Гарри Поттер и Вторая война

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: Секретные материалы


25.01.97: Секретные материалы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
http://i9.pixs.ru/storage/2/5/2/nastolcomu_8320500_21315252.jpg

Участники эпизода в порядке очередности:
Daphne Greengrass, Sybill Trelawney, Astoria Greengrass
Краткое описание эпизода:
За прошедший пару дней после нападения Астория не могла найти себе места: профессор Трелони с нескрываемым недоумением выслушивает ее рассказы о происшествии и упорно отрицает сам факт его свершения, а Снейп - второй свидетель нападения - ведет себя так, словно ничего не произошло, и ничего не обсуждает. По началу слизеринка думает, что сходит с ума, в то время, как за ней начинает закрепляться слава второй Полумны, но затем она решает предпринять еще одну попытку расставить точки над "i" с профессором и берет с собой Дафну, для которой, в свою очередь, неприемлема растущая дурная слава сестры.
Дата, время и место:
25 января 1997 года, коридор возле входа в башню Директора, утро
Рейтинг эпизода:
PG-13
Возможность участия "Перста Судьбы":
да
Тип квеста:
личный

+2

2

Четверокурсница Астория, признаться, начитавшаяся магических детективов, искренне верила, что преступник, кем бы он ни был, всегда возвращается на место преступления. А ту незнакомку, напавшую на нее и на профессора Трелони, девочка, естественно, считала преступницей, которой почему-то вся школа давала уйти от правосудия. О том, что ее, Асторию Гринграсс, начинают уже считать помешенной, слизеринка старалась не думать и, решив вести политику не обсуждения, она несколько дней караулила коридор, где все произошло. Но все безрезультатно. Наверное потому, что караулила она во внеурочное время, конечно же, потому что прогуливать уроки было уже опасно для здоровья. Точнее, для собственного выпуска из школы. В голове младшей Гринграсс уже даже закрадывалась мысль, что та незнакомка – это оживший труп несчастной студентки, скитающейся по замку в поисках… что именно могла бы искать незнакомка, Астория еще не решила. Прошла уже почти неделя с того дня, который до сих пор являлся в ночных кошмарах впечатлительной Астории. Да, поначалу она готова была делиться пережитыми ужасами с каждым, кто готов был ее выслушать, но потом все пошло как-то не так… уже на второй день ей никто не верил. Если скепсис студентов понять можно – те питаются только слухами – то неверие профессоров удивляло. Все, как один, снисходительно улыбались и называли слишком впечатлительной. Либо же, как это сделала профессор Синистра, вовсе не обращают внимания на эту, скажем так, околесицу. Даже родители, которым Астория все рассказала, попросили ее успокоиться и попить успокоительное зелье и впредь не гулять после отбоя. Видимо, профессор Снейп уже донес.
Но вообще, если вдуматься, ситуация была печальной. Профессор Снейп, вызвавший к себе на ковер девушку 23 января, поставил Асторию в тупик своим удивлением: он, якобы, не видел никаких агрессивно настроенных подозрительных девушек в тот вечер в коридоре, хотя сам же и оглушил ту незнакомку! Попытавшись надавить и выяснить, младшая Гринграсс была выставлена вон, благо, не лишившись еще пары десятков баллов. Но больше всего было грустно не от того, что ей не верили даже друзья, начавшие сторониться девочки, которая видела то, чего не видел никто другой, а от того, что ей не верила даже Дафна. Которую, в общем-то, Астория и решила убедить: отчаянные времена требуют отчаянных решений.
- Дафна! Нам надо поговорить с профессором Трелони! – младшая Гринграсс двигалась по лестницам как паровоз, благо, что не пыхтя, таща следом за собой сестру за руку, которая, наверное, предпочла бы сейчас прогуляться в Хогсмид (как сделали это все нормальные люди), но вместо этого оказалась плененной младшей сестрой. – Здесь что-то не чисто, говорю же тебе! Мне не могло привидеться такое! Я уверена, что это был инфернал, и уверена, что она напала на профессора Трелони! Она ведь следом за мной попала в Больничное крыло! Ты же знаешь… – тараторила девочка, игнорируя мелкую мошкару, то есть первокурсников-второкурсников, которым Хогсмид еще пока только во снах является. – Может, при беседе тет-а-тет профессор Трелони будет разговорчивее, – почти коварно, понизив голос на полтона, произнесла Астория, коварно улыбнувшись уголками губ, педантично одернув ворот мантии, которая слегка перекрутилась от стремительного подъема из подземелий в коридоры замка – коридор, где находился директорский кабинет, уже маячил на горизонте.

+3

3

Астория в последнее время волновала старшую сестру... Настолько волновала, что в пору было вызывать семейного колдомедика для освидетельствования...
"Быть может, это все розыгрыш, неудачная шутка?" - попыталась убедить себя в лучшем Дафна.
Младшая то и дело демонстрировала чудовищный характер... Вероятно, переходный возраст и недостаток родительского внимания, по крайней мере, старшей из сестер нравилось думать именно так. Потому что если у Астории от природы отвратительный характер, то выйдет дурно.
Сестра все твердила об инфернале, о какой-то девушке, напавшей на нее саму и профессора Трелони, вот только никто больше не подтверждал слов Астории. Ни Треллони, ни профессор Снейп, который якобы, прогнал странную девушку ничего подобного не видели. Если профессор предсказаний всегда казалась Дафне странной и чудоковатой, то не доверять собственному декану у Гринграсс причин не было.
В конечном итоге, на Асторию начали косо смотреть даже на собственном факультете, не помогла ни чистота крови, ни попытки самой Дафны присечь порочащие сестру разговоры на корню. Увы, но бредни младшей производили куда большее впечатление на слизеринцев. Что же, Астория любила внимание? Теперь она получила все возможное внимание окружающих. На свою голову.
В итоге, когда все однокурсники отправились в Хогсмид, Астория пожелала поговорить с глазу на глаз с профессором Трелони. А в качестве свидетеля беседы решила привлечь старшую сестру. Не то чтобы Дафна так желала подобного времяпрепровождения, однако же и отпускать Асторию одну было бы неправильным. Поэтому старшая Гринграсс пошла.
- Дафна! Нам надо поговорить с профессором Трелони! Здесь что-то нечисто, говорю же тебе! Мне не могло привидеться такое! Я уверена, что это был инфернал, и уверена, что она напала на профессора Трелони! Она ведь следом за мной попала в Больничное крыло! Ты же знаешь…  Может, при беседе тет-а-тет профессор Трелони будет разговорчивее, - тараторила сестра, ведя Дафну за руку, словно бы боялась, что та убежит при первой возможности.
- Астория, дорогая, быть может, лучше прекратить все это прямо сейчас? - осторожно предложила старшая Гринграсс. - Может, тебе просто померещилось? Ты ведь такая... впечатлительная.
Хорошо еще, что сестре вздумалось идти к Трелони, а не Снейпу. Появись бы они у декана с такими фантазиями, произошла бы подлинная катастрофа... И родители уже обо всем знают и наверняка переживают, что репутация семьи страдает. Дафна ни капли не сомневалась, что уже все слизеринцы отписали домой о странном поведении Астории. Мерлин, какой ужас...

Отредактировано Daphne Greengrass (2016-03-29 16:28:32)

+4

4

Трелони затравлено двигалась по переполненным студентами младших курсов коридорам, стараясь, как можно сильнее, вжиматься в стены, но все равно то и дело кто-то натыкался на нее, чем приводил предсказательницу в неистовство. Только вчера мадам Помфри выписала ее из Больничного Крыла, и то только из-за того, что она - Сивилла - отказывалась лежать спокойно на кровати, а то и дело лезла к оккупировавшим владения Поппи шармбатонцам: сначала это были причитания и соболезнования, потом провидица взобралась на своего конька и то и дело начинала пророчить напуганным детям. В итоге сейчас Трелони находилась на, как это называется у магглов, дневном стационаре: ей было сказано заявляться в утренние часы в Больничное Крыло, где мадам Пофмри оказывала ей комплекс необходимых процедур.
Все бы ничего - раны, полученные каким-то совершенно неведомым Сивилле образом, затягивались, благодаря умению хогвартской целительницы, однако беда была в другом - Поппи решила бороться с ее пристрастием! Предсказательнице было велено выпить некую совершенно безобидную на вкус и цвет субстанцию, которая, по словам колдомедика, должна были вызывать не самые приятные эмоции при употреблении горячительного, о чем, конечно, Сивилла узнала после того, как наивно употребила жидкость в себя. Негодованию ее не было предела! Ее провели! Ее обманули! Ее унизили этими грязными ничем не подтвержденными подозрениями! Впрочем проверить это на практике провидица еще не успела, однако дурные предчувствия преследовали ее беспрестанно.
Негодовала Трелони не только на Поппи, но также на Снейпа, который сдал ее на попечение в Больничное Крыло, Дамблдора и Флоренца - по определению, а также на Асторию Гринграсс: девушка уже не один раз рассказывала ей сказки про какое-то нападение, незнакомую девушку с мертвецки бледной кожей и пророчеством про Темного Лорда. Сивилла слушала, кивала, пыталась как-то объяснить это себе и ей, в том числе заговорчески шепча ей, что, возможно, ее Внутреннее Око приоткрыла ей завесу над грядущим, однако девушка упорно настаивала, что все было и ее - Трелони - раны - доказательства этому. Сама же провидица не могла понять, что из перечисленного пугало ее больше, поэтому начинала побаиваться Асторию: она совершенно точно помнила, что пробыла целый день у себя в каморке в компании... кулинарного хереса.
Миновав череду лестниц, предсказательница сумела добраться до второго этажа и решила пойти по коридору мимо кабинета директора - этот путь был дальше, поэтому более пустынным, а именно уединение было тем, что она искала в это солнечное зимнее утро.

+4

5

Услышав слова сестры, Астория резко остановилась, словно натолкнулась на невидимую преграду. Ее спина напряженно выпрямилась, а плечи горделиво расправились. Девочка медленно обернулась, чтобы взглянуть на Дафну. На ее губах играла добрая улыбка, хотя чувство недоверия было мучительно. И ужасно обидно.
- Мне не померещилось, Дафна, – голос звучал как обычно: слегка капризно, слегка весело и наиграно обиженно – так, как Астория делала всегда, когда шутила, чтобы скрыть то, что ее задевает. – Мы были в этом самом коридоре, вон там! – слизеринка махнула рукой, указывая на коридор, в солнечных островках которого, освещенных дневным светом из окон, мерцала пыль, поднятая с пола ногами проходящих здесь студентов, будто бы снежинки, залетевшие с улицы. – Да, я испугалась и, да, я впечатлительная, но Дафна! – Астория шагнула к сестре, сжимая ее руку в своей руке, заглядывая ей в глаза снизу вверх, ища в них поддержку, - все было именно так, как я тебе  рассказываю.
Недоверие ранит. Из всех людских чувств оно самое предательское, коварное и не управляемое: его труднее всего побороть, когда ты знаешь, когда ты веришь, но когда не верят тебе. Не принимают самого очевидного. Когда все факты извращаются. И дурной свет неверия падает на тебя, выделяя из толпы совсем не так, как хотелось бы. Было обидно. Ужасно обидно! Стоило возникнуть недоверию, как все начинало казаться сомнительным и неправильным. И даже то, что раньше – еще пару дней назад! – казалось безобидным, вдруг стало приобретать оттенок вины, словно она действительно говорит странные вещи, пороча не только свое имя, но и имена других волшебников. Пороча свою сестру и своих родителей рассказом, в который икто не верит. И, стоит попасть под власть этого тревожного чувства – под влияние собственного страха заблуждения и подозрительные взгляды окружающих – любое слово и любой поступок представляются в искаженном виде. Несколько раз Астория готова была признать, что ей это все приснилось, привиделось, да что угодно! Но потом она вспоминала, что она – чистокровная волшебница, аристократка, и что она, ну, никак не могла тронуться умом! Кто угодно, но только не она.
- Здесь что-то не чисто! – и вновь тот же заговорщический тон. Отпустив руку Дафны, младшая Гринграсс так же медленно как повернулась к сестре, отвернулась от нее, продолжая прерванный путь. – Профессора что-то скрывают от нас!
Это попахивало теорией заговора. Но сложно было остановиться и не докопаться до истины, чтобы впоследствии ткнуть всех тех, кто не верил, носом в правду. И пусть всем будет мучительно больно за их неверие! Красочные картины свершившегося в голове Астории правосудия были разрушены шагами. День обещал быть удачным.
- Профессор Трелони! – окликнув ту, что она никак не ожидала снова встретить в этих краях, младшая Гринграсс прибавила ходу, нагоняя предсказательницу, к которой-то она и направлялась в башню. – Постойте! Как удачно, что мы с Вами снова встретились… здесь.

+4

6

Как и ожидалось, на попытки воззвать к разуму, Астория отреагировала... болезненно, словно бы это личная обида. Дафна хотела было вздохнуть, но посчитала, что в таком случае младшая сестра точно взорвется, а вот скандала посреди школы им точно не нужно. Репутация семьи и так изрядно подпорчена всем случившимся.
- Мне не померещилось, Дафна, – сестра говорила как и всегда, в своей привычно манере, которую старшая Гринграсс не особо любила. – Мы были в этом самом коридоре, вон там! – указала Астория на коридор, который, по мнению Дафны, ничем не выделялся среди прочих. – Да, я испугалась и, да, я впечатлительная, но Дафна!
Младшая смотрела с надеждой, держала за руку, словно бы нуждалась в защите и поддержке... О, она всегда знала, как же нужно обратиться к Дафне, чтобы та кинулась на защиту. Гринграсс растили наследницей, защитницей семьи, той, которая сделает все для защиты домочадцев, помогать сестре уже давно стало для нее чем-то из области инстинктов.
- Здесь что-то не чисто! Профессора что-то скрывают от нас! - выдала Астория в итоге, и тут Дафна все-таки не удержалась от вздоха.
Она уже переросла то время, когда кажется, что взрослые наверняка интригуют за спиной. Гринграсс уже давно пришла к выводу: если старшие что-то скрывают, значит, на это есть весомая причина, и студентам точно влезать не стоит. Они же не пронырливые гриффиндорцы, которые так и норовят залезть, куда не следует.
- Астория, прошу тебя, успокойся и не говори ничего сгоряча, - обратилась Дафна к сестре. - Даже если что-то и скрывают, то наверняка это не просто так, поверь. Да и все это... Странно. Мне кажется, что лучше тебе успокоиться и отдохнуть. Прошу, дорогая, давай вернемся в общежития и займемся чем-то более приятным, чем блуждание по замку.
И ведь все равно не поможет. Никогда не помогало. Астория была настолько упряма, что порой ее старшая сестра начала думать, не попробовать ли сдать младшую на Гриффиндор. Характер чересчур уж подходящий.
Шестикурсница еще надеялась на лучше, но тут они умудрились столкнуться с профессором Трелони, которую Асстория и жаждала найти.
"Какой ужас", - обреченно подумала слизеринка и в свою очередь поприветствовала преподавательницу.
- Здравствуйте, профессор Трелони.

+3

7

Оклик позади себя для предсказательницы прозвучал, как выстрел из ружья, что весит на сцене во время театральной постановки: ты понимаешь, что когда-то оно должно выстрелить, ты готовишься этому, ты даже по-своему хочешь этого, но когда это наконец-то происходит, ты оказываешься совсем не готов и пугаешься от неожиданности. Трелони вздрогнула. Ей не нужно было оборачиваться, чтобы узнать голос Астории Гринграсс, но ее-то провидица хотела видеть, пожалуй, меньше всего. За последние пару дней она умудрилась в личном антирейтинге Сивиллы обойти Флоренца, один звук цоконье копыт которого выводил предсказательницу из себя. Отчаянная попытка притвориться глухой и слепой не сработала: ее догнали и попались на глаза.
- Доброе утро, мисс Гринграсс и... - запнулась она, заслышав еще один голос. - ...и мисс Гринграсс. Прошу прощения, мне сейчас абсолютно некогда разговаривать. Все учебные вопросы мы с вами может решить на уроке.
Сивилла протараторила все на одном дыхании, словно скороговорку, и, прибавив шагу, попыталась оторваться от преследования. Горгульи у кабинета Директора, всегда неподвижные, проводили ее недовольным взглядом.

+3

8

Наверное, Астория действительно стала параноиком. Потому что она не могла взять в толк: как это – не обращать внимания на все странности, творящиеся вокруг? Тем более тогда, когда она стала непосредственной участницей оных. И она ведь пыталась разобраться! Да что там, она и сейчас пытается разобраться в ситуации. Но, чем больше она разбирается, тем больше вопросов возникает. Все это было очень странно, чтобы оставить без внимания и позволить взрослым решать все самим. Не сейчас. Не теперь, когда ее напугали до полусмерти. Однако, взглянув в глаза Дафне, запал у Астории почти пропал. И она готова была пойти на уступку, но… но добыча сама пришла в руки. И к этой добыче Гринграсс, забыв обо всем и уж тем более забыв об отступлении, кинулась со всех ног. Та, в свою очередь, расшаркавшись в приветствиях, попыталась скрыться.
- Профессор Трелони, – вновь позвала Астория, нагоняя предсказательницу и в очередной раз перекрывая ей путь, улыбаясь, как она сама считала, удивительно доброжелательно, от того и не понятно было, почему преподавательница пытается сбежать. – Думаю, пришла пора нам поговорить серьезно, – начала слизеринка, кинув взгляд на сестру, ища поддержки. – Видите ли, мы с Дафной, – интонационно подчеркнула девушка, сделав выразительную паузу, - считаем, что Вы, равно как и другие преподаватели Хогвартса, скрываете события той ночи, когда Вы и я, – трагичная пауза и тяжкий вздох, - получили свои увечья и оказались в Больничном крыле, – речь звучала так, словно Астория приготовила ее заранее. Хотя, в общем-то, это так и было: в голове она прокручивала этот разговор раз за разом, подбирая слова, планируя и пытаясь предугадать события. Но сейчас, глядя на Сивиллу Трелони снизу вверх, пытаясь казаться не в меру деловой и серьезной, храбрясь из последних сил, четверокурсница ужасно переживала, что, во-первых, все станет хуже, во-вторых, что она выглядит глупо, в-третьих, что она узнает страшную правду. Но именно правды девочке и хотелось. Чтобы подтвердили, что она не сошла с ума. Чтобы все поняли, что ей все это не приснилось. – Профессор… – мягче, уже не так деловито, вновь заговорила Астория, бросив очередной взгляд на сестру, - ведь там был инфернал, правда? Девочка, моя ровесница, напала на меня и на Вас в этом самом коридоре. Она схватила Вас за ногу, вы кричали и пытались отбиться, Вы изрекли пророчество про Сами-Знаете-Кого, так почему же Вы все отрицаете?
Выпалив все это, младшая Гринграсс судорожно вздохнула, словно неожиданно кончился воздух в легких. Она смотрела на предсказательницу во все глаза, ожидая ее ответа. Сегодня она была настроена узнать все. И даже больше.
Если бы все это не коснулось лично Астории, она бы, наверное, помусолив эту тему пару часов, забыла обо всех невзгодах, но все это касалось лично нее. И потому она не готова была спустить все на тормозах.

+3

9

Трелони совершенно точно не обрадовалась появлению Астории. Дафна видела это в каждом движении, в каждой черте лица женщины... Саму слизеринку это частично примирило с ее горькой участью: приятно оказалось осознавать, что кого-то ненаглядная сестра замучила не меньше самой Дафны.
- Доброе утро, мисс Гринграсс и... и мисс Гринграсс. Прошу прощения, мне сейчас абсолютно некогда разговаривать. Все учебные вопросы мы с вами может решить на уроке, - попыталась избежать явно нежеланного разговора преподавательница.
Увы, ей не хватало слизеринской изворотливости и гриффиндорского упрямства, чтобы отвязаться от Астории. У младшей Гринграсс хватка была подстать хорошему питбулю.
"Надо схватить ее за шкирку и утащить подальше, - простонала про себя Дафна. - Ну за что мне все это?!"
- Профессор Трелони! Думаю, пришла пора нам поговорить серьезно. Видите ли, мы с Дафной...
"Авада. А перед ней десяток Круцио", - мстительно подумала Гринграсс. Конечно, применять непростительных к сестре она не собиралась... Да и была уверена, что у нее не получится использовать ни одно из них, кроме, разве что, Империо. Но помечтать об этом было так сладко...
Как у этой малолетней дурочки вообще хватило совести втягивать сюда еще и старшую сестру?! "Мы с Дафной", вы только подумайте!
– Профессор, ведь там был инфернал, правда? Девочка, моя ровесница, напала на меня и на Вас в этом самом коридоре. Она схватила Вас за ногу, вы кричали и пытались отбиться, Вы изрекли пророчество про Сами-Знаете-Кого, так почему же Вы все отрицаете?
Как Дафне удалось не застонать, она сама не знала. Вот только еще и пророчеств про Темного лорда им не хватало для полноты счастья... А вот теперь счастье стало действительно полным, просто необъятным. Надо срочно отписать родителям. А сестру запереть.
- Астория, - строго обратилась Гринграсс к сестре, - довольно. Нам пора. Профессор Трелони, прошу прощения, что мы потратили ваше время.

+4

10

Удивительно доброжелательная улыбка перекрыла путь к отступлению. Трелони бросила раздраженный взгляд на владелицу улыбки и обреченно вздохнула: с первых слов она поняла, что за прошедшее время история, сочиненная в голове Гринграсс младшей, не отпускала ее. И даже то, что Астория вплела Дафну для убедительности, не удивило провидицу - все-таки они сестры, поэтому старшая может пойти на поводу у младшей. К тому же чистокровные слизеринки. Такие берут не мытьем, так катаньем.
- Мисс Гринграсс, я до сих пор не понимаю, о чем вы говорите, - усталым голосом ответила Сивилла, поскольку все это они уже проходили и не раз. - Я вам уже говорила, что в тот день я весь день была у себя в башне и покинула его уже ближе к вечеру, когда... почувствовала недомогание, - нашлась Трелони, заменив слово "опьянение" на более благозвучное. - Дальше, к сожалению, я ничего не помню, поскольку недуг взял свое, однако профессор Снейп нашел меня бессознательную на лестнице. Очевидно предположить, что свои увечья я получила там же.
В этот момент вмешалась Дафна. Видимо, здравый рассудок все-таки обитал в брюнетистой голове сестры блондинки. Сивилла облегченно вздохнула, решив, что, кажется, выиграла этот раунд.
- Кстати говоря, мисс Гринграсс, а вы принимаете все лекарства, которые прописала вас мадам Помфри? - очень тонко и издалека начала Трелони. - Пожалуй, мисс Гринграсс, - обратилась уже к Дафне она, - вам стоит более пристально следить за приемом прописанного вашей сестрой.

+4

11

Это была война. И, будь у Астории при себе перчатка, она бы кинула ее в лицо прорицательнице и вызвала ту на дуэль. Но слизеринка продолжала вежливо улыбаться, хотя уголок губ, кажется, все-таки нервно дрогнул. Девушка медленно перевела взгляд на сестру, в очередной раз понимая, что она окружена одними предателями. Видя, что Дафна уже мысленно сочиняет письмо родителям о странном поведении младшей. Глубоко вздохнув, Астория сделала от Дафны полшага в сторону, словно бы опасаясь, что старшая схватит ее за руку и уведет прочь до того, как Астория докопается хоть до каких-нибудь крупиц истины. Девочка отчаянно желала понять, что за чертовщина творится вокруг и почему все шишки достаются ей.
- Прости, Дафна, – мягко произнесла девушка, сжав кулаки, стараясь держать себя в руках и вести себя так, как вела себя всегда. Признаться, характер у Астории Гринграсс был прескверный. И если она избрала еще в раннем детстве политику – веди себя забавно, то на самом деле у ее натуры было куда больше подлости, чем доброжелательной веселости. Вторая роль – обычно самая скучная. Однако все зависит от тебя самой. Как и во всех других сферах жизни, в общем-то. Второй ребенок в чистокровной семье: это то же самое, что тебя нет. Тем более, если ты родилась девочкой. Дафна была первой – той, кто продолжит дело семьи, та, которая первой должна удачно выйти замуж, та, на которую все смотрят первым делом, та, чьим воспитанием родители занимаются в первую очередь, та, кого все любят, видят и за которой неизменно следят. Второй же ребенок в чистокровной семье – это лишь бледная тень первого ребенка. Бесплатное дополнение. Две девочки в чистокровной семье – это двойное фиаско. Некоторые говорят, что родители всю любовь отдают второму ребенку,  первого все время шпыняют, чтобы он был еще лучше, чтобы второй ребенок мог ровняться на него. Ерунда. Такое не работает в чистокровных семьях, где право наследования всегда за первым ребенком. Первые во всем. Первые всегда. Не сказать, что Астория понимала свою второстепенную роль именно так, но то, что родителям куда интереснее совершенствовать именно Дафну она поняла еще в самом детстве. Поняла, приняла и начала вести себя так, как того желает именно она. Вести себя так, что заставит родителей обратить внимание на нее, на Асторию. Увидеть ее в тени совершенной Дафны. – Но эта женщина врет, – в произнесенной фразе не было ни капли доброжелательности или элементарной вежливости. Отвернувшись от сестры, младшая Гринграсс смерила прорицательницу уничижительным взглядом. – Я не знаю, почему Вы все отрицаете, профессор Трелони, и врете, – медленно произносила Астория, пропустив мимо ушей колкость про лекарства, - но смею Вас заверить: что я все равно докопаюсь до правды. К тому же, – улыбка на губах Астории вновь стала абсолютно доброжелательной, словно девушка хотела пожелать преподавательнице хорошего дня, но произнесла совсем другое: у меня по зельеварению «Превосходно» и, так уж сложилось, я знаю, как сварить Сыворотку правды. Это, конечно, весьма трудоемкий процесс, который отнимет много времени и, возможно, мне придется нарушить школьные правила, но… – девушка тяжко вздохнула, словно все это ее удручает, - помните, что моя рука может случайно дрогнуть над Вашей чашкой чая. Тогда, может, Вы скажете правду, – очевидная угроза студентки, опрометчиво брошенная в лицо преподавателю, произнесенная спокойным и удивительно вежливым голосом. – С другой стороны! – чуть громче произнесла слизеринка, подняв вверх указательный палец, словно бы акцентируя внимание на следующем своем заявлении. - Не исключено, что профессор Снейп, который поспешил отправить меня с мистером Филчем в Больничное крыло той ночью, стер Вам Ваши воспоминания, профессор Трелони. Не знаете, зачем он мог это сделать? – нахмурившись, девушка взглянула на Дафну, прекрасно понимая, что подозревать в причастности к этому дурдому еще и собственного декана, опасно для собственного благополучия. Но помимо него тогда никто другой не оставался с профессором Трелони наедине. И, когда он привел прорицательницу в Больничное крыло, она уже ничего не помнила. – Дафна, хоть ты поверь, что я не сошла с ума и не выдумываю все это… – всплеснув руками, воззвала к сестре Астория. – Зачем мне все это придумывать?

+4

12

Чем больше Астория говорила, тем в больший шок приходила Дафна. Больше всего ей хотелось провалиться через все этажи Хогвартса в родной подвал, а потом  еще ниже... Чтоб больше никогда не видеть и не слышать. Такого кошмара прежде не  случалось в жизни старшей Гринграсс, пожалуй... пожалуй, что никогда! Мало того, что сестра ведет себя настолько странно, так она еще откровенно хамит преподавателям!
У слизеринки голова пошла кругом от слов младшей сестры... Даже если она действительно не показывает дурной нрав и не помешалась, то это в любом случае не причина вести себя таким образом с преподавателем...
Не просто хамит... Еще и угрожает... И еще бы угрожала чем-то реальном... А так только гриффиндорцам на смех!
- У меня по зельеварению «Превосходно» и, так уж сложилось, я знаю, как сварить Сыворотку правды. Это, конечно, весьма трудоемкий процесс, который отнимет много времени и, возможно, мне придется нарушить школьные правила, но…  помните, что моя рука может случайно дрогнуть над Вашей чашкой чая. Тогда, может, Вы скажете правду.
- Астория! - зашипела Дафна на ухо сестре. - Ты совсем с ума сошла?! Какая сыворотка правды?! Ты только на четвертом курсе!
Дальнейшие слова Астории старшая из сестер даже не слышала, улавливала только интонации... Но и этого хватало слизеринке, чтобы девушке стало дурно.
– Дафна, хоть ты поверь, что я не сошла с ума и не выдумываю все это…  Зачем мне все это придумывать?
Гринграсс глубоко вздохнула... выдохнула... и произнесла:
- Затем, что ты вздорная девчонка, которая совершенно не умеет себя вести! - воскликнула Дафна. - Простите, профессор Трелони, поведение моей сестры совершенно недопустимо! Астория. В гостиную. Немедленно. Иначе ты горько пожалеешь.

+3

13

Слова, стекавшие с уст Астории бурным потоком, постепенно приводили Трелони в ужас. Ее обозвали «женщиной», словно она была какой-то заурядной домохозяйкой в очереди в магазин! Ее обвинило во лжи, тогда как Сивилла еще с юных лет взяла за правило говорить только правду! (Она могла не договаривать и называть вещи другими именами, но в их основе всегда была правда, поскольку только правда имела силу в этом бренном мире, погрязшем в непрекращающемся настоящем!) И ей угрожали! Зельеварение! Сыворотка правды! Все это прямо-таки кричало о том, что девушка – ученица Снейпа, что провидица невольно передернулась. А еще эти нелепые предположения! Трелони до сих пор не могла взять в толк, как так получилось, что именно декан Слизерина нашел ее бессознательную и отконвоировал в Больничное крыло, поскольку Северус редко поднимался выше второго этажа замка. Но даже в страшном сне она не могла представить, для чего Снейпу стирать ей память. Бессмыслица! Нелепица! Чепуха!
Но это все такие мелочи, по сравнению с растущим страхом в душе. Предсказательница уже начинала думать о том, что Асторию нужно обследовать в Сент-Мунго – она может быть опасна. И ведь не пожалуешься главе ее факультета – Снейп и бровью не поведет, не нужно было быть провидицей, чтобы понимать  это!  А снимать баллы… это было не в ее правилах. В конце концов, вся эта гонка за кубком и система оценок – это все так необъективно и пустая трата времени, но это меньшие зло из возможных.
Трелони молчала ровно до тех пор, пока Дафна не обратилась к ней с извинениями.
– Мисс Гринграсс, не вы должны извиняться, а ваша сестра. Это недопустимое поведение! Как только она осознает масштаб нанесенного мне оскорбления, я буду ждать ее с извинениями, – храбрясь, выговорила она, хотя желания лишний раз встречаться с младшей Гринграсс у нее не было. Пока говорила, она тихонько по стеночке обходила перегородившую ей путь Асторию. – И вновь настоятельно вам советую следить за тем, чтобы она принимала все лекарства мадам Помфри! Я расскажу ей о случившемся – возможно, она сможет как-то помочь бедняжке. Видимо, вся это история с нападением на поезд сказалась на ней.
Не теряя ни минуты и не рассыпаясь в дальнейших объяснениях, предсказательница спешно покинула слизеринок. В ее глазах блестели слезы, а в горле стоял комок, который она все никак не могла сглотнуть.

+2

14

Родители хотели, чтобы из меня вышел толк. Толк вышел – бестолочь осталась. Характеризует ли это Асторию Гринграсс? Отчасти. Родители боролись, родители пытались. Сделать из младшей Гринграсс истинную леди, которой, в прочем, девочке совсем не интересно было быть. Зачем семье две леди? Но это вовсе не означало, что Астория глупа или что она не умеет себя вести. Отнюдь. Иногда обстоятельства диктую свои правила. И с некоторыми надо общаться, как говорится, на понятном для них языке.
Вздохнув так тяжко, словно все тяготы магического мира лежали на хрупких плечах четырнадцатилетней слизеринки, Астория устало отвела взгляд от сестры, которая, кажется, потеряла всяческое терпение. Что же до профессора Трелони, то та явно оскорбилась. Заботило ли это оскорбленную до глубины души младшую Гринграсс? Ни капли.
Ситуация все больше и больше становилась трагикомичной. Видимо, действительно не оставалось иного выхода, кроме как разбираться во всем этом самой. Поступить так, как советовала профессор Синистра, чье предложение нашло отклик в душе четверокурсницы лишь в тот вечер, когда она покидала астрономическую башню. А затем затерялось в череде мыслей и попыток разобраться по-другому. При помощи разговоров. Наверное, так начинаются все противостояния. Ты говоришь – тебя не слышат. Вечно говорить не будешь. Любое терпение имеет обыкновение заканчиваться.
- Знаешь, Дафна, – спокойно заговорила Астория, повернувшись к сестре спиной, провожая задумчивым взглядом удаляющуюся профессора Трелони, кажется, обиженно роняющую слезы. Удивительная все-таки женщина. Слизеринка не хотела бы быть похожей на нее, но почему-то в одночасье они стали удивительно похожими. Никто не воспринимает Сивиллу Трелони всерьез. Особенно ее предсказания. То же самое стало происходить и с самой Асторией, которую перестали воспринимать всерьез из-за ее рассказов и ее вопросов. Парадокс. – Я… – хочу оправдаться? Ерунда. Чтобы Астория ни делала, какие бы слова не произносила, она никогда не оправдывалась. Это ниже достоинства чистокровной волшебницы. – Наверное, я действительно вздорная девчонка, – с неожиданно доброй улыбкой, отразившейся, впрочем, лишь в приподнятых уголках девичьих губ, произнесла девушка, взглянув на сестру через плечо, - и ты обязательно меня отругаешь, – шутливо надув губки, Астория даже покачала головой, - но сначала я хочу зайти в библиотеку. Обещаю, дорогая сестра, я буду тише воды, ниже травы. Меня не заметят даже пауки, – вновь утомленно вздохнув, Гринграсс медленно направилась в сторону лестницы, гордо вскинув голову и держа спину прямо. – А ты прогуляйся. Слышала, сегодня в Сладком королевстве распродажа сладостей, – громко добавила девушка и, завернув за угол, метеором взлетела по лестнице запоздало подумав, что Дафне может взбрести в голову остановить ее.

for Daphne

P.S.: пришлось сбежать от тебя, дорогая сестра, из-за того, что мне нужно еще заметить смерть Дамблдора (что уже было описано, поэтому на несколько часов мы вынуждены разделиться с тобой). Если у тебя планов нет по дальнейшей игре, то я бы вернулась следующим нашим с тобой квестом к вопросу моего поведения (если ты желаешь поставить меня на место), а так же, вполне вероятно, я поделюсь с тобой особыми новостями до того, как станет о них известно всей школе (я ведь болтливая).

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: Секретные материалы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC