Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - Ginny Weasley до 02/01
Охота на волков - Muriel Prewett до 11/01
Крепость держат не стены, а люди - Bellatrix Lestrange до 12/01
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: И боль, и страх проходят, неизменна только смерть


25.01.97: И боль, и страх проходят, неизменна только смерть

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

И БОЛЬ, И СТРАХ ПРОХОДЯТ, НЕИЗМЕННА ТОЛЬКО СМЕРТЬ
--

Участники эпизода в порядке очередности: Severus Snape, Draco Malfoy, Harry Potter
Краткое описание эпизода: Альбус Дамблдор мертв. Драко склоняется над распростертым телом директора, сжимая в руках его волшебную палочку. И в этот самый момент, по закону жанра, в коридоре появляется Северус Снейп, получивший патронуса от директора с известием о бегстве Арианы, но вместо директора и его сестры декан слизерина обнаруживает Драко на месте преступления. И все можно было бы исправить, если б в этот же момент не появился вернувшийся из Хогсмида Гарри Поттер, рискующий потерять контроль над собой от увиденного. Два ненавистных Гарри человека стоят у тела директора Хогвартса... Поттер долго не мешкает.
Дата, время и место: 25.01.1997, день. Коридор у кабинета директора.
Рейтинг эпизода: R
Возможность участия "Перста Судьбы": да
Тип квеста: сюжетный, продолжение 25.01.97: Он смотрел смерти прямо в глаза, но ничего не видел

+2

2

Получив сообщение от директора, Снейп оставив все свои немногочисленные дела, а именно работу над зельем, которым старался улучшить состояние Альбуса, отправился на поиски беглянки, уже приблизительно поняв траекторию ее перемещений, поэтому решил начать сверху. Лестницу, переходы, коридоры, закрытые двери учебных классов, немногочисленные младшекурсники, которые беспечно бродили группками по замку. Настолько обыденная картина, что Северус невольно расслабился, подумав о том, что при свете дня не произойдет ничего плохого.
Решающий поворот и коридор с горгульями.
Пугающие объятия Малфоя младшего с директором. Шаг ускоряется и мантия развивается за спиной как парус, усиленный ветром.
- Что ты наделал, глупый мальчишка? - скорее змеиное шипение, нежели слова, вырываются изо рта Снейпа, когда он отдирает тело Альбуса из рук своего ученика и опускает на пол, склоняясь к груди и прислушиваясь к ударам сердца, пытаясь различить их за оглушающими ударами собственного. Неужели опоздал?

+3

3

Если бы он оставался один, он бы позволил себе погоревать, но приближение декана заставило его натянуть привычную надменную маску, за которой очень легко было скрывать настоящие чувства.
- То, что должен был, профессор, - чужая палочка как будто жгла ладонь, но Драко и не замечал этого, стискивая ее так сильно, что будь она простым прутиком, давно бы разломилась на две части.
Казалось бы, не сдерживай он себя, коридоры замка зальет истеричный хохот или столь же несдержанные рыдания. Все то напряжение, что копилось в нем с того самого вечера как он получил метку, искало хоть какой-то выход, но Драко стоял неподвижно как одна из горгулий, хищно склонившись над Снейпом и телом директора.
- Вы кажется сомневались, что я смогу это сделать, - кривая ухмылка, которую удалось еле выдавить, заставила расцепить сжатые челюсти, - профессор, - и выплюнуть весь скопившийся яд в лицо главной змее в Хогвартсе.
Он месяцами ходил за ним, следил, вынюхивал, пытался что-то вызнать у Крэбба с Гойлом, но Драко оказался умнее, хитрее, он не позволил этой полукровной выскочке, любимцу Лорда, вылезти на первый план. И даже, если это не он убил директора, а время, палочка Дамблдора в его руках прямое доказательство тому, что он выполнил приказ Лорда и никто не посмеет это у него отнять. Никто не скажет, что Малфой трус.
Он стоял и ощущал себя в каком-то сне, он видел себя как будто со стороны и не мог сам себя узнать в этом затравленном огрызающемся зверьке. Сколько раз он об этом думал, сколько планировал и никогда не представлял до конца, не видел кончины Дамблдора, теперь же он нависал над распростертым телом, сжимая палочки в обеих руках, убеждая своего декана в том, что он убийца, в то время как все внутренности выкручивало от мысли, что это и правда мог бы быть он.

+5

4

Поворот, еще поворот. Коридоры Хогвартса сегодня как-то особенно бесконечны. Гарри шел быстро, почти бежал. Ему хотелось поскорее добраться до кабинета директора. Не было никакой гарантии, что встреча с Дамблдором принесет хоть каплю утешения, да и вообще Поттер до конца не был уверен в том, что ему стоит рассказывать директору о том, что он увидел накануне. Но теперь отступать было некуда. Поттер уже практически был на месте.
Мысленно Гарри приготовил начало своей речи и теперь пытался получше подобрать слова. Оратор из гриффиндорца был некудышный. Это все потому, что обычно он говорил искренне.
Гарри оказался в коридоре у кабинета директора и резко остановился. Что все это значит? В коридоре Снейп. Он наклонился к полу. Рядом с ним стоит Малфой. За черным плащом Снейпа виднеется мантия человека, который лежит на полу. Но кто это? Поттер приблизился, и его тут же бросило в холодный пот. На полу лежал директор. Лежал неподвижно, даже слишком неподвижно.
- Что здесь происходит? Что с ним? - в два шага Гарри оказался возле Дамблдора, рухнул на колени и схватился за плечо директора, немного потряс его, пытаясь привести Дамблдора в чувства. Реакции не последовало.
- Профессор, профессор! - парень пытался докричаться до директора, который, казалось, мирно дремал. Просто почему-то в странном месте и на виду у странных людей. Поттер бросил озадаченный взгляд сначала на Драко, потом на Снейпа. Разбираться в использовании слизеринцем непростительных заклинаний мгновенно расхотелось. Собственно Гарри даже забыл, зачем шел сюда.
- Что с ним?
Что вы с ним сделали? - хотелось спросить на самом деле, но Гарри сдержался.
- Ему плохо? Может быть сбегать за мадам Помфри?
Несмотря на всю свою неприязнь к двум людям, находящимся сейчас рядом с ним, Поттер готов был к любому сотрудничеству. Парень вскочил на ноги, сделал пару шагов назад, нервно потрепал себе волосы и снова опустился на пол рядом с Дамблдором. В голове мелькали мысли. Одна страшнее другой, но Гарри старался их отгонять.

+6

5

Настает момент, когда ты понимаешь, что бессилен. Северус ничем больше не мог помочь Альбусу, кроме как постараться спасти то, что было ему особенно важно. Пожалуй, весь магический мир и был тем, за что так радел директор Хогвартса. Он растил детей, стараясь вбить в эти дубовые головы, что мир не строится на принципах разделения, разделение разрушает мир, а единство, дружба, любовь - это то, что помогает созидать мир. Северусу было больно потерять своего наставника, но он не мог себе позволить даже минуту скорби, так как тот, кого он пытался уберечь от беды, сам на нее нарвался. И то, что Драко принял за сомнение в его способностях, на самом деле было верой.
- Да, я надеялся, что вы умнее, мистер Малфой, - холодно бросил через плечо, даже не удостоив взглядом своего ученика, зато успев заметить приближение второго. Поттера здесь только не хватало. Мученически закатив глаза, Северус мысленно пожелал провалиться под землю и первому и второму, больших проблем, чем от этих двоих, в его жизни еще не было.
- Мистер Поттер, не заставляйте меня еще больше усомниться в ваших умственных способностях, - язвительность - единственное оружие от горя, которое было известно Снейпу, - профессор Дамблдор умер и я сомневаюсь, что мадам Помфри научилась оживлять людей за то время, что я ее не видел.
Северус мысленно возблагодарил Мерлина за то, что Поттер не сорвался в истерику...пока. И не набросился на Малфоя, которого он совершенно опустил из виду, наблюдая за перемещениями гриффиндорца вокруг тела директора.
Вся эта сцена вряд ли могла оставить кого-то равнодушным, любого, кто стал ей невольным свидетелем, она бы задела, особенно впечатлительных. От глаз профессора не укрылась белокурая фигура, скользнувшая как тень к лестничному пролету и он пожалел, что так и не смог найти немного времени, чтобы успокоить свою ученицу после пережитого потрясения, перед тем, как она столкнулась с новым, поговорить о котором с ней он тоже пока был не способен. А Ариана и Астория блуждали в пространстве и он мог только надеяться, что столкновения больше не произойдет.

+5

6

Пришествие Поттера немного поубивали спеси и заставило задуматься, но, к сожалению, ненадолго. Скривившись как от зубной боли, он смотрел на порхания гриффиндурка вокруг бездыханного тела, особенно болезненно скривив лицо, когда тот начал трясти мертвого директора за плечо. Замечание Снейпа об умственных способностях этого героя вызвало лишь кривую ухмылку. Потешаться отчего-то не хотелось.
- Поттер, очки-то протри, - замечание вышло каким-то вымученным, сил выдавливать из себя что-то острее не оставалось. Драко привалился плечом к каменной стене и сверху обозревал раскинувшуюся у его ног картину: Снейп с Поттером на коленях, Дамблдор ничком. Было бы смешно, если бы не было так грустно. И самое смешное во всей этой ситуации было то, что Малфой как никогда четко осознал, что стал жертвенной овцой. Лорд дал ему прекрасную возможность показать себя. Либо трусом перед Пожирателями, либо убийцей перед всей магической общественностью. Какое из двух зол было наименьшим? Пожалуй, никакое. И то и другое вело его на заклание. Добренькие всего лишь высосут душу, а вот соратники обглодают с костями.
Помирать, так с музыкой!
- Потти, а Потти, а мне тут Дамблдор кое-что оставил перед тем как отправиться на тот свет, - поигрывая палочкой, Драко подбрасывал ее в воздух и ловил, налепив на лицо ехидную ухмылку, - тебе просил передать его старые носки, говорил, для тебя это лучший подарок!
Привычная роль села на него как вторая кожа и не важно, что внутри все выворачивалось и хотелось сбежать, внешне он был сама невозмутимость, восхитительно отвратительная. Ему было плохо, так отчего только ему? Он знал Поттера уже шесть лет и знал как проехаться по тому так, чтобы стало еще больнее.
- Профессор, исполните же волю умершего, позвольте этому придурку убежать, - манерно кривляясь, он крутил и подбрасывал палочку, изображая беспечность, - Потти свободен! Хозяин дарует тебе свободу! - царственно махнув рукой, он провоцировал и нарывался, разыгрывая комедию с непредсказуемым концом, но по крайней мере, это отвлекало его от мыслей.

+5

7

Ждать какой-то воодушевляющей или хотя бы дружелюбной реакции Гарри и не планировал. С ним рядом сейчас находились те люди, от которых ожидать ее было бы самой большой глупостью на земле. От Малфоя Поттер вообще ничего не ждал и больше полагался на Снейпа. Несмотря на то, что профессор Зельеварения нередко доводил гриффиндорца до бешенства своим грубым обращением, несправедливостями в обучении и вообще полным отсутствием у себя хоть каких-то внешних признаков человечности, Поттер никогда не забывал, что на первом году своего обучения был спасен Снейпом от падения с метлы во время матча, а в прошлом году прошел своеобразный курс обучения Окклюменции. Плачевный исход занятий нисколько не повлиял на то, что тренировки пошли на пользу как самому Гарри, так и окружающим, которые из-за проникновений Волдеморта в сознание парня оказывались в большой опасности. Словом, Поттер продолжал доверять Снейпу. Особенно после того, как с помощью него сумел сообщить Ордену о местонахождении Сириуса. К тому же ему доверял Дамблдор, а Гарри предпочитал верить убеждениям Дамблдора. Если не ему, то кому же собственно?
Снейп сказал то, что Поттер больше всего боялся услышать. Гарри пропустил мимо ушей весь сарказм зельевара. В голове упорно отказывалась укладываться мысль, что Дамблдор умер. Как это возможно? Дамблдор не может умереть. Он же величайший из всех магов современности, а может и всех времен. Невозможно, невозможно.
Гриффиндорец застыл, его лицо побледнело. Еще немного, и Гарри мог бы забыть, как дышать.
- Нет, не может быть... - пробубнил Поттер, уставившись на лицо директора. Ничего больше гриффиндорец сказать не мог. Зато у Малфоя, кажется, началась словесная истерика. Гарри слышал, что Драко что-то говорил и по манере речи догадывался, что ничего умного и полезного слизеринец не произносит. Отвечать на колкости Малфоя было бы нелепо.
- Отчего он умер? - наконец, смог выдавить из себя Поттер. Мысленно он пытался догадаться сам. Человек не умирает просто так. Неужели они убили его? Но кто? Снейп? Если опустить то, что Гарри уже пришел к выводу, что по-прежнему доверяет этому человеку, не верилось, что столь неглупый человек как Снейп стал бы убивать Дамблдора посреди коридора. Нет, это не похоже на него. Убийца Малфой? Но хватило бы у него духа? Разумеется, в вопросах того, чтобы бросаться язвительными словами, Драко был неотразим. Но словоблудие - это все, на что он был способен. Трус, дезертир, ни на что не способный без своего папочки...
На всякий случай Гарри приготовился взять за палочку, хотя драться со Снейпом казалось занятием бесперспективным. Этот человек славился успехами не только в Зельеварении, но и в дуэлях.

+3

8

Со стороны все это выглядело странно, но и в действительности было не менее странным. Положиться на Малфоя в таком состоянии было невозможно и надо было еще как-то уберечь этого мальчишку от самого себя. Здравомыслие Поттера тоже вызывало сомнение, но тот, по крайней мере, вел себя пристойно, хоть и выглядел абсолютно непонимающим. Северус снял с себя мантию, взмахнув ей, распрямляя в воздухе, и накрыл профессора Дамблдора, скрывая от пристального взгляда.
- Мистер Поттер, - тяжелый вздох, - директор был болен, как вы могли заметить, - холодная и сухая констатация и суровый взгляд на ерничающего Малфоя с немым укором, - держите себя в руках, Драко. Вы забываетесь.
Как бы ни был сражен Поттер известием о кончине своего наставника, рано или поздно, он начал бы понимать, что дело нечисто и что палочка в руках слизеринца тому не принадлежит, тем более, если он продолжит нарываться. Одну из проблем нужно было срочно ликвидировать, но оставлять Малфоя без присмотра казалось неосмотрительным.
- Необходимо уведомить профессора МакГонагалл, - Снейпу нужно было выиграть хоть немного времени до того, как сюда прибудут галдящие ученики и взволнованные профессора, время, чтобы привести Малфоя в чувства и выяснить, что здесь произошло на самом деле, проверить палочку слизеринца и, если это было необходимо, уничтожить улики. Прямой взгляд на растерянного подростка, не просьба, не приказ, он не мог отослать его напрямую, но надеялся, что его посыл будет понят Поттером правильно.

+4

9

Отчего он умер? Драко не мог даже самому себе дать ответ на этот вопрос. Он был уверен, что не убивал директора, не произнес последние слова заклинания, после которых свет в глазах директора должен был померкнуть, но...
Наследник Малфоев, как это грустно и смешно, стоит и кривляется над телом мертвого человека, пытаясь избавиться от мысли, а не он ли стал причиной того, что "болезнь" Дамблдора привела к летальному исходу.
Надо было бежать, бежать сразу же, как только шаги Снейпа стали отдаваться в тишине коридора, но он позволил себе эту глупую, никому ненужную сентиментальность, а потом и вовсе сошел с ума...от горя. Да, именно так он и будет объяснять свое поведение. Драко выбросил дурацкую палочку, нет, осторожно положил рядом с телом и тут же нервно отер руку о мантию, как будто пытаясь стереть следы чужой магии со своей кожи.
Снейп надумал остаться с ним наедине, он понял его замысел, но не собирался плясать под его дудочку. Он не позволит ему снова пытаться лезть в его голову и вынюхивать информацию для Лорда. Преследование декана уже порядком надоело и хоть формально они были на одной стороне силы, союзником Драко его никогда не считал. Любой, кто вставал на сторону Темного Лорда всегда действовал только в своих интересах и в интересах своей семьи. Там не было друзей, не было соратников, была только идея и Темный Лорд, которые всех их объединяли, но на деле же это была змеиная яма, где каждый готов был проглотить другого, чтобы не проглотили его. А Драко не собирался становиться добычей.
- Я схожу, - если Поттер не бросится ему в ноги, умоляя остаться, Драко спокойно уйдет из этого коридора, найдет МакГонагалл и забудет обо всем, что здесь произошло. Да, так он и сделает, нужно только уйти.

+4

10

Внутри Гарри все еще жил маленький мальчик, неподозревающий о существовании мира магии и веривший в некие абстрактные чудеса. Этот самый мальчик и не готов был принять тот факт, что Дамблдор умер. Согласно его мировоззрению сильные волшебники, тем более добрые, не умирают. Почему, не важно. Потому что они добрые волшебники.
К сожалению, действительность несколько отличилась от этого мировоззрения, и все оставшиеся немногочисленные иллюзии Гарри прямо сейчас разбивались о каменные стены правды жизни.
У Поттера в горле словно комок застрял. Парень даже сам удивлялся тому, что не плачет, но слезы не наворачивались. Гарри взглядом, полным мрачности и безысходности, проследил за тем, как Снейп накрыл директора своих плащом.
Был болен... Да, гриффиндорец замечал, что с Дамблдором что-то происходит, и что это что-то связано с его самочувствием. Но директор не производил впечатление человека, пускающего на самотек собственное здоровье. Вопросов было все больше и больше.
Гарри посмотрел на Драко. Подозрения, которые мучили его с начала учебного года, вспыхнули вновь. Сколько бы друзья не говорили Поттеру, что у него просто паранойя, все указывало на то, что Малфой присоединился к Пожирателям Смерти. Да и сейчас он тут... Возле отправившегося в мир иной Дамблдора. Нет, теперь Гарри никто не сможет переубедить.
Но как Драко мог убить, убить (!) директора? Слабый духом папенькин сыночек против великого волшебника? Все это было бы смешно, если бы не было так грустно.
Снейп намекнул на то, что надо оповестить профессора МакГонагалл. Разумная мысль. Повинуясь привычки слушать учителя и не имея собственного плана дальнейших действий, Гарри сделал шаг в сторону, но был остановлен словами Драко.
Поттер поймал себя на том, что смотрит на Малфоя с подозрением и злобой. Броситься на него. Даже не с палочкой, а с кулаками. Вот чего по-настоящему хотелось гриффиндорцу. Нет... Пусть идет... Он никуда не денется, а у Поттера будет шанс поговорить со Снейпом. Разговоры со Снейпом никогда не были простыми, но что поделать.
- Давай, - бросил Поттер, стараясь, чтобы не звучать враждебно. - Я могу помочь перенести тело. Здесь не самое подходящее место для него...
Гарри посмотрел на Снейпа, прямо ему в глаза. Гриффиндорцу хотелось дать ему понять, что им есть, о чем поговорить.

+4

11

Между двух огней. Он уже не помнил, когда его жизнь была иной. Самые мощные огни всегда были на приличном отдалении, а вот эти два, маленьких, но озорных, каждый раз вспыхивали, стоило лишь приблизиться друг к другу. Это было привычно, но абсолютно невыносимо. С этими двумя надеяться быть услышанным и понятым - гиблое дело. Уход Драко и разговор с Поттером был еще менее выносим, чем уход Поттера и разговор с Малфоем. Но, дабы не вызывать подозрений, Снейп молча согласился с подобной рокировкой, будучи уверенным, что Малфой никуда от него не денется, а вот Поттер и мертвого достанет, лишь бы получить ответы на свои вопросы. Лучше отделаться от него сразу, применив весь своей педагогический дар, чем растрачиваться попусту на попытки избежать встречи.
Мрачно проводив взглядом удаляющуюся светловолосую фигуру, Снейп обратил свой взор на не сводящего с него взгляда Поттера:
- Мистер Поттер, сейчас идет война и, как вы должны уже были знать, я не пользуюсь большим доверием у Министерства, смерть директора Хогвартса вызовет много вопросов, я бы предпочел, если вы конечно не возражаете, вверить в руки авроров заботу о директоре, - он понимал в каком положении оказался Поттер, понимал, что тот буквально остался наедине со всем миром без опоры и поддержки взрослого и опытного мага, наставника, отчасти друга, но исключить из своей речи язвительные нотки не мог. Каждое его слово было направлено на то, чтобы унизить Поттера и показать тому, насколько он глуп и ничтожен. Ликовал ли он внутри, проезжаясь по отпрыску Джеймса Поттера? Ни секунды. Его сердце разрывалось на части и он понимал, насколько они с ним похожи, но не мог допустить сближения.

+6

12

Мрачные горгульи как будто выедали взглядом его душу, как каменные дементоры, пробирались в самые потаенные ее уголки и вытягивали все счастье из груди. Обычно прямая как стрела, спина Драко согнулась, будто кто-то давил ему на плечи, а цепкий взгляд подернулся пеленой. Еле скрывая свое раздражение, он обошел Поттера стороной, тихо скрипнув зубами на брошенное «Давай» и стараясь не оглядываться побрел прочь от этого места.
Как жаль, что мысли нельзя также увести оттуда, как и тело. Перед глазами до сих пор стояло мертвое лицо с померкшей улыбкой и Драко некстати подумалось, что теперь он сможет видеть фестралов. Он шел по коридорам в направлении кабинета профессора МакГонагалл, пытаясь собраться с мыслями и понять как себя вести. Что он должен испытывать? Горе, радость, облегчение? Пока на его лице была написана лишь растерянность, благо, что коридоры были пустыми, такими же пустыми, как и он сам.
Запас решительность и юношеская дерзость одномоментно сошли на нет, а вместо них в нем поселилась какая-то глухая усталость. Факелы слишком ярко, до рези в глазах, светили, а потолки, обычно такие высокие, как будто спустились до самой макушки. Ему казалось, что весь замок, от самого первого камня до самой последней пылинки настроен против него, а сил для борьбы уже не оставалось.
Зайдя за следующий поворот он наткнулся на каменный взгляд еще одной «горгульи», проникающий в душу, отчего он словно защищая все то светлое, что еще в нем осталось, сжал руку на мантии у сердца и смело посмотрел в глаза профессора МакГонагалл. Выдержать взгляд этой защитницы Хогвартса было не так легко, как ее каменных подруг, но Драко не сдавался и не отводил свой взгляд.
- Профессор Дамблдор умер, - вместо приветствия сорвалось с его губ, а дальше вокруг него закружился смерч из людей и их взглядов.

+4

13

Малфой удалился. Поттер проводил его взглядом, все еще размышляя над тем, не сбежит ли сейчас слизеринец. Желание ввязаться в никому ненужную драку, лишь бы хоть куда-то выместить накопившуюся от горя агрессию, все еще никуда не делось. Гарри сжал кулаки, костяшки пальцев побелели, но гриффиндорец так и не бросился вслед за Малфоем.
Радостных криков из-за угла коридора не последовало. Что сейчас чувствовал Драко, Поттер не знал, да и не хотел знать, во всяком случае в данный момент. Малфой - это лишь пешка.
Как только Гарри остался наедине со Снейпом, профессор Зельеварения тут же предложил вверить заботу о теле усопшего аврорам.
- Вы хотите оставить тело здесь до прибытия авроров, чтобы они смогли... - Поттер замялся, слепо глядя на плащ, которым был накрыт директор. Подбирать слова было не просто. - Осмотреть место событий?
Кто будет разговаривать с аврорами? Снейп не собирается участвовать в этом? Оставит все профессору МакГонагалл? Но ведь он одним из первых нашел труп, он сможет, как говорят маггловские детективы, дать показания. Вопросов снова было больше чем ответов.
Гарри, наконец, оторвал взгляд от покойного и посмотрел на Снейпа.
- Профессор, - снова начал Гарри. - Я должен Вам кое-что сказать про Малфоя. Я понимаю, он студент Вашего факультета, и Вы наверное захотите защитить его, но...
Снейп отличался предвзятым отношением к своему факультету, да и Малфою частенько симпатизировал. Ну почему на месте профессора Зельеварения не могла оказаться, например, профессор МакГонагалл или Спраут или кто-то другой из педагогов?
- Сейчас дело не в оценках, не в учебе вообще и не в поведении. Понимаете, мне кажется, что Драко присоединился к Сами-Знаете-Кому. Я не уверен, просто видел очень странную сцену летом, но смерть Дамблдора - это очень серьезно. Вдруг Малфой имеет к этому отношение.
Гарри уже отчитывали за необоснованные подозрения, поэтому голос Поттера не звучал уверенно. К тому же от волнения парень сбивался и не мог сформулировать мысль.
- Вы можете ругать меня сколько угодно за мои подозрения, но я хотел бы знать, что здесь произошло.
Последние слова прозвучали более уверенно. Гриффиндорская храбрость потихоньку просыпалась в Гарри, да и подозрения терзали его слишком сильно, чтобы оставить все, как есть. Допрашивать Снейпа Поттер никогда не мечтал. Вряд ли вообще кто-то мечтал о подобном, разве что авроры, которые не верили ни Снейпу, ни мнению Дамблдора, и все еще считали зельевара верным сторонником Темного Лорда.

+4

14

- Поттер, - страдальчески выговорив эту набившую оскомину фамилию, Снейп по возможности спокойно посмотрел на подростка, решив, что лучше разъяснить все сейчас, чем ждать, пока тот уверит себя в очередном заговоре века, - профессор МакГонагалл заместитель директора Хогвартса, все решения здесь принимать будет она, а что здесь будут делать авроры не имею ни малейшего понятия, полагаю все, что взбредет им в голову, - не заметить пренебрежительного отношения к стражам порядка со стороны профессора зельеварения не мог только слепой, глухой и безосновательно тупой человек.
- Вам не кажется, что сейчас не самое подходящее время, чтобы делиться со мной сплетнями, хотя вряд ли я смогу вам назвать подходящее для этого время, - разумеется, в доводах Поттера был свой резон, но прояви Снейп хоть толику заинтересованности, то из искры сможет возгореться пламя, а это было ему совершенно не на руку, Непреложный обет тесно связывал его с Малфоем-младшим и действовать в противовес его интересам было для него чревато не самыми приятными последствиями.
Время тянулось как резиновое, вынуждая их оставаться наедине друг с другом. Найти причину, чтобы отослать Поттера было проблематично, если не сказать невозможно, так же как и объяснить тому, что здесь произошло.
- Мистер Поттер, вы уже не первый раз сталкиваетесь с тем, что здесь произошло, - устало произносит профессор, - и смерть бывает не только насильственной, как вам могло бы показаться, исходя из предыдущего опыта, смерть бывает и такой, тихой и внезапной.

+5

15

- Это не сплетни, профессор, как Вы не понимаете! - Гарри смог сдержаться при пренебрежительном тоне в адрес авроров, но неверие Снейпа, мягко говоря, раздражало. Собственно Поттер и не ждал, что декан Слизерина начнет выяснять у гриффиндорца детали, спрашивать, что и как, разъяснять что-то, но все же. Мерлин... За все эти годы Гарри уже должен был привыкнуть ко всем особенностям характера Снейпа, но он не мог. Снейп был верен себе в любой ситуации, а Гарри, то ли еще не дорос, то ли был слишком импульсивен, чтобы осознать это и принять.
- Малфой мог приложить к этому руку! Я не говорю, что он виновен в смерти директора, но оказаться возле него в момент смерти... Я считаю, что это подозрительно. И думаю, что авроры тоже сочтут это подозрительным.
У Гарри на лбу проступил пот. Внутри его прямо-таки колотило от эмоций. Парень будто бы только что понял, что остался один. Дамлдора больше нет. Что делать без его знаний и мудрости? Что вообще делать? Раньше Гарри следовал какой-то неведомой стратегии директора, верил в нее. А теперь во что верить? Смерть Дамблдора поднимет боевой дух Пожирателей Смерти и до невозможности обрадует Волдеморта. И что делать? Что теперь делать? Гриффиндорец упрекнул самого себя в том, что вообще смеет думать о том, что ему без Дамблдора будет тяжело. Он умер. Умер. А какой-то там мальчик думает о себе...
Поттер крепко сжал голову руками и зажмурился. Он подозревал, что пытаться дальше достучаться до Снейпа бесполезно. Когда профессор Зельеварения снова заговорил, Гарри открыл глаза и неуверенно посмотрел на него.
Видел ли Гарри ненасильственную смерть? Нет, подобные воспоминания как-то не всплывали в сознании. Такое ощущение, что из детства парень резко попал в мир жестокости и насилия.
- Смерть всегда внезапна, - пробубнил Поттер. - Особенно когда речь идет о человеке, который очень важен. Этого никогда не ждешь.
Что все-таки делать? Гарри не знал. Дальнейшие попытки получить хоть какой-то ответ от Снейпа бессмысленны. У этого человека напрочь отсутствовали эмоции. Хотя нет, иногда Снейп впадал  в гнев. Может стоит поблагодарить его хотя бы за то, что сейчас он не излучает злость.
Поттер почувствовал усталость. Не физическую, моральную. Гриффиндорец был словно опустошен. Хотелось бессильно опуститься на пол к Дамблдору и лежать, пока в голову не придет хоть одна малейшая идея о дальнейшем существовании.

Отредактировано Harry Potter (2016-04-29 23:51:30)

+3

16

- Конечно, не сплетни, мистер Поттер, это лишь домыслы одного студента о другом. Кому как ни Вам об этом известно лучше других, - решив на этом окончить разговор о причастности Малфоя к смерти директора, Снейп все же позволил себе добавить более весомый довод, чем намек на прошлогодний остракизм против Поттера, когда его считали сумасшедшим, раздувающим собственную славу на пустом месте, а кто-то и видел в нем убийцу Диггори, - как Вы правильно заметили, раз авроры сочтут это подозрительным, думаю, они смогут в этом разобраться, - сказав это, он разумеется лукавил, так как считал, что авроры не смогут разобраться и в том, кто отнял конфету у ребенка, даже если злоумышленник будет стоять перед ними с измазанным шоколадом ртом. Министерские вояки виделись ему в самом худшем свете еще со времен, когда он сам был у них на крючке и только свидетельство Дамблдора его спасло от Азкабана.
Ему было жаль смотреть на Поттера, абсолютно растерянного, но он вряд ли мог его сейчас чем-то утешить. Отношения декана Слизерина и студента Гриффиндора, и не просто студента львиного факультета, а именно Поттера, никогда нельзя было бы представить доверительными, да и наивысшего пика любезности они могли достигать лишь в присутствии Дамблдора.
- Вам нет необходимости здесь оставаться, отправляйтесь в свою гостиную, - единственное участие, которое он мог проявить в данный момент к потерянному подростку, который казалось утратил последний четкий ориентир в жизни, - не стоит отчаиваться, мистер Поттер, - как можно более незаметно добавил он.

+4

17

Поттер набрал воздух и открыл рот, чтобы произнести еще одну полную энтузиазма и негодования речь, но тут же отказался от этой затеи. Могло умереть хоть двадцать Дамблдоров, но Снейп оставался самим собой. С ним бесполезно было спорить, бессмысленно что-то доказывать. Если мрачный профессор сделал какой-то вывод из слов Гарри, то наверняка он не собирается делиться этим выводом.
Гарри бросил еще один взгляд на Снейпа, последнюю надежду на то, что ему поверят, но декан Слизерина снова вернулся к аврорам, тем самым пресекая разговор о Малфое. Поттер отвернулся и осмотрел стену. Стена как стена, но надо же было куда-то смотреть, пока гриффиндорец думал.
Снейп намекнул, вернее дал понять, что Поттеру пора в гостиную. Гарри с ужасом осознал, что сейчас он придет туда, все сразу же заметят его состояния и начнутся расспросы. И ему, Поттеру, снова придется рассказывать о том, что в Хогвартсе кто-то умер. Он уже был свидетелем смерти Седрика, и тогда никто не верил рассказам Гарри, а тут речь пойдет о смерти Дамблдора. Поттер не мог даже вообразить, какая реакция сокурсников ждет его. Хотелось надеяться, что в гостиной Гриффиндора никого не окажется, но когда последний раз там было пусто?
Дамблдор мертв... Гарри напоминал себе снова и снова, но каждый раз эта мысль казалось ему чужеродной, заблудившейся в голове и совершенно лишней. Если бы в коридоре было что-то, камень или мяч, Поттер пнул было его со всей силы. Но ничего подобного в коридоре не было.
Пока Снейп продолжал говорить, Гарри смотрел на плащ, которым был накрыт Дамблдор.
Не отчаиваться. В любой другой ситуации Поттер впал бы в полнейший ступор от такого проявления человечности со стороны учителя. Да, для Снейпа это было настоящее проявление человечности, но у Гарри не было сил удивляться. Ему очень хотелось поговорить с Роном и Гермионой, а потом побыть одному. Именно в таком порядке.
- Да, сэр, - выдавил Гарри и направился в сторону гостиной. Путь был не близкий, у Поттера кружилась голова. Ему казалось, что на него уронили стокилограммовый груз.
- Если понадобится моя помощь, я всегда готов, - какая именно помощь, Гарри и сам не знал, но эту фразу он сказал, обернувшись. Снейп все еще стоял на своем месте, а рядом лежал человек, который еще час назад в мировоззрении Поттера просто не был способен умереть.
Гарри грустно кивнул, развернулся и медленно побрел прочь.

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: И боль, и страх проходят, неизменна только смерть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC