Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - NPC до 23/03
Охота на волков - Antonin Dolohov до 21/03
Крепость держат не стены, а люди - Lord Voldemort до 21/03
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: Не задавай вопросов, и тебе не будут лгать


25.01.97: Не задавай вопросов, и тебе не будут лгать

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

НЕ ЗАДАВАЙ ВОПРОСОВ, И ТЕБЕ НЕ БУДУТ ЛГАТЬ
http://i9.pixs.ru/storage/0/6/1/250x135xqu_5305396_21461061.gif

Участники эпизода в порядке очередности: Sarafine Munter, Rita Skeeter
Краткое описание эпизода: Короткая личная встреча в печальную ночь на вокзале и множество слухов... Не встретиться с новым профессором ЗоТИ было б преступлением. Рита Скитер стала частой гостьей в Хогсмиде. В этот выходной день она рассчитывала встретиться со многими людьми. И одной из них была Серафина Мантер. Судьба благоволит журналистке - женщины встречаются на заснеженной улице...
Дата, время и место: 25.01.1997 г., вторая половина дня. Хогсмид.
Рейтинг эпизода: R
Возможность участия "Перста Судьбы": нет
Тип квеста: личный

+1

2

Серафина шла размеренным и четким шагом, казалось, что ширина расстояния ее шагов отмерена четко по линейке. Снег падал, снежинки большие, такие необычные для Британии, но такие обычные для тех мест откуда родом была сама волшебница, оседали на подбитой мехом мантии, словно она привезла с собой эту зиму, словно душа ее материализовалась и обрушилась холодом на Хосмид. Из торчащих в крышах труб поднимался вверх дым, маги топили камины, пытаясь согреться и придать своим жилищам еще больший комфорт. Мороз пощипывал щеки, прихватывал пальцы. Мантер шла рассекая людской поток, взгляд ее был устремлен вперед, голова под массой длинных волос, которые были заплетены в косу, что было весьма необычной прической для Мантер, чуть откинула назад и подбородок немного вздернут вверх. Ни дать, ни взять Снежная королева.
Казалось, после страшных событий, парой дней раньше потрясли Хогсмид, он зажил своей прежней жизнью, но это было на первый взгляд. На самом деле, тут и там сновали авроры, некоторые лавки были закрыты, лица были суровы, не слышался смех детей, никто не гонял по улице на санках и не кидался в прохожих снежками, лишь снег безмятежно падал и падал, укрывая собой все вокруг.
Серафине удалось вырваться из душного Хогвартса, оторваться  от Директора и преподавательского состава и теперь она старалась освободиться от мыслей, что не давали ей покоя последнее время. Им с Северусом, так и не удалось попасть в Азкабан, по той или иной причине они откладывали и она пришла к мысли, что согласие Дамблдора было обманчивам. Директор явно имел другой план, но какой именно, она не могла понять, как  ни старалась. Но не только это тревожило ее, другое... она получила послание весьма странного содержания и весьма странным способом. Шансов не откликнуться на него у нее на было. Встреча была назначена на вечер, но Серафина решила прибыть в Хогсмид раньше, что бы проветриться.
Улица чуть сузилась и резко вильнула направо, скрывая за углом дома часть дороги. Волшебница шагнула за угол.

+3

3

Кто-то приходит, а кто-то уходит. Дверные колокольчики радостно позвякивали то тут, то там, а двери хлопали неразборчиво, впуская и выпуская посетителей. Волшебная деревенька должна была ожить, наполниться смехом, шумом и топотом ног студентов, вырвавшихся на свободу из заточения обители знаний. Но, по сравнению с тем, что творится здесь обычно, Хогсмид мог показаться абсолютно пустынным. Местами. В других же местах, которые, наверное, нужно просто знать, царил абсолютнейший бедлам. Это касалось кондитерской «Сладкого королевства», лавки «Зонко» и паба «Три Метлы». Приход школьников в магазин или паб – это своего рода стихийное бедствие. От которого любой здравомыслящий человек постарается спастись. Именно поэтому Рита Скитер, волосы которой были уложены в причудливое сооружение из тугих локонов, к которым настырно липли крупные снежинки, падающие с затянутого облаками небосвода и теряющиеся среди осветленных волос женщины, вышагивала по улице деревушки, цепким взглядом из-за отделанных драгоценностями очков осматривая окрестности.
Естественно, она искала Гарри Поттера. Который был здесь, ведь слухами земля полнится. Но этот мальчишка, видимо, поднаторел в конспирации, так как заметить его в компании даже его верных друзей, среди которых была и это несносная Гермиона Грейнджер, дерзнувшая шантажировать саму Риту, не удалось. Если б Рита умела расстраиваться, она бы расстроилась. Но, сворачивая на одну из малочисленных улочек деревни, журналистка едва ли не нос к носу сталкивается с женщиной. Темные волосы, уложенные в аккуратную прическу, холодный, спокойный взгляд, стать во всем ее облике, на первый взгляд простая, но определенно дорогая мантия.
- Сарафина Мантер, – вслух произносит Рита, почти певуче, манерно растягивая гласные, узнав женщину перед собой. Ярко накрашенные губы журналистки моментально растягиваются в хищной улыбке, демонстрируя, словно бы случайно, три золотых зуба, а пунцовые ногти отбарабанили короткую дробь по крокодиловой сумочке. – Я – Рита Скитер. Корреспондент «Ежедневного Пророка», – представилась журналистка, протянув руку преподавательнице Хогвартса. – Какая удача встретить Вас, мисс Мантер, – елейно произносит женщина, изящно поправляя воротник своей алой мантии. – Как насчет небольшого интервью? – не видя смысла затягивать, тут же предлагает Скитер, готовая, впрочем, получить ответы на свои вопросы любым из способов.

+4

4

Серафина едва не наткнулась на женщину, чей облик она запомнила в ту роковую ночь, когда пришлось встречать поезд с беженцами. - Я знаю свое собственное имя, Мантер произносит слова четко, ее губы не раздвигаются в ответной улыбке, взгляд скользит по лицу настырной журналистки, очерчивая ярко накрашенные губы, раздвинутые в хищном оскале улыбки, скользит по через чур инкрустированной драгоценностями оправе очков, упирается в глаза. Выражение лица Серафины остается непроницаемым и таким же холодным как и мгновение назад. Она рассматривает стоящую перед собой женщину, как рассматривают что-то, что вызвало мимолетный интерес, который гаснет спустя мгновение, но ты никак не можешь отделаться от назойливого первого впечатления. - Мне известно кто Вы, протянутая рука Риты остается без ответа, Мантер не протягивает свою в ответ, лишая Скитер возможности рукопожатия, она даже не смотрит, словно не видит этот жест, ожидая когда наконец дорога будет свободной.
Снег падает, оседая на волосах обеих женщин. Мантер выше Риты, она видит, как снежинки путаются в белокурых локонах.
.... удача встретить Вас, мисс Мантер, - произносится елейным голосом. Серафина склоняет голову на бок, по своей старой привычке, ее глаза чуть прищурены, - Сомневаюсь, что это удача. Сейчас в словах Мантер проскальзывает насмешка, - так же сомневаюсь, что Вы можете почерпнуть от меня большее, чем Вам уже известно. Она понимает, что отвязаться от этой женщины у нее сейчас не получится, впрочем, это было ожидаемо. Рано или поздно, газетчики бы все равно настигли ее, однако она бы предпочла, что бы это был некто другой нежели Рита Скитер. Мантер уже была наслышана об этой скандальной журналистке, так же она прочитала статью "Ежедневного пророка", статью обличающую, кричащую, где на фотографии, сделанной той ночью была и фигура самой Серафины Мантер.
Получив Пророк, Серафина долгое время изучала свое собственное изображение, едва - едва пробежав текст глазами. На фото она двигалась, фотограф поймал тот момент, когда Мантер посмотрела на Тонкс, в этот момент он и щелкнул затвором, увековечив бесстрастное, чуть ли не жестокое выражение ее лица. - Не думаю, что смогу помочь, Вам же доподлинно известно, что я в Хогвартсе всего несколько дней, поэтому не могу комментировать последние события. Мантер намеревалась тем самым закончить разговор и продолжить свой путь.

+3

5

Скромность. Смущение. Стеснение. Три слова на «С», которые никоим образом не относились к Рите Скитер. Их значение женщина, естественно, знала, но никогда не применяла, как говорится, в обиходе. Холодная реакция Сарафины Мантер и ее слова не заставили журналистки хоть сколь-нибудь смутиться, почувствовать стеснение или же скромно потупить взгляд. Напротив, Рита ощутила задор, а ее улыбка стала еще коварнее: словно у хищника, почуявшего кровь жертвы. Это должна стать битва: битва слов и желаний, битва возможностей и битва нравов. Никому не интересно питаться падалью. Куда интереснее загонять жертву в угол.
- Мисс Мантер, – почти мурлыкнула Рита, потянув гласные в словах и еще шире улыбаясь, - разве может добытая из чужих ртов информация сравниться с информацией, полученной из первоисточника? – риторический вопрос. – Вы должны понимать, что то, что скажете именно Вы, произведет другой эффект и другое впечатление на наших читателей. Тем более что в свете последних событий Ваша репутация заметно пошатнулась, – Рита театрально надула губки, словно бы сочувствуя девушке и переживая, что все сложилось именно так. Хотя, к этому «именно так» отчасти сама же и приложила руку.
Была ли история Сарафины Мантер, внучки самого Харфанга Мантера, важной и столь уж необходимой? И да, и нет. Она не пахла значимым и новым, но эта информация может поднять волну, когда вынесет на своем гребне что-то важное, именно то, что и приведет ищущих к сенсации. А информация преподавательницы, пусть и бывшей, Дурмстранга, открыто признавшего свою лояльность к Темному Лорду, информация женщины, состоявшей в близких отношениях с бывшим Пожирателем Смерти Игорем Каркаровым, будет интересна. Она привлечет внимание.
- Ох, Хогвартс сейчас волнует всех и каждого, но спрашивать Вас о делах школы я не собираюсь, – отмахнулась журналистка, жеманно рассмеявшись. – Почему Вы покинули Дурмстранг, мисс Мантер? – спокойно, словно бы ведя незаурядный разговор о погоде, спросила Рита. – Не из-за убийства ли Вашего дорого друга Игоря Каркарова? Кстати, Вы знали, что он был причастен к деятельности Пожирателей Смерти? Не думаете ли Вы, что его убили из-за того, что он назвал слишком много имен своих бывших соратников? Может, Вы сами и убили его? Слухи о том, что Вы лояльны к Темному Лорду, уже слышатся со всех сторон.
Неприятная улыбка тронула губы журналистки, задавшей свои вопросы так легко и непринужденно, словно сама собиралась рассказать историю, а не услышать хотя бы ее кусочки от другой.

+3

6

- Моя репутация пошатнулась? Взгляд Мантер перехлестывается со взглядом Риты, Серафина наконец-то начинает внимательно рассматривать женщину,  которая стоит перед ней, - да неужели? Волшебница приподнимает бровь словно этот факт ее невероятно удивил, - сомневаюсь, что меня можно использовать как источник информации. И я не думаю, что Вас заботит моя репутация. Все произнесенное моной вы обернете в собственную обертку, что бы преподнести читателю эту конфетку так, что бы ему понравилось. Что Вам до правды? Серафина прекрасно знала это тип женщин, такие как Рита Скитер были акулами в бушующем море, готовые хватать добычу, сжирая ее и калеча без чувства жалости и сочувствия. Такие как она были способны идти по головам и трупам ради сенсации, ради получения нового материала, ради удовлетворения собственных потребностей.  Такие как она выискивали жертву, загоняли ту в угол и рвали на части своими острыми зубками и коготками.
Это уже было, когда-то давно, в прошлой жизни, когда в ее родных местах упоминали Игоря Каркарова, ну а ее собственное имя нередко стояло рядом с его. Однако, что они могли знать!?
Каркаров.... Впервые за долгое время Серафина улыбнулась, словно в ответ на улыбку Скитер, но улыбка её скорее походила на оскал хищного зверя, улыбка химеры великолепная в своем уродливом исполнении.  Мантер смотрела на стоящую перед ней женщину, рассматривая последнюю как диковинный экспонат. Лицо Серафины не выражало ровным счетом никаких эмоция и не менялось за исключением того, что ее глаза и без того темные, потемнели еще больше. Сердце оглушительным звоном отдавало в ушах, дыхание облачком пара вырвалось изо рта. На какой-то миг она замерла, словно окаменела, ее кожа горела, но изнутри по телу разливался леденящий холод. Ненависть кристально - чистая и острая, как дамасская сталь, холодная с отточенными гранями, парой секунд позже исказила лицо Мантер, сделав его похожим на искаженную гротескную маску.
- Не понимаю, что в этот момент управляет тобой, - слова слетели с губ Серафины, - инстинкт самосохранения — это базовый инстинкт, присущий любому существу, как ты его отключить-то сумела, когда мне все это говорила?! С Мантер слетело напускное ледяное спокойствие. Единственную ошибку, которую могла совершить Скитер, она совершила - упомянув имя Каркарова, ткнув наугад раскаленной иглой в незаживающую рану. Мантер натянулась струной, чуть поддавшись вперед, почти вплотную к Рите, еще сильнее возвысившись над ней. - Твой мирок всего лишь иллюзия, ты даже не представляешь, на сколько он хрупок и на сколько хрупка ты сама и как легко все это разрушить. Рука Серафины потянулась вперед и на палец тут же оказалась намотана одна из прядок Риты. - Полагаешь твоя паршивая статейка способна пролить свет на историю Карарова? Или о моей лояльности к кому бы то ни было? Гонишься за сенсацией, Рита? Смотри, как бы тебе самой не стать сенсацией для первой полосы некралога. Мантер отпустила белокурый локон и рассмеялась, запрокинув лицо вверх, - кто же знает на чьей я стороне, она прекратила смеяться так же резко, как и начала - кто знает на чьей я стороне, и поверь, тебе лучше этого не знать. Я не обучена манерам Хогвартса, я воспитана духом Дурмстранга, а у нас знаешь ли несколько иные представления обо всем. Серафина скривила губы, словно собиралась плюнуть в лицо женщины, стоящей перед ней.

+4

7

Находить слабые места – талант, который нужно уметь управлять. Именно потому, что равных Рите Скитер в управлении этим талантом не было, она всегда знала, куда нажать, что сказать, на что намекнуть, чтобы сделать человеку больно. А боль развязывает языки. Обида. Да, именно обида, причиняющая боль, заставляет людей говорить то, что они никогда не скажут в спокойном состоянии. Упомянув Игоря Каркарова, журналистка не ошиблась: она смогла вырвать Сарафину Мантер из ее ледяного спокойствия – маленькая победа.
Женщина приближается ближе к улыбающейся журналистке, нависая над ней. Рита не отступает, продолжая стоять на месте с видом триумфатора. Она уверена в собственной неприкосновенности, потому что любой здравомыслящий человек знает, что человек прессы ни за что не оставит обидчика безнаказанным. Зачастую журналисты куда обидчивее, чем их жертвы. Но, тем не менее, глядя в глаза Сарафины Мантер, Скитер ловит себя на том, что она ощущает нечто похожее на волнение. Не страх, нет, волнение: шальная мысль закрывается в голову. Все-таки эта женщина – бывшая преподавательница Дурмстранга. Вполне вероятно, Пожирательница Смерти.
- Судя по Вашей реакции, Вы действительно были близки с Игорем Каркаровым, – Рита заговорила так, словно бы до этого не было весьма устрашающего монолога темноволосой женщины. Журналистка изящно, почти кокетливо убирает белую прядь своих волос за ухо, поправляя прическу, досадливо вздыхая, словно бы говоря, что она опечалена порчей собственной прически. – И каким бы не было воспитание, правила и законы, в общем-то, везде одни, – с толикой издевки добавляет журналистка, как бы мимоходом намекая на собственную неприкосновенность и последствия в случае не следования этому важному правилу. – Это Альбус Дамблдор предложил Вам должность или это была Ваша инициатива? Решили спастись от преследования или же наоборот – быть ближе к Темному Лорду и его последователям? – Рита задавала свои вопросы медленно, спокойно, так, словно рассуждала вслух, внимательно следя за скривившейся женщиной перед собой. – Надеюсь, я Вас не шибко отвлекаю? – словно бы только спохватившись, спросила журналистка, сделав полшага в сторону, будто бы готовая в любой момент уступить дорогу спешащей женщине. Что, впрочем, было обманом, ведь с ней журналистка еще не закончила. – Впрочем, распродажа в «Сладком королевстве» уже закончилась, – с издевательским сожалением добавила Рита, жеманно махнув рукой на такую мелочь. – Что Вам предложил Альбус Дамблдор?

+5

8

Слишком людно, Серафина уже пожалела, что поддалась на такую заведомо спланированную провокацию. Ее реакция на упоминание Каркарова была слишком очевидной, отступать было уже поздно. Мантер снова превратилась в ледяную статую, справившись с бурей эмоция, которая бушевала внутри, однако момент был уже упущен. Журналистка вцепилась в нее бульдожьей хваткой и отступать не собиралась. Серафина проклинала собственную несдержанность, едва сдерживая вновь подкатившую ярость. С приоткрытых губ сорвалось облачко пара и тут же растаяло. Ненависть.которая зародилась в этот миг к журналистке обещала быть пожизненной. Между красиво - изогнутых бровей Мантер пролегла вертикальная морщинка, крайний признак неудовольствия, однако Рите об этом было неизвестно.
Мантер чуть отклонила голову назад, посмотрев поверх головы Риты Скитер. Людно, слишком людно. Тут и там сновали волшебники и хотя этот угол, где женщинам "посчастливилось" столкнуться был с одной стороны прикрыт, все равно открывал хорошо просматриваемую зону.
Мантер проигнорировала вопросы о Каркарове и улыбнулась на вопрос о Дамблодоре, - Вы же так просто не отстанете, улыбка на губах Серафины стала крайне неприятной.  - Что ж, я позволю на собственном опыте почувствовать Вам, о том, что слухи о мое репутации небезосновательны. Она улыбнулась еще шире, в тот же миг крепко обхватив Ритин локоток.
- Apparo Finite Alias, сухой щелчок парной трансгрессии оставил после себя только в момент взвившийся снег на том месте где только что стояли две женские фигуры.
Хлопок в узком месте Лютного переулка, который Мантер за время встречи с Люсиль успела изучить, никого не напугал. тут было пустынно. Ноги тот час увязли в наметенном сугробе. - Табу!
- Crever crepitants virus, - кончик палочки уперся прямиком под подбородок Скитер, - неприятно сейчас правда? Мантер изогнула бровь, зная как действует данное заклинание, однажды ей довелось испытать его не себе, - знаешь, я не привыкла, что бы такие журналюшки, как ты Рита, совали нос с мои дела. Носа можно и лишиться. Она нависла над Ритой, - Я не люблю, когда мне переходят дорогу, когда кто-то позволяет себе копаться в моих делах. Но ты же не успокоишься, ведь так, Рита? Что бы я не сказала, будет использовано против меня. Тебе же не нужны хорошие события. Ты не освещаешь что - либо светлое, твое это горе, интриги и скандалы. Так что какая теперь разница, как мне себя вести, ты ведь все равно в своей статейке отпишешь обо мне плохо, а может и не отпишешь. Мантер не улыбалась.
- Интересно, для кого-то будет трагедией, если ты исчезнешь? Не советую дергаться, вдруг я занервничаю и ненароком убью тебя. Хотя нет, убивать я тебя не буду, а вот покалечить могу, ну а потом я сделаю так, что ты никогда не вспомнишь об этой встрече. Палочка Мантер сильнее надавила на кожу Риты, - Я не приучена расшаркиваться с такими как ты, я не стану вступать с тобой в переговоры, как это делает Министерство Магии и остальные. Свободная пресса, она фыркнула, - от вашей свободы сводит скулы уже давно. Дай мне только повод и я избавлю магическое сообщество от твоего присутствия.

+2

9

Манипулировать людьми не сложно. Сложно избегать потом последствий. Грань слишком тонка. И, перейдя ее, можно неслабо схлопотать по голове. Рита считала себя умудренной опытом женщиной. Во всяком случае, ей всегда удавалось если не перейти грань, то вовремя сделать ноги. Случившееся сегодня нельзя назвать неподготовленностью, нет. Это была просто неожиданность. Опрометчивый поступок как со стороны Риты, задевшей женщину за живое, так и со стороны Серафины, продемонстрировавшей свою натуру.
Безусловно, Рита испугалась, когда ее буквально сжало заклинание принудительной аппарации. И сердце испуганно замерло, когда по ее телу прошла волна заклинания. Темная магия. Если б Рита помнила все проклятия, она бы, наверное, не работала в газете. Однако женщина все же чувствовала, что эта темноволосая девушка, решившая, что она хозяйка ситуации, что она может заставить Риту Скитер бояться или молить о пощаде, использовала не простое проклятие. Но, раз особого дискомфорта журналистка пока не испытывает, значит, не умрет в ближайшие секунды. Это, наверное, должно радовать. Вот только осознание того, что самые незаметные проклятия убивают мучительнее и дольше, как-то нагнетало обстановку. Впрочем, Скитер с вполне естественным испугом смотрела на Серафину Мантер, гордо вздернув подбородок, хотя, не вздернуть его в подобных условиях было бы невозможно. И, чем жалко приподнимать его под давлением палочки, лучше сделать это с чувством собственного достоинства.
Боялась ли Рита Скитер угроз Серафины Мантер? Нет. Как любой здравомыслящий человек, угрожающая журналистке женщина должна понимать, что они исчезли с людной улицы в разгар нашествия студентов на Хогсмид. Что едва ли не каждая живая душа этой деревушки была в курсе присутствия Риты Скитер. Равно как и сопровождающий журналистку фотограф был в курсе, кого желала встретить труженица пера. Хотя, наверное, это все были мысли утешения, потому что, даже то, что их видели, а некоторые и знали, где Рита может быть, не значило, что кто-то кинется на ее поиски сию же минуту. Может быть через час. А может и два. Когда ее прекрасное тело начнет уже остывать. Наверное, такие мысли могли бы заставить журналистку расстроиться. Но, судя по всему, журналистка не умела этого делать.
- Так явно угрожать, мисс Мантер? – с издевательским смешком спросила Рита. – Видимо, я действительно задела болезненную для Вас тему. Мне так жаль, – без капли сожаления произносит журналистка. Впрочем, голос едва заметно дрогнул, потому что совладать с естественным страхом, который блуждал по крови вместе с адреналином. – Вы не станете стирать мне память, потому что тогда весь этот…спектакль не будет стоить выеденного яйца. Разве что будет тешить Ваше самолюбие холодными вечерами, – спокойным тоном поделилась с женщиной Рита. – Вы можете, конечно, убить меня, но не приходило ли Вам в голову, что, во-первых, нас видели. А, во-вторых, что я не работаю одна, и это значит, если подумать, что в Хогсмиде есть те, кто знает, где я должна быть и с кем я хотела встретиться, – простая констатация очевидных фактов.
Если бы хотели убить, уже убили бы. Тем более в порыве ненависти. Нужно было сбавлять обороты, и надеяться, что Серафина Мантер не потратит этот спектакль впустую – оставит воспоминания об этом моменте. Потому что это просто кладезь. Настоящая находка. Сенсация. Можно было бы порадоваться, спланировать статью, которая, впрочем, уже мелькала потоком фраз в голове журналистки, но все немного омрачалось тем, что самочувствие медленно ухудшалось. А ухудшающееся самочувствие смазывало напускное спокойствие и высокомерие. И рождало вопрос – что за проклятие использовала женщина?
- Но, тем не менее, признаюсь, что, да, немного перегнула палку, коснувшись темы Вашего друга Игоря Каркарова. Но не думаю, что Вам нужно винить в этом меня. Ведь этой информацией поделились Ваши бывшие коллеги, – выделив именно то, что о жизни Серафины охотно разболтали ее бывшие коллеги и соратники, Рита почти досадливо улыбнулась, словно бы прося прощение и за себя, и за них.

+4

10

Серафина усмехнулась, поистине эта женщина обладала той самой способностью, которая помогала жить бесчестно и умирать бесславно. -  Между твёрдым характером и глупостью лежит большое расстояние. В Вашем случае, она стала подражать Скитер, словно передразнивая ее - твердый характер не Ваш конек. Вы не боитесь лишь потому, что в этой белокурой головке мысли все сводятся к тому, как бы добыть сенсацию, или высосать ее из пальца. Ограниченность. Вам не хватает мозгов что бы по настоящему испугаться. Да, Каркаров болезненная для меня тема, не стану отрицать, но Вас, моя дорогая, она не касается, так же как и этой паршивой газетенки. Мантер знала, когда заклинание должно начать свое действие и терпеливо ждала. - Ну а что касается стирания памяти, то... я не тщеславна, мне незачем перемалывать то, что происходит сейчас, я не ощущаю потребности в послевкусии. Так что в этом, Рита, ты ошиблась, я не обладаю привычкой сидеть перед камином и вспоминать былае победы и чужие промахи, мне все равно. Но будет лучше, если ты забудешь. потому что если ты не забудешь, мне действительно придется тебя убить. Она посмотрела в глаза Скитер, собственное лицо в отражении этих глаз было растянутым, - И мне все равно, что нас видели, знаешь ли Рита, слишком многое можно сказать людям, и поверь, они сожрут то, что им скажут и не подавятся. Не думаю, что найдется кто-то, кто будет печалиться о тебе, у тебя слишком много недругов и скорее всего Пророк вывесит душещипательный некролог, но копать глубоко никто не будет. Думаешь я не понимаю этого? Смерть скандальной журналистки будет на руку многим. Кто знает, быть может я только что спасла детишек Хогвартса от той, кто была под империусом, кто хотела нанести им вред или даже убить? Мантер улыбнулась, - я могу придумать самую страшную сказку на свете, мне нечего терять. А когда человеку нечего терять это самое страшное, он способен на многое. Все что могла я уже потеряла.
Проговорив про информацию от коллег, Рита досадливо улыбнулась, была ли это действительно досада, Серафина не знала, да и не хотела знать. Она с интересом рассматривала лицо Риты, ожидая, когда заклинание начнет действовать - Интересно, как быстро найдется тот, кто сможет снять мое заклятие? Мантер усмехнулась, оглянувшись по сторонам, словно в поисках добровольца - М-м-м-м-м, протянула она, похоже мы тут одни. Досадно правда? Поверь сначала больно не будет, так, легкое неприятное чувство, но потом... Интересно, ты когда нибудь трогала раскаленную кочергу? Серафина смотрела на Риту с интересом.

+3

11

Хотелось в открытую рассмеяться в лицо Серафине Мантер на ее слова, что ей кто-нибудь поверит. Вряд ли найдется хоть кто-то (если не брать в расчет Альбуса Дамблдора, склонного верить всяким сомнительным личностям), кто поверит этой женщине: внучка Харфанга Мантера, подруга Игоря Каркарова, подозреваемая в причастности к деятельности Пожирателей Смерти – Рита уже успела достаточно рассказать о ней, чтобы ни один здравомыслящий человек не поверил ей. Сколько она находится в Британии? Неделю? Вряд ли за такой короткий срок она смогла бы понять ход мыслей британцев. Впрочем, их ход мыслей мало чем отличен от хода мыслей любого другого человека, склонного верить тому, что пишут. Если человеку не давать иной информации, он будет верить тому, что имеет. Это как написать о том, что в Американской школе появился Банши: вряд ли кто-то из британцев отправится в Америку проверять истинность этого заявления. А Серафина Мантер сама, не замечая этого, кладет свою голову на плаху. Доказывая правдивость всего того, что о ней говорят. Что о ней думают. И не важно, обращает ли она на чужое мнение внимание. Чужое мнение все равно уничтожит ее.
Но, хоть Рита Скитер и оценивала ситуацию именно так, признаться, страх прокрался в душу журналистки, не знакомой с черной магией. Страх и ненависть полыхнули в глазах женщины, отчаянно ищущей возможность не спастись, а сделать так, чтобы хоть что-то осталось в качестве воспоминания. Не упустить эту сенсацию. Не потерять эту возможность. Забыть такую ценную информацию, подвергнув свою жизнь буквально опасности, можно будет считать собственным провалом. Воспользоваться волшебной палочкой? Глупо. Аппарировать все равно не удастся, а убегать – состояние было уже не для пробежек по грязным улицам Лютного переулка. Риту начинала бить мелкая дрожь, хотя холода она не чувствовала. Жар волнами гулял по телу, пуская неприятные мураши по позвоночнику.
- Не доводилось, – с изрядной долей яда ответила Рита на вопрос про кочергу, с презрением смотря на Серафину Мантер. Едкое замечание про воспитание этой вздорной девицы почти сорвалось с языка, но Скитер все-таки удержала его, лишь едко улыбнувшись уголками губ, выражая полное пренебрежение отсутствием манер у этой выскочки, упирающей палочку в шею журналистки. Кто позволил ей ты-кать? Впрочем, наверное, у нее в семье занимались не воспитанием, а обучением темному волшебству. Либо же, конечно, чистокровное воспитание этих северных людей сильно отлично от британского. – Раз Вы, – жестко выделенное обращение, - собрались стереть мне память, то не вижу смысла в дальнейшем разговоре. Раз уж я его не вспомню, – очередной полу-смешок.

+3

12

Серафина позволила себе усмехнуться по своей любимой привычке, в очередной раз склонив голову на бок, ожидая, когда действие заклятия сотрет с ярко-накрашенных губ эти смешки и улыбки. Времени прошло достаточно, Мантер была терпелива и как правило, ее терпение всегда вознаграждалось. Умение ждать было одним из ее плюсов, ведь тот, кто ждет, всегда получает большее.
Нельзя сказать, что Серафина любила прибегать к насилию или причинять боль, нельзя сказать, что это доставляло ей удовольствие. Даже не смотря на врожденную жестокость, которая была закреплена воспитанием, она прибегала к крайним мерам не часто, но всегда жестко и обоснованно. Ее собственные критерии справедливости были в одной связке с совестью, поэтому она принимала решения легко и без колебаний.
- Не доводилось, Серафина буквально промурлыкала эту фразу, растягивая окончания, - ну раз так, то тебя ждет большой сюрприз. Интересно, сколько продержишься ты? Иные выдерживали не много.  Мантер убрала палочку, попытки Риты сохранить лицо, ее яд не цепляли Мантер, уже не цепляли. Теперь ее взгляд наполнился азартом, как было всегда, когда она жаждала увидеть результат своих трудов.
- Ты не вспомнишь, она проигнорировала жесткое выделение Риты, - но я хочу посмотреть, моя маленькая прихоть.

+2

13

В голове буквально пульсировала одна единственная мысль: не забыть! Найти хоть какую-нибудь, хоть маленькую лазейку. Рита слышала, что у маггловских журналистов есть некое странное приспособление, именуемое «диктофон» или «ктодифон» - не суть. Важно лишь то, что они могли незаметно записывать чужие разговоры и потом переносить их на бумагу. Но подобные штучки не работают в волшебном мире. А аналогов нет. Да, Прытко Пишущее Перо, вне всяких сомнений, могло бы записать все то, что здесь происходит, но оно мирно спало в сумке. И возможности пососать его кончик, чтобы оно где-то незаметно парило, не было и вряд ли появится. Сожаление. Да, Рита была раздосадована. Хотя, впрочем, она то и дело отвлекалась от этого сожаления на тот факт, что ощущение, будто кровь закипает, становилось все сильнее.
Это напоминало закипание воды в кастрюле. Постепенно, секунда за секундой, кровь будто бы нагревалась в сосудах. Появилось жжение. Страх цеплялся как утопающий за спасательный круг, рискую порвать его и все-таки утонуть. Но Рита молчала. Однако скрыть присутствие охватывающей ее паники было проблематично. Дыхание участилось, зрачки расширились, руки нервно дрогнула. Стоило Серафине Мантер убрать палочку от шеи журналистки, как женщина тут же опустила голову, смотря на свои руки широко распахнутыми глазами. Ощущение, словно бы руки находятся в кипятке, и вода закипает все сильнее и сильнее, заставляя мелко дрожать. Но, несмотря на весь этот жар, по спине пробежал ледяной озноб, скрывшись и замерев где-то в области сердца, сжавшегося в страхе.
- Прекрати это! – требовательно и нервозно вскрикнула Рита, резко вскидывая голову и смотря на молодую волшебницу с неприкрытой ненавистью.
В голове все мешалось: желание найти лазейку, нежелание забывать это, страх перед болью и сама боль, становящаяся с каждой секундой все сильнее. Рита еще пока осознавала себя, она понимала, что мысли путаются именно из-за страха, что это неподконтрольное ей безумие. Она пытается успокоить себя мыслью, что Серафина Мантер не убьет ее, но это не помогает. Журналистка делает шаг назад, хватаясь рукой за шею, буквально ощущая жжение в каждом сосуде. Гул в ушах становится сильнее, во рту появляется металлический привкус.
- Тебе это с рук не сойдет! – зло шипит Рита, в уголках глаз которой невольно блестят слезы от боли и страха. То и дело женщина тихо вскрикивает, словно бы от укусов, и шипит, не зная, как спастись от самой себя: от этого проклятия страдает тело, а не голова. Потому что даже сейчас, путаясь в собственных мыслях, Рита прекрасно осознает себя и то, что происходит.
Это замкнутый круг. Даже когда Рита забудет этот прецедент, она не оставит Серафину Мантер в покое. События этого дня просто пропадут из памяти. Но не воспоминания о цели. Главное, пережить этот день.

+4

14

О, это было только началом, Серафина смотрела, как ее заклятие продолжает действие. Маленькое отступление, заклятие может снять либо она сама. либо волшебник обладающий большей силой. Увы, Рита была явно слабее. Впрочем, если бы дело обстояло иначе, Серафина в любом случае не позволила бы вытащить последней палочку. Журналистка не сдавала позиций, стараясь сохранить лицо, но действие заклятия было сильнее. Никто не застрахован от животного страха, никто не способен терпеть эту боль. выражение лица Скитер менялось, оно исказилось от страха. Мантер убрала свою палочку, позволяя своей "жертве" опустить голову, что бы та смогла вдоволь насладиться своим положением. Милый  "плюс" заклятия состоял в том, что какой бы сильной ни была боль, жертва не могла потерять сознание, уйти в спасительное забытье. Мантер с видом исследователя наблюдала за Ритой, на лице Мантер, которое вновь стало ледяной маской не отражалось ни единой эмоции. Она просто смотрела, так, как смотрят за агонией мухи. - Кто знает, сойдет мне это с рук или нет. Все зависит от того, вспомнишь ли ты о том, что с тобой произошло. Тут она улыбнулась, - интересно, а действительно, дать тебе шанс вспомнить или нет. Давай поиграем. Глаза Мантер зажглись так, как будто она что-то задумала. Не сводя взгляда с журналистки она медленно достала палочку. - Посмотрим на сколько ты стойкая, знаешь, мне всегда говорили, что если бы я не стала преподавателем по Темным искусствам, то несомненно занялась бы  изысканиями. Я люблю наблюдать результат.
Палочка описала в воздухе замысловатый пируэт - Confundus, - милое заклятие, которое можно наложить в трех вариантах. Мантер выбрала вариант с заменой истинных воспоминаний на ложные, вложив в память Риты образ ее собственного двойника, который атаковал ее и стерев полностью воспоминания о встречи с собой. Забавный момент еще состоял и в том, что часто настоящие воспоминания  все же пытались вытеснить ложные и тогда начиналось самое интересное. Самое плохое, что у этого заклинания есть одно слабое место - если возникают ситуации, когда ложная память начинает конфликтовать с истинной, мозг этого не выдерживает и разрушается. Но не всегда, кто-то способен справиться.
Закончив все, Мантер развернулась.... заклятие Crever crepitants virus она не сняла, оставив Риту корчится от боли.

Отредактировано Serafine Munter (2016-05-12 16:25:37)

+1

15

Злость. Неприкрытая злость исказила лицо Риты за мгновение до того, как ее воспоминания изменились так, словно все действительно происходило таким образом. На лбу журналистки появилась испарина, а взгляд, ставший на мгновение пустым, постепенно приобретал осмысленность. Каждый вздох отзывался болью в груди. Риту била мелкая дрожь. Облизнув сухие губы, она непонимающе обернулась. Кажется, она была одна в этом темном переулке. Но вереницы следов на грязном снегу говорила о том, что кто-то был здесь. Но все, что она помнила. Эту саму себя. Бред. Тряхнув головой, словно желая вытрясти эту ерунду, прикрывающую правду, Скитер сделала медленный шаг.
Ноги плохо слушались, а боль мешала трезво мыслить. С каждым разом все сильнее, словно бы Рита погружалась в кучу раскалённых камней. Она попыталась аппарировать, но ничего не произошло. Либо воспоминание о заклятии, запрещающем аппарацию, было реальностью, либо боль мешала сконцентрироваться. Последнее казалось более реальным, чем первое.
Еще один неуверенный шаг. Скитер хватается рукой за грязную стену, стараясь удержать равновесие. Ногти едва слышно скребут по шершавому камню, а с губ срывается приглушенный стон. Зажмурившись, журналистка глубоко вздохнула и тут же закашлялась, будто бы вдохнув кучу пыли.
Еще шаг. И еще. Она видит вывеску «Горбин и Бэркс». Значит, она действительно в Лютном переулке. Этот магазин – маленькая удача. Впрочем, удаче будет любой волшебник, способный помочь. Рита понимает, что проклята, а кто может знать о проклятиях лучше, чем владелец магазинчика, торгующего темномагическими артефактами. Главное добраться до Мунго до того, как сердце, бешено бьющееся в страхе, не разорвалось от боли. Успеть спастись до того, как разум окончательно запутается. Объяснить все так, чтобы не возникло подозрений, что Рита Скитер – сама Рита Скитер! – сходит с ума, считая, что сама себя прокляла заклинанием, которого не знала.

+4


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: Не задавай вопросов, и тебе не будут лгать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC