Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

Преступление без наказания - Gellert Grindelwald до 23/08
Вы имеете право на молчание - Rita Skeeter до 15/08
Один друг Грейбека - Ludovic Scabior до 23/08
Каждый сам за себя - Aurora Sinistra до 22/09
Танго в сумасшедшем доме - Astoria Greengrass до 03/09

links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 21 января 1997 года » 21.01.97: Если хочешь солгать, отвечай предельно честно


21.01.97: Если хочешь солгать, отвечай предельно честно

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ЕСЛИ ХОЧЕШЬ СОЛГАТЬ, ОТВЕЧАЙ ПРЕДЕЛЬНО ЧЕСТНО
--

Участники эпизода в порядке очередности: Minerva McGonagall, Sarafine Munter, Lucille Vanadis
Краткое описание эпизода: Серафина Мантер, получившая ответ на свое письмо, отправленное Альбусу Дамблдору, приводит спасшихся студентов Дурмстранга к воротам Хогвартся. Там, у ворот, их уже ждут преподаватели во главе с Минервой Макгонагалл. Люсиль Ванадис и остальным предстоит серьезная проверка с применением магии, но ведь везде есть свои лазейки, главное правильно подобрать ответ на заданный вопрос, чтобы обойти магический барьер и получить пропуск в замок. Серафина Мантер, как лицо заинтересованное в проверке не участвует, она лишь сторонний наблюдатель, на уровне подсознания, знающий настоящую правду, но не желающая, что бы эти студенты оставались за пределами замка. Кто знает, какую цену придется заплатить потом?
Дата, время и место: 21.01.97, вечер. Ворота Хогвартса.
Рейтинг эпизода:PG-13
Возможность участия "Перста Судьбы": нет
Тип квеста: личный

+3

2

Время было позднее. Кажется, около 11 вечера. Альбус, вопреки своим привычкам, отправил Минерве сову, а не патронуса. И эта сова, не в меру деловая от важности своего поручения, влетела в кабинет профессора трансфигурации, сбив стопку работ студентов на проверку со стола, заставив губы женщины сжаться в одну тонкую прямую линию. Отчитав птицу, виновато ухнувшую в ответ, профессор МакГонагалл забрала у нее из клюва небольшой свернутый кусок пергамента и конверт с надломленной восковой печатью. По мере того, как взгляд скользил по строчкам на пергаменте, декан Гриффиндора все больше хмурилась. Отложив недочитанное письмо в сторону, она вынула из конверта другой лист, прочитав аккуратный почерк и задержав взгляд всего на мгновение на подписи внизу. Сдержанно вздохнув, женщина вернулась к письму директора. И уже через несколько минут, поднявшись из-за стола и педантично убрав все лишнее и поправив сбитые стопки бумаг, женщина покинула свой кабинет.

Коридоры замка были пустынны. Быстрые шаги профессора МакГонагалл разносились по коридору, отражаясь четким эхом от каменных стен. Лицо женщины было серьезным и сосредоточенным. Признаться, Минерва была удивлена, что Альбус попросил встретить гостей ее, а не Северуса, когда его присутствие было бы куда логичнее и продуктивнее. Подходя к главным дверям замка, защищенным заклятием, чтобы никто не мог ни выйти, ни войти без разрешения, Минерва заметила взлохмаченную голову Филиуса Флитвика, переминавшегося с мысов на пятки, заложив руки за спину.
- Профессор Флитвик, – окликнула Минерва коллегу, кивнув ему в знак приветствия, хотя в течение дня они уже пересекались. – Хорошо, что Вы уже здесь. Альбус написал, что они будут с минуты на минуту.
- Неожиданное известие, в самом деле, - пробормотал профессор заклинаний, изящно взмахнув палочкой, снимая защитные чары с дверей. – Студенты Дурмстранга, за которых готова поручиться профессор Мантер? Это может быть опасно. Профессор Снейп к нам присоединиться?
- Думаю, что нет. Во всяком случае, Альбус упомянул в письме лишь Вас, – хмуро ответила профессор МакГонагалл, вдыхая морозный воздух и стремительным и волевым шагом устремляясь к воротам Хогвартса, левитируя перед собой фонарь, с подрагивающим внутри волшебным огоньком.
- Если я правильно понял, нам надо убедиться, что эти дети не опасны? – осторожно поинтересовался Филиус, едва поспевая за шагом коллеги.
- Да, – коротко ответила женщина, смаргивая с ресниц зацепившуюся снежинку. – Альбус сказал, что Мадам Розмерта оповестила его о появлении студентов Дурмстранга. Вчера, кажется. Не удивительно, что они обратились к единственному человеку, которого знают здесь.
- Вы о профессоре Мантер? Но как они узнали, что она в Хогвартсе? Мы сами не знали до вчерашнего дня.
- Статья Риты Скитер, я полагаю. Вы же видели фотографию.

На этом вопросы закончились. Морозный снег хрустел под ногами. Две движущиеся тени причудливо искривлялись в свете танцующего пламени фонаря. Где-то вдалеке – в чаще Запретного леса – завыл волк. В остальном вокруг царила тишина. Остановившись перед закрытыми воротами, профессор Флитвик вновь взмахнул волшебной палочкой, словно она была кистью в руках художника. Он не издавал ни звука, но рисовал узоры заклинаний, заставляя светиться решетки ворот, которые, звякнув, вскоре отворились.
- Я наложил несколько чар на вход. Тот, у кого есть дурные намерения, не сможет пройти на территорию Хогвартса.

Отредактировано Minerva McGonagall (2016-04-04 15:19:38)

+5

3

Показались ворота замка, группа из одного преподавателя и нескольких студентов приближалась, снежная корка хрустела под ногами, впереди себя Серафина направляла импровизированные носилки с раненной девочкой. Трансгрессия для нее окончилась печально, увы, магии Розмерты, а именно так звали владелицу кафе, не хватило, что бы сохранить ребенку конечность. Печальный факт, печальная потеря объявленной войны, далеко не первая и далеко не последняя. Помогало то, что последние часы несчастная находилась в забвении, эти чары усилила сама Серафина, что бы  уже в замке передать студентку в лазарет.
Ее подопечная Люсиль следовала чуть позади, сотальные тянулись за ней. Измотанные лица, усталые глаза - вот то первое, что увидела Серафина едва переступив порог комнаты, где на время обосновалась это небольшая группка беженцев. Жалость? Нет, ее давно не трогало чужое горе, по правде говоря, чужое горе ее вообще мало трогало. Но было то, что вызывало негодование - эти подростки должны заниматься тем, чем пристало заниматься детям в их возрасте: учиться, влюбляться, ходить на свидания, но не бежать из родной школы, которая на года стала им домом, не выбираться ночью украдкой, не трансгрессировать попарно едва получив на это разрешение, не замерзать и не прятаться в холодных маглловских амбарах - наивысшая мера несправедливости. Война - удел взрослого поколения, их осознанный выбор.
Серафина смахнула с ресниц налипшую снежинку, чувствуя, как холодеют кончики пальцев на руках и ногах. Она намеренно не использовала согревающее заклинание, холод ей был необходим, как глоток свежего воздуха, холод и темнота. Все, что сейчас она желала, это что бы тьма окутала все вокруг, позволив выпустить наружу собственных демонов. Темнота скрывала многое: чувства, выражения лица, эмоции - всё, все что так тщательно гасила в себе эта молодая женщина.
Ворота замка приветливо распахнуты, первая фигура, которая бросается в глаза - Минерва Макгонагалл в своей неизменно остроконечной шляпе. Дамблдора нет, видимо он перепоручил встречу беженцев Декану Гриффиндора. рядом с Минервой маячила маленькая коренастая фигурка преподавателя заклинаний. Что ж, Серефина и не сомневалась, они подготовили встречу. Как только ее нога переступила порог, она почувствовала словно нечто упругое толкнуло ее в грудь, пропуская через себя,словно мембрана, что-то более плотное чем воздух, она не сомневалась в наличии магического барьера. Улыбка тонкой змеёй скользнула по ее губам. Насмешка? Дань уважения? Кто разберет, что у нее в голове. Она могла бы убрать это барьер, о, не сомневайтесь, для нее это ничего бы не стоило. Но она должна была удостовериться, что те, кто следуют за ней пройдут проверку, что ее пройдет Люсиль, что пока то, что она почувствовала в разговоре со своей подопечной не пустило свои корни достаточно глубоко, что бы завладеть всем естеством девушки. Пока...
Серафина отдавала себе отчет, что это ляжет грузом на ее плечи, однако ей было не впервой принимать осуждения, и это мало ее беспокоило.
- Профессор Макгонагалл, Профессор Флитвик, рада, что вы нас встречаете. Как я писала, одна из студенток весьма неудачно странгрессировалла, её необходимо отправить в лазарет на попечение Мадам Помфри. Я готова сопроводить ее, ведь, как я полагаю, мое присутствие тут на данный момент не потребуется. Она прекрасно понимала, что ей не дадут возможности провести допрос, впрочем это было обоснованно. Сейчас она собиралась отправиться на больничных этаж, позже, собиралась вернуться за своими подопечными. что бы развести их по комнатам. Она даже не сомневалась, что все пройдут проверку, она не сомневалась в способностях своей ученицы, которой сейчас было куда безопаснее оставаться в замке, чем вне его стен, в замке, где Мантер будет присматривать за ней.

+4

4

Мы последовали за остальной компанией из Дурмстранга, и чуть не забыла про свой чемодан. Было бы обидно, но все же я вспомнила, а значит все в порядке. Еще немного и я буду греться где-то у камина, или у импровизированного огня в замке. Пройду ли я проверку? Может да, может нет. На самом деле будет очень обидно - если не пройду. Да и на этом моя "карьера" закончится. Кто возьмет  на серьезное дело девочку, что даже в школу попасть не может? Кому будет нужна такая неудачница? Разве, что на черновую работу да и то в качестве пушечного мяса, а большего я и заслуживать не буду. Нет уж, или я попаду в школу - и все будет идти так, как должно или же можно со спокойной душой возвращаться домой. И запереть себя где-нибудь на чердаке, пока не обращусь в старую ненужную деву. Все, или я успокаиваюсь и беру внезапное волнение в железный кулак, или можно признаваться Мантер в моих мотивах. И так, что я выбираю? Правильно, отправляюсь со всеми в школу. Очень скоро мы идем в сторону школы, я иду второй, первой Мантер и рядом с ней на носилках левитирует раненая. Хорошо, все в порядке. Волнение это даже хорошо. Все негативное надо брать на свое вооружение. Страх - как стимул действовать, волнение - как признак того, что я просто перенервничала за всех. Хоть за эту раненную. Шутка ли, я за нее отвечала, а она конечности тут теряет негодница. Так, хорошо, уже лучше и волнения поменьше. Я попаду в школу и буду учится. Я и прибыла сюда за одним, учится.  Я не планирую никого убивать, не собираюсь устраивать бунты или открывать двери врагам. Я просто буду еще одной ученицей. Просто место для учебы под нейтральными флагами и это хорошо, не так ли? Вот и шикарно. Я поднимаю взгляд и вижу высокую даму в остроконечной шляпе, и я рядом невысокого мужчину. Преподаватели? Авроры? Ну, одно ясно точно - это не дементоры. Хоть какой-то плюс для моих знаний. Я делаю шаг за Мантер не задумываясь о какой-либо подставе. И моим удивлением является то, что воздух словно обретает плотность, становится гибким и эластичным и тоже время не проницаемым. В голове возникает глупая и докучливая мысль, а зачем я прибыла в Хогвартс. Учится, отвечаю я сама себе, хотя и знаю, что врать самому себе первый шаг в темноту. Но все же ответ принят кем-то там свыше и мне дают шанс. Я прохожу дальше. Интересно было ли видно со стороны? Хотя, если бы их чары были бы совершенными, то пустили  бы они учеников, чьи родители и сейчас были пожирателями? Просите - и вам дадут, стучите и вам откроют. Я постучала и мне открыли двери. Остальные как я вижу тоже проходят с натяжкой и с удивлением оборачиваются на ворота. Да, они ожидали подставы еще меньше чем я. Они убежали, решили показаться правильными детками и выбрать хорошую сторону - а их встречают магическими барьерами и собираются устраивать допросы. Здесь бы не помешала легкая истерика на уровне - а я же хорошая, за что вы так с нами. Но от меня вы ее не дождетесь. Я позиционирую себя как понимающая ситуацию леди, так пожалуй я и должна такой оставаться. Если хочу, что бы все остальные продолжали оглядываться на меня. Что бы остальные все еще чувствовали мою власть и мою же за них ответственность. Ведь староста, тем более школы это не просто власть. Это еще и тот, на кого первого летят все шишки за чужие косяки. И казалось бы, ну причем тут я - а вот причем, и приходится отвечать. Так и сейчас я оглядываюсь на Мисс Мантер, как она говорит о том, что минус одна леди на проверку. Повезло, скажем так. Если под везением можно назвать, то как выглядит ее нога и тот момент, что в ране появилась инфекция что ли, или что-то в таком духе. Ну да ладно, я услышала уже достаточно. Имена профессоров, намерение Мантер оставить на одних. Что же, так даже лучше. Она знает нас лучше, и знает как и что спрашивать. Они же не знают нас вовсе и судят нас по тем меркам, что судят своих детей. Видят ли они в нас подлость? Видят ли они то, что называется тьмой? Не знаю, могут догадываться, но не понимать. Вроде есть же и хорошие маги выпускники Дурмстранга. Самый любимый и распространенный миф на примере Виктора Крама. Да он весь такой добрый и пушистый и защищал тех, чьи родные погибли от Грин-де-Вальда, но почему то никто и никогда не вспоминает эти самые методы защиты. Ну да ладно, это так технические мелочи. Нам еще много придется научится и узнать. К примеру какие здесь знания применять можно, а какие нет и правила. Кстати любопытно, как у них наказывают за провинности? У нас это было довольно мрачно и жестоко. Я была наказана всего пару раз и то на младших курсах, но мне хватило, что бы неделю боятся спать без света.
- Приветствую вас, - говорю я преподавателям, когда их внимание наконец-то переключается на нас, вместе с этим я чуть наклоняюсь вперед как знак уважения.

+6

5

Альбус вновь не ошибся. Времени хватило лишь на то, чтобы поставить барьер на ворота: профессор Мантер появилась в следующую же секунду, сопровождая студентов Дурмстранга. Идеальный расчет, будто бы директор знал все наперед и подгадывал так, чтобы создать как можно меньше неудобства остальным. Рядом с Серафиной Мантер, плавно покачиваясь, «плывут» носилки, на которых лежит бледная девушка. Ее лоб покрыт каплями пота, а грудь тяжело вздымается при каждом вдохе. Плачевное состояние. Первым порывом профессора МакГонагалл было подойти к ней и убедиться, что сил Мадам Помфри хватит, и нет необходимости вызывать колдомедиков из Сент-Мунго, но женщина остается на месте, дожидаясь, когда ночные гости пересекут установленный Филиусом барьер.

Первой сквозь невидимую преграду проходит сама профессор Мантер. Минерва с присущей ей серьезностью наблюдает за женщиной, видя лишь подтверждение тому, что Альбус доверился этой странной и подозрительной женщине не просто так. Однако профессор трансфигурации знала не понаслышке обо всех причудах и всех действиях данных барьеров. Эти невидимые, но ощутимые препятствия не заглядывают в душу человека, которого проверяют. Они лишь заглядывают в их мысли. Но, отправив встречать гостей ее, Минерву, и профессора Флитвика, директор Дамблдор дал ясно понять, что желает видеть этих детей и эту женщину в стенах школы. Все, что нужно было сделать профессорам, это довериться решению главы Хогвартса. А он, действуя, на первый взгляд, необдуманно, никогда еще не ошибался. Следом за Серафиной Мантер проходят сквозь барьер и остальные студенты.

- Добрый вечер, – приветствует их профессор МакГонагалл и подходит к профессору защиты от темных сил и девушке на носилках. – Рана запущена, но не слишком сильно, – поджав губы, произносит женщина, сдерживая жалость, готовую отобразиться в глазах. – Мадам Помфри должна справиться. Если будет необходимость, колдомедики из Сент-Мунго прибудут в течение получаса после вызова, – добавила она, положив руку на плечо несчастной, ободряюще приподняв уголки губ в скупой улыбке. – Да, профессор Мантер, если не затруднит Вас, не откажусь, если Вы сопроводите ее скорее в лазарет. Не думаю, что проверка займет много времени. Встретимся у главных дверей замка.

Профессор Флитвик, будучи на голову ниже растерянных детей, старался улыбаться доброжелательно, водя вокруг них палочкой, из которой одна за другой вырывались светящиеся нити, окутывая студентов теплым светом. Профессор МакГонагалл молча наблюдала за его действиями, обводя взглядом каждого студента: девушка, вошедшая второй, выглядела серьезной и, что не могло не радовать, говорила по-английски. Остальные же, столпившиеся чуть позади нее, явно опасались проверки. Как и любой другой студент, столкнувшийся с неожиданным экзаменом и не знающей, чего ждать от него. Поздоровавшаяся девушка, наверное, была старостой: факультета или школы – это было видно по ее взгляду. В нем присутствовала ответственность.

- Меня зовут профессор МакГонагалл, – четко произносит декан Гриффиндора, когда Филиус, проверив последнюю девочку, отошел обратно к Минерве. – Это профессор Флитвик, – женщина вежливым жестом указала на своего коллегу, который молча кивнул студентам. Взмахнув палочкой, профессор трансфигурации создала из нескольких листов для заметок, которые хранила на всякий случай в кармане мантии, пледы в шотландскую клетку, которые передала детям, вынужденным, как и они, стоять ночью на улице. Согревающие чары на них были наложены автоматически. – Мы зададим вам несколько вопросов, а затем проводим в замок, где вы сможете отдохнуть. Но, для начала, представьтесь, пожалуйста.

+4

6

Мантер, коротко кивнув заместителю директора школы, еще раз посмотрела на своих учеников и развернувшись. направила носилки с девушкой дальше по коридору. Ей на втречу уже бежала Мадам Помфри, готовая принять все заботы о несчастной девушке на себя. Судя по лицу волшебницы, состояние девушки вызывало серьезные опасения, на лице же Мантер не отразилось ничего. Она шла, слушая причитания Помфри, как жужжание навязчивой мухи, которую хочется если не прихлопнуть, то отогнать. Ей, привыкшей к холодности стен Дурмстранга, было тягостно ощущать вокруг себя такое живое участие к бедам посторонних. Да и вообще, вся эта суета вокруг, если других она подстегивала к действиям, то Мантер напротив, слишком утомляла. Ей. не привыкшей к выражению чувст. казалось каким-то неестественным все это многообразие эмоций и когда Мадам Помфри в участливом жесте прикоснулась к руке Серафины, внезапно чуть сжав ее кисть, заставила Мантер тут же выдернуть руку, тем самым озадачив волшебницу. - Ох, простите, мне не следовало так внезапно к Вам прикасаться, голос Помфри заставил Мантер посмотреть на женщину. - Все в порядке, просто я не люблю прикосновения , щебетание Помфри смолкло, Серафина поняла, что вероятнее всего, своим тоном задела волшебницу, но ничего более не произнесла.  Далее, сохраняя молчание, они проследовали в больничное крыло, где Мантер сдала наконец-то студентку полностью в руки Мадам Помфри, которая тут же, позабыв обо всем, принялась за дело.
Мантер же спустилась обратно, дожидаясь окончания проверки, что бы потом отвести своих подопечных в спальни. выделенные им.

+5

7

Представится? Ну что, начнем пожалуй. Я оглядываюсь на своих и они смотрят на меня. Ну да, я всегда играю первую скрипку - пусть будет так. С меня и начнем. Хотя, они могли бы и сами что сказать, все же они должны быть моим алиби, а не я их. С другой стороны, так даже лучше. Захотят опросить каждого по отдельности - опросят, зато ко мне как выступающей первой будет поменьше претензий хотя бы с одной из сторон.
- Я Люсиль Ванадис, студентка 7-го курса. Это Злата, - я показываю рукой на худощавую девушку с острыми чертами лица, - тоже седьмой. Явор и Демира шестой курс, - я показываю на парочку, что с любопытством смотрят на преподавательницу. - Нора, та что на носилках, тоже шестой курс и, - я киваю на высокую девицу с настолько бледной кожей, что невольно возникает ассоциация с богиней Хель (богиней смерти), - Хельга, пятый курс.
Краткий экскурс с представлением компании окончен и мы все почти не сговариваясь делаем легким поклон головой в знак почтения. Что же, я как староста школы, могу отметить одно, кем бы я их не считала, какими бы они не были плюшевыми - они темные. Такие же как и я, только когда-то их семьи выбрали другой путь и они пошли по их стопам. С точки зрения моих идеалов, они убоги своей верой в маглов. С точки зрения моего к ним отношения, я ими горжусь. Потому что все они огромные умницы. Они продолжают дело своей семьи, они имеют свое мнение на любые события. И даже сейчас не смотря на внешнее молчание - они осмысляют, что и как лучше ответить. Впрочем, я успела передать им слова мисс Мантер. Чем сложнее вопрос - тем проще и правдивей должен быть ответ. Лишь отвечая правду, мы не собьемся и не вызовем подозрения. И даже если каждый из нас будет украшать правду своими эпитетами и дополнениями, это выйдет целая история. Вот только, у меня возникает небольшое подозрение. А я как и любой разумный волшебник - верю своим внутренним подозрениям.  Мне кажется, что проверка уже началась. И не сейчас, когда нам дали пледы и часть из нас укутались - кроме меня и Хельги. Мы как жительницы холодного района Норвегии, так близко к северу - терпимее к температуре чем кажется. Впрочем, я киваю ей, и она укутывается в плед. Не нужно, лишнего геройства, хотя мне и приятно, что она сильная духом.  Мисс Мантер покинула нас, что же теперь мы тет-а-тет, с теми кто решает нашу судьбу. Со столь добрыми и сострадательными людьми. В Дурмстранге таких единицы. Но чем приятно отличаются преподаватели нашей школы - они хоть и способны на благородные поступки, как сегодня мадам Серафина. Но они никогда не ждут благодарности, они не нуждаются в теплых словах за свои поступки, они само достаточны. Такими же являются учителя здесь, я  не знаю. У меня не было чести отправится на турнир Трех Волшебников, в виду того - что брали лишь учеников достигших возраста для турнира. А после, его не проводили и пока не собираются. Очень обидно, потому что я до сих пор мечтаю на него попасть. не смотря на все трагические события тогда. И так, я отвлеклась. Когда же началась проверка? При прохождении через барьер? Нет, раньше. В "Кабаньей голове?" Опять же нет, и даже не тогда - когда мы появились в пабе мадам Розмерты. Еще раньше. Видимо как только, мы переместились на территорию Великобритании. Отследить магию подростков, волшебнику высокого уровня - не составит труда при желании конечно. Если бы нас не хотели видеть - нас бы не подпустили так близко к школе. И мы уже здесь, и если нет дементоров и конвоиров - то нас примут. Не смотря даже на наши ответы. Возможно нас попытаются изменить. Попытаются сделать светлее, и пробудить наши светлые стороны. Каждому из нас дан второй шанс. Спасибо. Не знаю кому я это говорю. Быть может никто за нами не следил и мы большая тайна и удивление для директора Дамблдора. Но все же, мне кажется я права. Значит не стоит волноваться. Не стоит, переживать, что что-то пойдет не так. Все будет прекрасно! Я думаю так, и беру как и остальные плед, укутываясь в него и улыбаюсь. Я готова отвечать.

+5

8

Снег едва слышно хрустел под ногами удаляющейся Сарафины Мантер. Это рождало странные чувства: одновременно и волнение, и спокойствие. Этот тихий хруст будто бы символизировал и спокойную тишину ночи, несущую лишь простой разговор с простыми ответами, и в тоже время он символизировал звенящее напряжение, которое могут родить эти вопросы и ожидание ответов на них. Странная ночь. От решений, которые примут сегодня Минерва и Филиус, может зависеть многое. Но, раз они здесь и им доверили принятие этих решений, значит, так надо. Принять и осознать ответственность. И не ошибиться.

Девушка, которую Минерва приняла за старосту, заговорила раньше остальных, видимо, решив принять удар на себя. Она держалась спокойно, была вежлива и производила впечатление сдержанного человека, который понимал, чего от него ждут и хотят. Либо же, остальные просто не рисковали говорить при ней или вперед нее. Но это всего лишь дети, которые устали, напуганы и пришли сюда в надежде получить помощь. Тяжелые времена для всех. И считать любого представителя Дурмстранга заведомо темным или лояльным к Темному Лорду было бы неправильным. Нужно было смотреть на них не предвзято. Верить в то, что каждый волен избрать свой путь. Верить, что общество может изменить человека: в лучшую или в худшую сторону, но перевернуть мировоззрение. Верить в Альбуса и его решения.

- Думаю, вы в курсе, что мы не имеем права без согласия Министерства Магии Британии применять к вам заклинания, способные силой выпытать из вас правду, по причине того, что они оказывают мощное влияние на сознание и зачастую причиняют боль. Использовать их на детях запрещено законом, – произнесла профессор МакГонагалл, обводя каждого взглядом, будто бы желая убедиться, что ее слова достигли сознания присутствующих. – То же самое касается Сыворотки Правды. Тем не менее, профессор Флитвик сейчас наложил на вас несколько заклинаний, о которых сам и расскажет. Профессор Флитвик, – женщина опустила взгляд на профессора Заклинаний.
- Всего их три, - доброжелательно улыбнулся профессор. – Первое заклинание – вы его можете заметить на себе, если взгляните на свои ладони: они должны светиться мягким белым светом. Второе заклинание так же сконцентрировано на руках и имеет зеленоватый цвет. Взгляните на свои кисти – на них должен быть своеобразный «браслет» из света. И третье заклинание – его вы увидеть не сможете. Так вот, эти заклинания совершенно безобидны для вас. Они заключаются в том, что будут определять ваше физиологическое состояние. Если коротко, то чем реакция на какой-либо заданный нами вопрос сильнее, тем важнее и значимее для вас задаваемый вопрос. Первые два заклинания дадут нам знать об изменениях в ваших состояниях. Ложь изменит цвет на руках и на конце моей палочки, с которой заклинания соединены. Третье заклинание же определяет очевидную ложь. Если вы решите обмануть нас, то просто не сможете ничего произнести, - профессор Флитвик вновь улыбнулся, стараясь приободрить детей и смягчить информацию. – Как говорится, лучше промолчать, чем соврать. Эти заклинания были созданы мной. Еще раз отмечу, что они абсолютно безболезненны и безопасны.

Принцип полиграфа. Как правило, человек, не замешанный ни в чем из того, в чем его подозревают и что интересует допрашивающих, приблизительно одинаково реагирует на все вопросы: значимые и не значимые. У того же, кто замешан, вопросы, касающиеся его причастности, вызывают неконтролируемое напряжение. О котором станет известно благодаря заклинаниям, которые наложил профессор Флитвик, доброжелательно улыбающийся дурмстрангцам.

- Вопросы для всех будут одинаковыми, поэтому будете отвечать один за другим. Каждый сам за себя. В начале будет пара вопросов, чтобы проверить заклинания. Хотя сомневаться в них не приходится. Эта же проверка поможет вам самим понять принцип их работы. Мисс Ванадис, – обратилась к девушке Минерва, - начнем с Вас, – небольшая пауза, чтобы дать возможность всем и каждому успокоиться, собраться с мыслями и пройти проверку. – Вы - студенты школы Дурмстранг? – вопрос-проверка и ответ. Свет на конце палочки профессора Флитвика и на руке студентки не изменился. Когда ответили все остальные, профессор МакГонагалл задала следующий вопрос. – Вы – сбежали из школы? По какой причине?

+4

9

Все эти годы, от сознательного детства и до сегодняшнего момента я жила и понимала один прекрасный принцип. Я не могу быть умнее всех, я не могу быть хитрее всех. Я не могу обдурить всех и каждого в своих взглядах, иначе я была бы мифическим каким-то человеком. Я не могу знать всего на свете, иначе школа была бы мне не нужна! И в тоже время, я пыталась придерживаться одного маленького исключения из правил: " Я могу попытаться". Просто попытаться быть самой лживой девочкой в школе. Конечно, я до этого не дошла сама. Когда я была ребенком, я как и все остальные хотела быть просто ребенком. Бегать, прыгать, играть! А не устраивать военные игры с родителями. Но родителей не выбирают. И они научили меня многим принципам моей жизни. Вот и вышло, что я начиная с первого курса - была хорошей и правильной девочкой со страстью к соблюдению всех правил. Я была рациональна, добра и не любила моментов, что выбивались из привычной схемы. Поэтому я всеми "швабрами" души не люблю Крама! Он просто решил, что может наезжать на тех - кто хочет последовать принципам Грин-де-Вальда. Я же пыталась поступать по другому. Не кулаками, а голосом разума объясняла другим, что это неправильно. Что Грин-де-Вальд никакой не герой, а банальный человек с завышенной самооценкой, и что его действия привели бы к войне с маглами, а их все равно больше чем. И иногда я так увлекалась этой ложью, что начинала сама в нее верить. Молчала об отношениях с родителями, не говорила своих истинных планов. Была тихим омутом, с большими такими чертями, упитанными. Вплоть до момента, когда мне пришло с указаниями. Пока кто-то где-то не узнал обо мне. Или это были родители, что видели меня заменой брату, или кто-то, кто хорошо видел что в моей голове. И сейчас, весь тот блеф, что я выстраивала годами - подвергся впервые серьезной проверке. Смогу ли я соврать? Смогу ли я ответить на все вопросы, учитывая эти магические браслеты и заклинания? Наверное смогу, более чем уверена, что смогу. Если суть заклинаний действительно завязана на эмоциях, и нашем самочувствии, а не том что творится у нас в головах. И я уверена, что остальные не будь их путь так долог и тяжел - сделали бы это без труда. У нас не пансионат для благородных девиц, мы все же из Дурмстранга. Из школы, где наши эмоции так же холодны как школа без магических согревающих заклинаний. И.. в условиях военного времени полагаться только на наши эмоции, это даже глупо как-то.  Или от студентов по определению никто ничего не ожидает? Ну конечно, принцип возраста. Пока не наберешься опыта - ты туп. И не важно, что ты умный студент и многое понимаешь. Возраст ключевое слово. Вот будешь седым старцем, вернемся - поговорим, а пока марш в люльку. Как и сейчас. Никаких компромиссов, никакой возможности вставить свои пять копеек. А как рассмотреть вариант волнения? Вариант лжи во спасение? Или каких-то иных причинах для лжи? Связанность клятвой? Или же даже простым обещанием, которое не хочешь нарушать. Но они даже не понимаю, что нам тоже есть что возразить. Да, мы беженцы и прочее, но и у нас есть гордость, чувства и что-то называемое круговой порукой. Ну да ладно, к черту сантименты. Я абстрагируюсь от остальных, и поднимаю взгляд на профессоров. Я не буду отвечать за других, я отвечаю за себя. Остальным тоже надо принять на себя капельку ответственности.
- Да, я из Дурмстранга, - отвечаю я на первый ну и самый очевидный вопрос. Я юная ведьма, я не из Хогвартса, не из Шармбатона - откуда еще мне быть? Даже если я выпускница, мой ответ предельно честен. Бывших студентов не бывает.
- Нет, - отвечаю я на второй вопрос. Кто-то обращает внимание на мой ответ и оборачивается.. Но вот беда, я же говорю только правду? Спокойную, рациональную и всем известную. А главное односложную. - Я не сбежала, я ушла, - я добавила свою лепту. Я не сбежала, я ушла, по своим конечно причинам но я надеюсь, что когда-нибудь в нее вернусь. И ведь если откуда-то сбегают, то отрезают себе эту возможность. И главное, я открыла себе лазейку в следующем вопросе. Это очень важно. Ведь его формулировка предполагает что я отвечу на вопрос о побеге положительно. Чем проще отвечаешь и чем честнее - тем проще. Впрочем, я могу заблуждаться и излишняя искренность отрежет мне путь, пропустив остальных.
- Я староста школы, и я отношусь к этому серьезно, и я дала обещание поддерживать порядок и быть опорой всем студентам, когда принимала этот значок. И как только я поняла, что наша школа следующая встанет под знамена Того-кого-вы-не-называете, я решила  собрать тех, кто все эти годы так или иначе противодействовал поклонникам темной стороны, - не слишком то кратко выходит, но правдиво. Довольно правдиво. На недосказанности магия же не реагирует? На нюансы. Да и не при остальных же мне отвечать какие именно противодействовали.  Да и не буду я отвечать, и пускай считают это ложью. Есть вещи которые о людях ты можешь лишь думать, но никогда не обсуждать это и тем более не говорить за их спиной.

+4

10

Слова звучат уверенно только у мисс Ванадис, о статусе которой Минерва не ошиблась. Остальные же дети явно растеряны. Но и на их ответы магия не подала никакого сигнала, кроме того, на который надеялись и профессор МакГонагалл и профессор Флитвик: цвет остался прежним. Мысленно оба преподавателя облегченно выдохнули. Лицо же декана Гриффиндора оставалось по-прежнему беспристрастным. Женщина с суровой пристальностью всматривалась в глаза каждому ответчику, каждый раз надеясь на лучшее. Они всего лишь дети. Те, кто может еще вернуться, сбившись с пути. Но хотелось верить, что они еще не сошли на темную дорогу. Что они видят свет.

Война – удел взрослых. Дети не должны сталкиваться с ужасами противостояний, смертей, столкновений. У детей должно быть детство. То время, о котором они смогут вспоминать с беззаботной улыбкой. Время, не омраченное потрясениями от потерь, предательств и лжи. Но сейчас были тяжелые времена. Суровые. От того и было грустно за каждого ребенка. Каким бы сильным и опытным он не пытался казаться.

- Вы являетесь Пожирателями Смерти? – излюбленный вопрос на минус десятом этаже Министерства Магии, звучащий в зале номер 10 чаще любого другого.

Это был тот вопрос, ответ на который волновал больше всего. Но ни капли важности ответа на этот вопрос, ни грамма ожидания Минерва не продемонстрировала. Вопрос, который был важен для всего магического сообщества. Кому можно доверять? Есть ли среди соседей Пожиратели Смерти и как скоро Черная метка будет сиять мертвенно-бледным зеленым светом над крышей твоего дома? Пусть в Хогвартс Пожирателя Смерти, значит, подвергнуть каждого обитателя этих стен опасности. Выбор принадлежности – это дело каждого. Равно как и одобрение или неодобрение подобной лояльности.

- Почему Вы прибыли именно в Хогвартс? – в магическом мире осталось еще достаточно школ, в которые можно было податься. Более того, некоторые из них находятся достаточно далеко, чтобы не быть причастными к противостоянию с Темным Лордом. – Что Вы планируете делать в Хогвартсе?

Вопросы задавала Минерва. Филиус же следил за показателями, которые одному ему понятными сигналами вспыхивали то и дело на кончике его палочки. Снег, оседавший на широких полях шляпы профессора МакГонагалл и на головах студентов и декана Ревейнкло, наконец-то прекратился. Начиналась ночь.

+4

11

Вопросы, еще вопросы. Никто не обращает внимание на мои слова всерьез, лишь волнуются - правду ли я говорю. Но что взять с преподавателей? Они не готовились к этому, они не аврорат. У них есть вера в лучшее будущее, иначе зачем вообще идти преподавать в школу? Вера, надежда, оптимизм и упорство, светлое ядро. Даже у наших преподавателей было желание, скромное такое - передать свои знания остальным. Это сильная черта, и на нее еще необходимо решиться. Жаль только, что я не смогу. Я слаба для таких потуг. Во мне нет желания делится своими тайнами, своими силами или знаниями. Я эгоистка, и это правда. Не смотря даже на то, что я была старостой. Заботится  других, следить за ними и выполнять поручение преподавателей это не эгоизм, это нормально.
- Вы являетесь Пожирателями Смерти? - Я не выдерживаю, я не могу больше смотреть холодно и отстраненно. я поднимаю насмешливый взгляд на преподавателей. Это даже не глупый вопрос, а дурацкий. У пожирателей, согласно газетам - есть метки на руках. Проще всего сразу было бы попросить нас закатить рукава и оголить руки. Да и пожиратели с заграничной пропиской, отправившиеся в Хогвартс? Нет, это абсурдно.
- Я не являюсь пожирателем смерти, - я отвечаю смело, хоть и боюсь, что моя излишняя ехидность исказит результаты магии. Ничего, потом еще раз отвечу персонально, если будут какие-то подозрения. Ладно, разбираться с проблемами по мере их поступления. Да и предсказуемы все эти вопросы. Кроме того, почему мы прибыли именно сюда. Как-то у нас в обсуждениях никогда не было такого вопроса. Мы не сговаривались, мы не спорили, мы как-то сразу решили, что отправимся в Хогвартс. Даже не считая того, что у меня были какие-то персональные бзыки. О которых я сейчас усиленно не думаю, потому что мало ли как еще нас проверяют.
- Это как-то само вышло - я отвечаю синхронно с Явором и Хельгой, после чего они замолкают и дают ответить мне, - когда мы собрались и... покинули территорию школы. Мы даже не думали особо, не выбирали какую-то определенную школу. Мы просто рассчитали маршрут до Хогсмида. Наверное дело в том, что расположение Хогвартса более известное чем других школ. Плюс Дурмстрангцы несколько лет назад здесь уже были и рассказывали нам о местоположении и знаниях. И Хогвартс максимально приближен по знаниям, и языковой барьер, мы в большинстве знаем английский, - я замолкаю и остальные добавляют еще несколько не значимых фактов. Но все же ключевое я сказала, да и ближе всех был именно Хогвартс по расстоянию и картам. Какой-то идеи фикс у нас не было.
- В Хогвартсе я планирую, подготовится к дальнейшей жизни, - отвечаю я слишком уж кратко. Но емко, это самое полное описание моих планов.

+3

12

Насмешливый взгляд, который Люсиль Ванадис кидает на Минерву и Филиуса, не ускользает от внимания декана Гриффиндора, но женщина ни единым мускулом на лице не показывает этого. Двоякое впечатление. Либо это шибка, либо девочка наивна. Минерва замечает, как Филиус напрягается после заданного вопроса о причастности к деятельности Пожирателей Смерти. Но и он не понимает всего. Сложная ситуация, достоянная внимания. Но Минерва МакГонагалл молчит. Не прерывает и не делает замечаний. Не задает других вопросов.

О чем подумала эта девушка, когда Минерва спросила ее, является ли она Пожирательницей Смерти? Что вызвало ее насмешливый взгляд? Нелепость такого предположения или какая-то осведомленность? Посчитала ли она, что Пожирателей Смерти так легко обнаружить? Подумала ли она о Темной метке? И если подумала, то как узнала? И, если узнала, то знает ли она принцип ее действия? Темная метка – это темная магия. Отметина, о которой знают лишь единицы. Сама Минерва узнала о существовании Темной метки на телах последователей Сами-Знаете-Кого лишь недавно. Лишь после его возвращения. И лишь потому, что Альбус счел нужным поставить ее в известность.

Темных меток две. Но кто об этом знает? Одна из них, эта та, что возникала в небе во время нападения. Леденила души тех, кто видел ее над своим домом или над домом соседа. Она символизировала лишь смерть. Давала понять, что внутри дома тебя не ждет ничего хорошего. Символ Темного Лорда, внушающий ужас. Об этой метке, развивающейся в зеленоватом свете в небе, знали многие, но не все. Знали лишь те, кто сталкивался с ней лично. Читал газеты периода Первой магической войны. Интересовался историей тех страшных дней. Сейчас же о Темной метке знали единицы. Сколько было шума после возникновения метки в небе во время Чемпионата мира по квиддичу! Сколько было страхов у людей уже взрослых. И сколько было непонимания у молодого поколения. Профессор МакГонагалл слышала разговоры. Она слышала удивленный шепот непонимающих ничего детей, для которых этот страшный знак в небе «всего-навсего картинка в небе».

Но кто мог знать о существовании Темной метки на телах приспешников Лорда? Только те, кто носил эти метки. А что родные? Аврорат? Темная метка – это не просто татуировка. Это высшая магия. Магия, придуманная и созданная самим Темным Лордом, который, если откинуть предвзятость, абстрагироваться от ужасов, что он натворил, был великим волшебником. Гениальным. Минерва МакГонагалл, работавшая в Министерстве Магии, пережившая Первую магическую войну, принимая участие в сражениях и оказывая поддержку и содействие Ордену Феникса, не знала, что на телах Пожирателей смерти есть какой-то отличительный знак. Этого же не знал и сам Корнелиус Фадж, который не поверил доводам бывшего Пожирателя Смерти Северуса Снейпа и который поплатился за собственное неверие местом Министра магии и доверием магического сообщества. Тогда что же значит усмешка на губах Люсиль Ванадис? Семикурсницы из Дурмстранга?

- На этом закончим, – сухо произносит профессор МакГонагалл. – Вопросов больше нет, - Филиус украдкой кидает неуверенный взгляд на Минерву, но все же снимает чары с уставших студентов. – Следуйте за нами, – развернувшись, декан Гриффиндора первой направилась в сторону школы, искренне веря в то, что Альбус знает, что делает. Веря в то, что они не ошибутся.

Профессор Флитвик молчит. Он, не знающий всех нюансов о Пожирателях смерти, не может объяснить своего замешательства. Волшебник, далекий от таких истин, от которых далек даже Визенгамот, судивший Пожирателей Смерти. Но даже он почувствовал опасность. Правильный вопрос. Но такая непонятная реакция. И всего лишь у одной из учениц. У той, характер которой Минерве импонировал больше всего. Войдя в школу, Минерва остановилась, а двери позади новых гостей Хогвартса закрылись сами собой.

- Профессор Мантер покажет вам ваши покои.

+3

13

Вернувшись, Серафина наблюдала, как происходила проверка, не вмешиваясь, не поддерживая. Она исполнила свой долг,  привела своих "бывших" студентов в Хогвартс, подальше от опасности. Она понимала и принимала все риски, связанные с этим решением.
Что ж, проверку ее подопечные выдержали достойно, ровно на столько, на сколько она в них не сомневалась. однако все ее внимание было сосредоточено на Люсиль, на ней и только на ней. Эта девочка была не такой как все. она была особенной во всех смыслах этого слова. Поняла ли это Макгонагалл? Впрочем, она - Серафина разберется со всем позже. На сегодня задачи исчерпали себя.
Как только все было закончено, она подошла к студентам Дурмстранга и жестом пригласила их следовать за собой. коридоры и анфилады, факелы по стенам, шаги отражались от каменного пола, пока все шли в молчании. Мантер предупредила всех об особенности Хогвартских лестниц, которые менялись и перемещались.
Спуск в подземелья не занял много времени, гостиная и спальни отведенные гостям, распологались недалеко от гостиной Слизерина, что было вполне логично. Селить студентов Дурсмтранга в башни Гриффинора или рядом с остальнысми факультетами, было неразумно. Всем придется притираться к друг-другу.
- Располагайтесь, она указала юношам налево, девушкам направо. - Ужин будет подан домовиками в общей гостиной, которая на весь период закрепляется за вами. Не так далеко находится гостиная Слизерина. Полагаю, вам не надо напоминать о правилах поведения. Завтра утром все получат инструкции как вести себя, пока вы находитесь тут, куда можно заходить, а куда не следует. Голос Мантер звучал ровно, она, как и будучи в Дурсмтранге говорила так, словно отдавала приказы перед строем солдат. - После ужина все ложатся спать. С этими словами она покинула гостиную, зная, что те, кто остался за дверью именно так и сделают. Муштра Дурмстранга навсегда остается в тех, кто окончил его.

+3


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 21 января 1997 года » 21.01.97: Если хочешь солгать, отвечай предельно честно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC