во всем, пока на них не обратила внимание профессор Синистра.
[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

+2

16

На всякий случай Аврора проигнорировала слова Астории насчет того, что профессор Трелони сказала что-то, отнюдь не связанное с положительным исходом противостояния сил добра и света. Найджел похоже перестал волноваться, а потому лишний раз возвращаться к острой теме не стоило. Некоторым людям важно, чтобы последнее слово оставалось за ними, но Аврора к их числу не принадлежала.
Наконец, учебный процесс вошел в свое привычное русло. Студенты подтягивались к телескопу. Иногда профессора Синистру раздражало, что ученики боятся этого чуда техники. Особенно это касалось студентов старших курсов, которые за несколько лет уже могли бы привыкнуть к телескопу и научиться его настраивать. Но сейчас, наблюдая за Асторией, которая только что показывала, как она горда и уверена в себе, обращалась с телескопом так, как будто видела этот предмет первый раз в жизни и не была уверена, для чего он вообще предназначен. Аврора едва заметно улыбнулась, но замечаний делать не стала. Замечания и ругань в больших количествах пользы не приносит.
К тому же неподалеку от Астории был Найджел, который расхаживал туда-сюда и, кажется, был занят какой-то важной мыслительной деятельностью. Милый мальчик, - в очередной раз мысленно отметила Аврора.
Ученики подходили к телескопу по одному. Кто-то справлялся быстро, кто-то копался. Постепенно все расселись обратно по своим местам и принялись за вычислительную часть задания. Аврора прохаживалась вдоль парт, наблюдая за происходящим. Один из студентов обратился к ней с вопросом. Профессор повернулась к нему, оказавшись таким образом спиной к Астории и Найджелу. Пока она отвечала на вопрос одного ученика, Найджел похоже решил обратиться с вопросом к Астории.
Поразительно, какой странной иногда бывает подростковая логика. Рядом с тобой учитель, человек, который знает о своем предмете, если не все, то многое, а они расспрашивают соседа по парте. Ну неужели они думают, что будут зверски наказаны за лишнее обращение к учителю? Странно. Авроре казалось, что она не производила впечатления чудовища.
Интересно и то, что два таких разных человека оказались за одной партой. Они такие разные, что трудно представить, что они вообще ходят по одной земле.
- Еще раз напомню всем, - повернувшись ко всем сказала Аврора. - Что все необходимые для вычисления данные вы найдете в учебнике на странице 42, а формулы на доске.
С этими словами профессор снова повернулась к студенту, которому разъясняла вопросы влияние звезд друг на друга, оставив остальным право пока подумать самостоятельно.

+4

17

Пока Астория решала, как же лучше начать записывать формулу – с начала или с конца, выводить буквы сразу красиво или сначала набросать все в черновом варианте – девочка успела подумать и о мальчике рядом, и о мальчике не рядом, и об инфернале в замке, и о том, почему звезд на небе так много, и почему в больничном крыле дают другую еду, а не ту же самую, что и в Большом зале – в общем, слизеринка успела мысленно коснуться всех сфер жизни, кроме астрономии и формулы для вычисления. Вопрос гриффиндорца вернул Гринграсс к жизни. Удивленно моргнув, она повернула голову, смотря на мальчика так, словно видела его первый раз в жизни.
- Считать, – все, что смогла произнести Астория, погруженная в мысли о том, а чем кормят шармбатонцев в больничном крыле?
Не сказать, чтобы кушать хотелось, просто любая попытка заставить работать мозг, особенно работать в области каких-то вычислений, было за гранью реальности. Но Астория честно пыталась. Страница 42…или 24? Кинув украдкой взгляд в учебник гриффиндорца, девочка все-таки открыла страницу 42, всматриваясь в формулу так, словно на странице было изображено орудие пытки. Хотелось встать, заявить, что она рождена украшать этот мир, и уйти с гордо поднятой головой. Но что-то подсказывало Астории, что этот номер не прокатит. Тяжко вздохнув и подперев голову рукой, девочка вновь взяла в руки перо и вновь занесла его над пергаментом.
- И почему звездами нельзя просто любоваться? – меланхолично спросила девочка, ни к кому конкретно не обращаясь, все-таки выводя на листке то, что считала нужным.
Время шло, часики тикали, перья скрипели по бумаге. Помимо названия звезды на пергаменте Астории появились и кое-какие расчеты. Да что там, девочка готова была гордиться собой до старости, даже если ее расчеты окажутся неверными. Закончив свою работу, слизеринка украдкой заглянула в пергамент соседа – ну так, просто чтобы проверить, его, конечно же! Прищурившись, она пыталась разобрать почерк мальчика, уже забыв, зачем вообще нос пихнула в чужую работу.

+4

18

Собрав в кучку свои рассеянные мысли, Найджел благодаря подсказкам соседки по парте и профессора Синистры, обратился к формулам на доске, которые на первый взгляд, производили пугающее впечатление, однако, на 42 странице учебника и впрямь имелись объяснения, которые превращали эти неясные знаки из формул во вполне понятные элементы, благодаря грамотному сложению которых вырисовывалась целая картина.
Вообще Найджел никогда не был, как это говорится, семи пядей во лбу и звезд с неба, в прямом и переносном смысле, не хватал, однако, когда он мог спокойно посидеть и во всем разобраться, не отвлекаясь на советы друзей и обсуждение всего происходящего, даже, если это солнечный зайчик, ползущий по мантии одной из его однокурсниц, он мог вполне сносно выполнять задания преподавателей. И в этот вечер ему повезло, потому что его соседка за все время, что они вернулись от телескопа, ни разу даже не...
- И почему звездами нельзя любоваться?
Найджел подорвался на это заявление как стрелянный воробей, начиная пытливым взглядом цеплять каждую звездочку на небосводе, от чего в его вычислениях немедленно произошел сбой. Какие вычисления, в самом деле, когда тут столько звезд, на которые можно смотреть не только с утилитарной точки зрения, но и... они же такие красивые. Маленькие мерцающие огоньки. Подперев голову рукой и мечтательно вздохнув, Найджел отдался звездному небу со всей преданностью его гордого гриффиндорского сердца, поставив ажурную кляксу на пергаменте, как бы подводя итог своим предыдущим стараниям.
[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

Отредактировано NPC (2016-04-04 08:30:54)

+2

19

Порой учителя успевают насладиться теми несколькими секундами, когда в классе наступает идеальная тишина. Иногда можно даже услышать мысли.
Когда Аврора закончила объяснять одному из студентов непонятный ему материал, работа кипела. Ученики выписывали в своих пергаментах формулы. Скрип перьев нарушал тишину. Аврора оглядела всех и пошла вдоль рядов, игнорируя перешептывания между некоторыми личностями. В школах от детей требуют идеального молчания. А зачем оно? На какой, интересно, работе потребуется постоянно держать язык за зубами? Ну разве что в Министерстве Магии, но тут речь скорее идет о том, чтобы не взболтнуть лишнего при начальстве или не открыть кому-нибудь тайну, которую окружающим знать не положено.
Иногда профессор пыталась угадать, кем станет тот или иной студент после выпуска из школы, несколько раз ей удавалось угадывать. Но судьба - штука сложная. Порой с людьми случается такое, чего никак не ожидали остальные и о чем и сам-то человек и подумать не мог. И хорошо, если случается хорошее.
Учебный процесс снова нарушила Астория, а под ее влияние снова попал Найджел. Догадывалась мисс Гринграсс или нет, но у нее неплохо получалось манипулировать мужчинами. Вернее мальчиками. Если развивать это умение, можно в дальнейшем неплохо устроиться.
Профессор Синистра подошла со стороны замечтавшегося Найджела, положила руку ему на плечо, отследила его взгляд и посмотрела на тот же участок звездного неба.
- Можно и просто любоваться, - спокойно сказала Аврора. - И люди в большинстве своем именно так и делают. Это интересно, немного романтично. Но, к сожалению, жизнь - это не только романтика. Способность к анализу - это то, что отличает людей от животных. Вы ведь не хотите однажды проснуться и выяснить, что уровень вашего интеллекта отличается от уровня интеллекта лягушки, например, всего на пол процента.
Аврора бросила взгляд на пергамент Найджела, но ничего не увидела из-за кляксы. Поморщившись, женщина перевела взгляд на расчеты Астории.
- Очень красиво написано, - признала Синистра. - Но во второй части формулы ошибка. Нужно повнимательнее перепроверить данные. Лучше один раз внимательно все сделать и запомнить, чтобы потом было достаточно времени, чтобы подумать, к примеру, о свиданиях под Луной. Правда, мисс Гринграсс?
Когда женщина сама последний раз думала о свиданиях под Луной, она уже и не помнила. С годами даже влюбленность и любовь начинаешь видеть иначе. Да и мучить себя лишними переживаниями, размышляя о чем-то отсутствующем в жизни, пожалуй, не стоит. После непродолжительной паузы и двух-трех шагов в сторону доски Аврора добавила:
- Найджел, лучше начать сначала и быть поосторожнее с чернилами. Они крайне коварны в это время суток.

+2

20

Астрономия все-таки очень коварный предмет. Хотя бы потому, что проходит ночью. Действительно, не будешь же ты наблюдать за звездами в дневное время. Но ночью так сложно сосредоточиться… и дело вовсе не в том, что спать хочется – студенты научились справляться с потребностями организма, иногда, правда, благодаря бодрящим зельям Мадам Помфри – дело было в том, что ночью в голове очень много мыслей. Словно это время создано специально для того, чтобы мозг осмыслил прожитый день, прожитую неделю, окунулся в раздумья и погряз в болоте нелепых выводов. Ночью можно надумать такое, что утром станет страшно. И все это делало изучение Астрономии практически невозможным. Как можно думать о звездах, когда в голову лезут совсем другие мысли. Впрочем, все мысли вылетели, когда профессор Синистра обратила внимание на написанное Асторией. Она старалась. Она честно старалась. Слизеринка уже хотела надуть обиженно губы, так как свято верила, что ее расчеты идеальны, но вместо этого девушка залилась пунцовой краской и растерялась, услышав слова про «свидания под Луной».
- Да, профессор, – смущенно пролепетала девушка, которой на самом деле хотелось все отрицать и заверить преподавательницу, что она думала не о свиданиях, а о том, что звезды похожи на милые сережечки, которые она хотела бы получить на день рождения.
Бросив быстрый взгляд на гриффиндорца Найджела, девушка удрученно подперла голову рукой, надув губки, и бессмысленно уставилась в свой пергамент. Ну, хоть переписывать не заставили. Скользнув взглядом по другим присутствующим, Астория заметила на руке своего однокурсника часы и не смогла отвести взгляд: прищурившись, считая, что она делает это все совсем незаметно, слизеринка попыталась с такого расстояния рассмотреть, сколько осталось времени до финиша. И так активно всматривалась, что чуть не упала со стула, который, накренившись, шатнулся вперед так, что у Астории сердце ухнуло в пятки. С грохотом уцепившись руками за стол, девушка выпрямилась, тут же взглянув на профессора.
- Простите, – тихо произнесла Гринграсс, сдержанно улыбнувшись, словно так все и было задумано. Пододвинув пергамент к себе, девушка предприняла отчаянную попытку найти ошибку и исправить ее. Как правило, гениальные мысли приходят в самом конце, когда сроки начинают ощутимо поджимать. Но, видимо, сегодня был не тот случай: все, что смогла сделать Астория, это задумчиво изучить вдоль и поперек пергамент соседа, переписав себе его расчеты, но все-таки додумавшись подставить свои данные.

+3

21

Звезды, свидания под луной, романтика... Слова профессора Синистры лились сладкой патокой, услаждая слух Найджела, на лице которого расползалась до неприличия умиротворенная улыбка. Ночь стала казаться сказочно прекрасной, когда профессор подошла ближе и положила ему руку на плечо, но продолжала такой оставаться лишь до того момента, как мысли о звездах сменились мыслями о лягушечьем интеллекте. Найджел был знаком с одним представителем из рода лягушачьих - это была жаба Лонгботтома, которая на протяжении всех лет жизни Уолперта в грифиндорской гостиной, пыталась совершить побег, но явно не обладала достаточным набором знаний для успешности этого предприятия, поэтому Найджел тут же выпрямился и очистил заклинанием пергамент от кляксы, став вновь прилежным учеником, который не хотел становиться собратом по уму для хоть какой-нибудь лягушки, которую даже жизнь ничему не учит.
- Да, профессор! - от усердности, с которой Найджел взялся за дело, перо чуть не продырявило пергамент, но мало-помалу каракули начали складываться в рассчеты, а рука едва поспевала за мыслями. Высунув кончик язык, он писал и писал, лишь краем глаза отметив как почти упала его соседка по парте, но собрал всю волю в кулак, в буквальном смысле, так как свободная рука, лежавшая до того на пергаменте, сама, непроизвольно, сжалась в крепкий кулак, который и помог Найджелу не глазеть по сторонам и закончить начатое.
- Готово! - на сей раз аккуратно поставив точку, памятую о коварности чернил, от которой его так мудро предостерегла профессор Синистра, Найджел отложил свое писчее орудие и зевнул, прикрыв рот только после того, как продемонстрировал всем полный набор верхних и нижних резцов.
[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

+2

22

Судя по румянцу, который выступил на щеках Астории, слова подействовали. В каком именно смысле, Аврора не собиралась выяснять. На секунду она вспомнила себя в 14 лет. Ничего общего с мисс Гринграсс, совсем другой характер, но и Авроре было свойственно краснеть. По поводу и без. В юности профессор Синистра была крайне застенчива.
Теперь же женщина проследила за тем, как немного обиженная девушка уставилась в пергамент. Нужно было дать ей время. Правда Авроре не пришло в голову, что Астория решит использовать это время на своеобразные полеты. Стоило профессору отвернуться, как студентка чуть было не свалилась. Резво обернувшись, Синистра успела увидеть только то, что слизеринка вернулась в исходное положение и извинилась. А дальше произошло чудо. Астория принялась за дело.
Найджел тем временем резко прекратил мечтать и со всей силы принялся работать мозгом, даже кончик языка высунул. Ну как на такое очарование можно сердиться? Профессор посмотрела на пергамент гриффиндорца, отследила его умозаключения.
Радостный крик "готово!" совпал с тем, что Аврора успела проверить работу. На лице женщины снова появилась улыбка.
- Молодец, Найджел, - сказала она. Похоже для успехов мальчика требовалось вдохновение. - Посмотрите, Найджел уже справился.
Женщине нравилось хвалить студентов, особенно по делу. Главное не развить у них манию величия, перехвалив. Еще один студент показал Авроре свою работу и тоже получил одобрение. Профессор подошла к Астории и посмотрела на ее пергамент.
- Хорошо... А все ли нолики написаны? Может одного не хватает?
В расчетах студенты частенько забывали пересчитать нули или знаки после запятой. Это от невнимательности, с которой со временем большинство справлялось.
- Все, кто закончил, могут отправляться в свои гостиные. Ваше домашнее задание - выбрать еще одну звезду из созвездия Кассиопея и сделать расчеты для нее. Запомнили?
Перед тем, как все разошлись, Аврора успела добавить.
- Только осторожнее в коридорах. Если кто-то встретится с мистером Филчем, скажите, что у вас было дополнительное занятие по Астрономии. Я обязательно скажу ему, что так и было.
С Филчем проблем было много. Он терпеть не мог, когда студенты шныряли по школе ночью. Аргументы о том, что звезды невозможно изучать днем, работали с трудом. Каждый раз, когда профессор объясняла, что студенты из Астрономической башни попадают в гостиные факультетов путем прохождения по коридорам, а не телепортации, завхоз скрипел зубами.
- Так что там с ноликами? - вернулась к Астории профессор. Другие студенты зашуршали вещами, готовясь разойтись.

Отредактировано Aurora Sinistra (2016-04-09 00:16:12)

+3

23

Маленькие поганенькие гриффиндорцы! Нет, подобную мысль воспитанная Астория вслух не озвучила, но произнесла ее мысленно, когда сосед довольно заявил, что у него все готово! Вот пусть гордится до старости. Смерив Найджела взглядом как таракана, Гринграсс гордо выпрямилась, педантично расправив пергамент и деловито пробежавшись взглядом по написанному, поставив в конце точку и отложив перо в сторону, молча демонстрируя свою готовность. И ожидая, естественно, похвалы. Но неделя явно не задалась!
Казалось бы! Год начался прекрасно: департамент образования соизволил продлить каникулы, что не могло не радовать. Радость от таких долгих каникул не портило даже то, что их продлили из-за падения Шармбатона и, как следствие, подготовки школы и окрестностей принять несчастных пострадавших. Хогвартс, как всегда, распахивает объятия для всех, кто нуждается в помощи. Но мы отвлеклись… Так вот, прекрасное начало года осталось в прошлом: теперь все было настолько плохо, что Астория готова была сникнуть. Непонятные нападения в школе, непонятные сомнения в ее, Астории Гринграсс!, адекватности. Ей это не нравилось. Совсем не нравилось. И какие еще нолики? Почти в отчаянии, слизеринка всматривалась в написанное, пересчитывая едва ли не пальцем эти несчастные нули! Пока все остальные собирались расходиться, явно видя уж сны наяву. Все-таки найдя пропажу и подрисовав пропущенный ноль, слизеринка тяжко вздохнула и снова подперла голову рукой, капризно надув губы, смотря на то, что этот потерянный ноль сделал с ее идеально написанной и прекрасно оформленной без единого исправления работой: теперь этот криво втиснутый ноль бросался в глаза.
- Вроде нашла и вернула ноль на место, – отчиталась девушка, пододвигая пергамент ближе к профессору, мысленно скрещивая пальчики в надежде, что все действительно хорошо. И успевая задаться вопросом, а можно ли выкрутиться, встретив мистера Филча ночью, сказав ему, что идешь с отработки? И есть ли какая-то связь между завхозом и его кошкой?

+4

24

Астрономия - прекрасный предмет! Самый лучший на белом, то есть черном, то есть все же на белом свете, но в ночное время. Хотя ведь и днем звезды где-то были... А куда собственно пропадают звезды днем? Найджел медленно скатывал исписанный пергамент, добавив в конце задание к следующему занятию с профессором Синистрой и краем глаза, вовсе не из праздного любопытства, а просто так, наблюдая за своей сегодняшней соседкой по парте. Все-таки иногда с нами происходит что-то очень странное. Вот и сегодняшний вечер выдался крайне необычным. Правду ли она говорила про бродящего по школе инфернала? И как это узнать? А знает ли об этом Гарри? Если знает, то наверняка должен был что-то предпринять. Он не дал бы разгуливать по школе страшному чудовищу и пугать девочек! Даже слизеринок.
С той тщательностью, с какой Найджел собирал весь свой нехитрый скарб в сумку, он не собирался еще никогда, зато он успел увидеть потерянный ноль, который девочка вернула в группу его пузатых собратьев, отчего они стали казаться толстяками, в ряды которых затесался какой-то сдутый шарик. И вот, когда класс медленно, но достаточно успешно избавился от учеников, Найджел вдруг подумал, что столь пристальное внимание к чужой работе не могло укрыться ни от профессора, ни от собственно владельца этой работы.
- А я просто задумался..., - пытаясь оправдаться, он судорожно задвигал руками, пытаясь затолкать в сумку пергамент - единственное, что осталось на столе - который почему-то перестал туда помещаться и все время уворачивался от отверстия в сумке, - получается, когда наступает утро и солнце восходит, нам отсюда звезд уже не видно, а если бы мы были на звезде, мы бы тоже по утрам звезд не видели... или, если бы мы были на солнце, то у нас всегда было бы только утро?
Наивный возраст "почемучки" проходит только тогда, когда прибывают знания, с помощью которых мы сами можем отвечать на свои детские вопросы, но для некоторых это время не проходит никогда. Найджел всегда был очень любознательным и хотел знать все, действительно все, но вот о звездах почему-то задумался только сегодня и тут же устыдился своего детского интереса, ведь эта Астория казалась такой...не понимающей и очень суровой. Интересно а какой она была со своими друзьями? И были ли они у нее?
Засмотревшись на девочку, Найджел вдруг осознал, что глаза у него начали немилосердно слипаться и настала пора долгожданного свидания с кроватью.
- Доброй ночи, профессор! - вскочив со стула как ужаленный, он тут же закинул сумку на плечо, при этом чуть не уронив стул и последний раз взглянув на слизеринку и подумав, что той должно быть страшно возвращаться одной, после того, что ей привиделось прошлой ночью, выскочил за дверь, так и не решив, надо предлагать ей помощь или нет. В конце концов, он сможет просто проследить за ней до их подземелий, не навязываясь в провожатые, зато его совесть будет чиста и спать он будет спокойно.
[NIC]Nigel Wolpert[/NIC]
[STA]Cтудент 3-го курса[/STA]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/0/9/3/5595926957_3638069_21172093.jpg[/AVA]

+3

25

Пододвинутый к Авроре пергамент так и излучал правильность. Несмотря на то, что дорисованному нолику предшествовали надутые губки, цифра встала на свое место.
- Вот теперь все верно, улыбнулась профессор Синистра. - Не так уж сложно, если немного напрячь голову. Не забудь о домашнем задании, верни чернильницу на место, пожалуйста, и тоже иди спать. Поздно уже.
Женщина прошла к своему столу и села на стул. Ей тоже хотелось спать, но к вечному недосыпу профессор Астрономии давно привыкла. Проводит уроки она часто поздно вечером, а присутствие за завтраком в Большом зале никто не отменял. Несправедливо, но возмущаться Аврора не собиралась. Нужно быть частью коллектива, да и за завтраком можно узнать последние события, а быть в курсе происходящего профессор любила. Нелепо было бы менять информацию на лишние часы сна. Как-то даже не научно.
Студенты продолжали расходиться. Найджел, разумеется, не смог уйти тихо и незаметно.
- Утром мы не видим звезд, потому что Солнце своим светом затмевает любой другой свет. Если бы мы были на другой звезде, то по утрам тоже видели бы только Солнце. А если бы мы были на Солнце... - Аврора сделала паузу и посмотрела на темное небо. - Мы бы вообще вряд ли что-то видели. Даже если забыть о том, что там жарко настолько, что даже представить себе сложно, наше зрение неприспособлено для такого количества света. Когда ты выходишь из темного, полостью темного помещения и попадаешь в ярко-освещенную комнату, некоторое время ты ничего не видишь. Вот на Солнце это самое "ничего не видишь" было бы всегда.
Когда информация была усвоена, а Найджел уже бежал к выходу, профессор Синистра успела лишь бросить ему вслед:
- Доброй ночи.
Без Уолперта в помещении стало как-то непривычно тихо. Отсутствие суеты тоже выглядело несколько неестественно. Когда наступало лето, и студенты разъезжались по домам, в Хогвартсе наступала еще более необычная тишина. По коридорам никто не носился, на уроках никто не болтал, в Хогсмиде никто не устраивал шалости.
Но все же Аврора собиралась задать Астории один-два вопроса, раз уж они остались в башне одни. Посмотрев на дверь и убедившись, что остальные благополучно покинули кабинет, женщина обратилась к слизеринке.
- Астория, а ты ничего не хочешь мне рассказать? - профессор внимательно посмотрела на студентку. - Про инфернала в школе, например?
Аврора не собиралась давить и докапываться до правды, это было не в ее характере. Она просто надеялась на своеобразную удачу.

+5

26

Астория сидела, подперев голову рукой, будто бы забыв, что надо собираться восвояси. Она задумчиво следила за копошением вокруг,  хотя, признаться, совершенно не замечала ничего вокруг. Девушка только сейчас поняла, что она устала. Хотя, вроде бы, пролежала весь день в Больничном крыле, но состояние было абсолютного не стояния. Слизеринка индифферентно выслушала ответ профессора Синистры на вопрос гриффиндорца, который, будь она в другом моральном и физическом состоянии, непременно заинтересовал бы ее, но сейчас она едва ли обратила на него внимание. Получив подтверждение, что работа теперь выполнена правильно (пусть и не идеально из-за впихнутого нуля!), Гринграсс медленно поднялась со своего места, аккуратно убирая письменные принадлежности и учебник. Свернув трубочкой пергамент, она постучала им о парту, чтобы кончики не торчали снизу, похлопала и сверху по нему ладошкой, чтоб они и сверху не торчали, и собралась было уже уйти, как заговорила профессор. Удивленно моргнув, Астория только сейчас осознала, что они остались одни.
- Простите? – обернувшись к профессору Синистре, откликнулась девушка, хотя ее вопрос она услышала прекрасно. Слизеринка немного растерялась. И потому всматривалась сейчас в лицо преподавательницы астрономии так, словно бы желала найти на нем ответы: шутит ли она или действительно интересуется. И зачем интересуется? – Я не понимаю, что происходит, профессор, – честно ответила Астория, немного неуверенно, но все-таки вежливо улыбнувшись, хотя уголки губ быстро опали вновь, а взгляд девушки опустился на мыски черных туфель. – Мне ведь это не приснилось, профессор Синистра, – чуть жарче воскликнула Гринграсс, сделав шаг в сторону преподавательницы. - Я была в коридоре у кабинете директора, когда погас свет. Я наступила на очки, а потом обнаружила профессора Трелони, которая лежала на полу. Она была в сознании и искала свои очки. Я помогла ей, но потом заметила девушку в том же коридоре. Она следила за нами, – Астория невольно передернула плечиками, вспомнив. – Она была примерно моего возраста, может чуть старше. Обычная мантия без отличительных знаков. Но самое странное было то, – нахмурившись, продолжила говорить Гринграсс, из которой слова полились потоком: ей необходимо было выговориться. Рассказать то, что было там. Так, как это было там. Почему-то казалось, что профессор Синистра выслушает. Что она не будет смеяться. Даже если посчитает это ложью, как это делали все, кому Астория пыталась рассказать хотя бы половину из того, что она сказала сейчас, – что эта девушка использовала стихийную магию, если можно так сказать о бесконтрольной магии детей. Я испугалась и упала, выронив палочку. Эта девушка подобрала ее, но, похоже, она не знала, как ее использовать, – Гринграсс едва заметно поморщилась. – Профессор Трелони приказала мне бежать, а сама не успела: та незнакомка схватила ее за ногу. Поэтому у профессора Трелони повреждена нога! – с жаром добавила слизеринка, ударив кулачком о ладонь, словно бы это объясняло все-все. – Потом пришел профессор Снейп и спас нас. Он обездвижил ту девушку и отправил меня вместе с мистером Филчем в Больничное крыло. И, знаете, профессор, когда я получила свою палочку обратно, ощущения были ужасными… -  Астория достала свою волшебную палочку, неуверенно сжимая ее едва ли не двумя пальчиками, с опаской смотря на нее. – Она была холодной. Ледяной. Немного влажной от рук той девушки, конечно, но… было ощущение, что к моей палочке прикасался не человек. Не живой человек, – вздохнув, Гринграсс закончила, неопределенно пожав плечами на собственные мысли и безвольно повесив палочку вниз. – Та девушка не произнесла ни слова. Она лишь смеялась каким-то безумным смехом. И потом ее никто не видел. И не слышал. И никто не верит мне! Может, Вы что-то знаете об этом?

+4

27

Похоже в планы Астории не входило самостоятельно принять решение остаться в кабинете. Она так методично и спокойно собиралась,  что Аврора даже засомневалась, стоит ли затевать разговор. Но дело было сделано, вопрос задан, а ответ, как ни странно, получен. Сначала на лице слизеринки проступило удивление. То ли оно было вызвано тем, что Астория не ждала, что кто-то кроме Найджела всерьез заинтересуется ее рассказами, ведь большинство взрослых людей, а тем более педагогов могли счесть это подростковыми фантазиями, то ли от профессора Синистры никогда в жизни не слышали ничего кроме умиротворенных речей о звездах и вопросов о созвездиях. Когда студентка переспросила, Аврора на секунду почувствовала себя неловко, но затем Астория все же начала свой рассказ.
Ученики часто что-то придумывает. Кто-то наделяет свои каникулы невиданными приключениями, кто-то выдумывал истории, чтобы оправдать несделанное домашнее задание, кто-то после матча в Квиддич говорит, что чуть не переломал себе все кости, хотя на самом деле просто поцарапал указательный палец... Не суть.
Сейчас Астория говорила слишком пылко и немного сбивчиво для человека, который фантазировал. С каждым новым словом профессор все больше и больше погружалась в состояние тихого удивления. Жаркий рассказ слизеринки не оставил бы равнодушным никого. Она точно не врала. Возможно девушка где-то следовала за своим воображением, приукрашая что-то или наделяя события несоответствующими деталями, но она не врала.
Аврора постаралась вспомнить поведение педагогического состава накануне. Ей никто ничего не рассказывал. Ничего удивительного в этом не было. Если все рассказанное правда, отчет о произошедшем точно дошел до Дамбблдора, но директор скрытен. В произошедшем принимал участие профессор Снейп. Он тоже скрытен. То есть если проблему удалось решить своими силами, то огласки бы не было. Что касается профессора Трелони, то она, пожалуй, могла бы рассказать обо всем, но либо Аврора не была свидетелем повествования, либо никакого повествования не было. Вообще Сивилле свойственно было говорить довольно странные вещи, но обычно они касались будущего, а не настоящего и прошедшего.
- К сожалению, - начала Аврора после того, как Астория закончила говорить. - Я не знаток подобных вещей... ммм... существ.
Профессор не сдвинулась с места и сидела неподвижно.
- Я верю в то, что ты видела нечто, что выходит за рамки обычного даже для магического мира. Был ли это инфернал, как ты сказала перед уроком, я не знаю. Если бы я была на твоем месте, завтра я бы сходила в библиотеку и нашла бы информацию по ним, вспомнила бы собственные ощущения и уже тогда смогла бы точно понять, инфернал ли это был. Если описания в книгах отличаются от того, что ты видела, то я бы продолжила поиски в литературе. Разумеется, если ты вообще заинтересована в том, чтобы разобраться в произошедшем...
Время от времени Аврора забывала, что не все любят копаться в книгах и свитках так, как она. Некоторые могут довольствоваться тем, что видели собственными глазами. Как у них это получается, профессору Астрономии было неведомо. По ее мнению надо знать точно, быть уверенной, даже если выяснение займет много времени.
- Скажи, - продолжила профессор Синистра, ей хотелось немного помочь Астории. - А палочка слушается тебя также? Ничего не изменилось после того, как она побывала в руках того существа?
Отпускать студентку из класса в таком взбудораженном состоянии нельзя. То, что после такого она ходит по коридорам и не боится каждого угла, уже победа, но развивать страх в учениках вряд ли хочет любой из учителей. Хотя то, что педагогический совет зачастую держит в тайне слишком много, не придает отношениям профессоров и студентов доверия.
- Может ты хочешь еще чаю? У меня есть очень вкусный чай из трав, который прекрасно успокаивает. Не то, чтобы я считала, что ты ведешь себя нервно, но мне кажется, что тебе нужно немного привести в порядок свои мысли, откинуть лишние и постараться сосредоточиться на том, как быть дальше.

Отредактировано Aurora Sinistra (2016-04-15 21:24:40)

+4

28

Интересно, профессор Синистра действительно была настолько светлой душой или же это был годами созданный образ? Астория подняла на преподавательницу слегка изумленный взгляд, будто бы не веря собственным ушам. Не веря тому, что ей отвечают, с ней рассуждают, а не отмахиваются, как это делали даже самые близкие люди. То, что она считала правдой, все остальные считали сном, ложью, больной фантазией, но профессор Синистра не обвиняла, ни подвергала сомнению слова Астории, которой удалось выговориться. Удалось облегчить груз собственных мыслей. Будто бы скинув с себя лишний балласт, младшая Гринграсс могла вновь начать думать. Пытаться делать какие-то выводы, искать причины, вспоминать тот вечер без содрогания. С исключительно научной точки зрения. Во всяком случае, девочка так считала, мола смотря на профессора астрономии, внутренне ликуя, что нашелся-таки человек в Хогвартсе, который не посмеялся и не покривился. Не отмахнулся.
- Библиотека? – немного скептически переспросила Астория, которой в голову это пока даже не приходило. Не потому, что оно не любит библиотеку (напротив, она там достаточно частая гостья), а потому, что… мысли не дошли до того, чтобы начать искать. Пока все силы девушка отдавала тому, чтобы ей поверили. Это почему-то казалось очень важным. Наверное, потому, что неверие задевало. Разрушало душу, отвлекало внимание, буквально вырывая из жизни и затягивая в болото отчаяния. – Но, наверное, такая информация может храниться только в Запретной секции, – неуверенно предположила девушка. – А для ее посещения мне потребуется разрешение… – но просить о нем преподавателя астрономии, наверное, неправильно.
Услышав про свою палочку, девушка вновь удивленно моргнула, опуская взгляд на свою совершенно неверную спутницу жизни. Слушается ли ее палочка?
- Она меня никогда не слушается, – немного печально, даже несколько обреченно прошептала Астория, кажется, ни к кому конкретно не обращаясь. Затем, вскинув взгляд на профессора Синистру, слизеринка произнесла громче. – После того случая я не пробовала колдовать.
Признаться, не было ни необходимости, ни желания. Но ощущения, которые младшая Гринграсс попыталась описать чуть ранее преподавательнице, до сих пор были свежи. То чувство, что возникло при прикосновении к волшебной палочке, вырванной из рук той незнакомки, въелось во все существо четырнадцатилетней девочки. Это был страх. И отчего-то Астория знала, что страх был не ее собственный. И даже не той девушки. Это был страх самой палочки, которая попала в руки чужого человека. Будто бы маленький ребенок, потерявший из виду родителей и столкнувшийся с незнакомцами. Потерянный, испуганный и жаждущий вернуться. Но сейчас, держа свою волшебную палочка в руке, все было как раньше. Палочка молчала.
- Wingardium Leviosa! – произносит слизеринка, взмахнув палочкой. Учебник, который она сама ранее положила на полку и на который теперь направила палочку, слегка приподнялся и шлёпнулся на место. Вздохнув и пожав плечами, Астория робко улыбнулась профессору. – Да, все как раньше. Хотя, сегодня она в хорошем настроении, видимо, – Гринграсс приподняла палочку, показывая профессору, о ком идет речь, - обычно предметы, которые я пытаюсь заклясть, не реагируют, – пояснила девушка громким шепотом как по большому секрету.
С профессором Синистрой было приятно. Но, тем не менее, глаза предательски закрывались, а все тело ломило так, словно Астория помогала Хагриду (которого давно видно не было) с его обязанностями лесника. Например, таскала рождественскую елку на себе.
- Спасибо за предложение, профессор, но я лучше вернусь в гостиную, – слизеринка улыбнулась уголками губ. – И спасибо, что выслушали меня. Для меня это важно, – не видя смысла лукавить, честно сказала младшая Григрасс, подходя к двери и медленно отворяя ее. – Спокойной очи, профессор. И будьте осторожны. В Хогвартсе становится неспокойно.

+3

29

Как и ожидалось, предложение сходить в библиотеку не вызвало особого энтузиазма. Ничего, когда-нибудь дети и подростки оценят всю пользу и прелесть книг. Увы, иногда система образование негативно сказывалась на любви студентов к чтению. Этот процесс воспринимался слишком принудительным. Но часто бывает так, что после окончания школы люди вдруг осознают, что читать прекрасно, читать замечательно, увлекательно и удивительно.
Аврора сознательно проигнорировала упоминание запретной секции. Ей бы не хотелось давать разрешения на использование учебников оттуда. Не потому, что ей было жалко, а потому, что вместо изначально нужной информации ученики находят такое... К тому же профессор считала, что об инферналах можно найти хоть что-то и в доступной части библиотеки.
После заявление о том, палочка никогда не слушается Асторию, Аврора немного опешила. Она нечасто слышала такое. Да что там, вообще никогда не слышала. Волшебники не признаются в подобном, ну разве что когда хотят вызвать жалость. Но слизеринки не походила на того, кто искал именно жалости.
Демонстрация волшебства заставила Аврору усомниться в том, что в Хогвартсе так уж хорошо учат. А это не так уж просто.
- Почему профессор Флитвик не обращает на это внимание? - но вопрос был скорее риторическим. Аврора подумала, что нужно будет поговорить с преподавателем Заклинаний. Так ведь можно пропустить половину учебной программы. А может дело в палочке? Может какая-то другая палочка предназначена для Астории? Кто знает, может при покупке что-то пошло не так. В любом случае с этим надо было что-то делать. Чары Левитации - это то, что проходят на первом курсе. Если плохо с Левитацией, то как вообще с остальным?
- Не за что, - ответила Аврора. - Ты всегда можешь прийти и поделиться тем, что тебя беспокоит. Это намного лучше, чем пытаться привлечь внимание, бросаясь громкими фразами.
Астория предпочла отправиться в гостиную. В голове Авроры промелькнула идея проводить студентку. Кто знает, что действительно происходит в коридорах Хогвартса. Но проводы преподавателем студента иногда плохо влияют на репутацию студентов. Мол, ты что, трусишь, что это с тобой взрослые ходят. Профессор внесла в свой мысленный список дел на завтра утром проследить за тем, что Астория будет присутствовать за завтраком в Большом зале.
- Ты тоже будь осторожна, Астория. И спокойной ночи. Пусть тебе приснятся добрые сны.
Неожиданно, что студенты призывают педагогов быть осторожными. Хогвартс точно изменился. А что будет дальше? Кто может сказать? Никто. Неопределенность пугала, пугает и всегда будет пугать, но в такие времена от нее невозможно сбежать или укрыться.

+4


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 22 января 1997 года » 22.01.97: Знаете ли вы хогвартскую ночь?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC