Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - Ginny Weasley до 02/01
Охота на волков - Muriel Prewett до 11/01
Крепость держат не стены, а люди - Bellatrix Lestrange до 12/01
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: Говорите громко...


25.01.97: Говорите громко...

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ГОВОРИТЕ ГРОМКО, ЧТОБЫ ВАС УСЛЫШАЛИ, ГОВОРИТЕ ТИХО, ЧТОБЫ ВАС ПОСЛУШАЛИ
--

Участники эпизода в порядке очередности: Serafina Munter, Rabastan Lestrange (NPC)
Краткое описание эпизода: Верных союзников никогда не бывает много. Узнав, что Серафина Мантер обосновалась в стенах Хогвартса, Волдеморт решает, что она станет полезным приобретением, за которым не надо далеко ходить. А кто сможет ей предложить власть, могущество и силу, о которых она и не мечтала? Разумеется, мужчина, чистокровный, богатый и холостой.
Дата, время и место: Близ Хогсмида, вечер 25 января 1997 года
Рейтинг эпизода: R
Возможность участия "Перста Судьбы": да
Тип квеста: сюжетный

+2

2

Снегопад прекратился, с того момента, как она оставила Риту Скитер прошла пара часов, этого Мантер с лихвой хватило на то, что бы привести свои мысли в порядок. Серафина не сомневалась, последствия встречи проявят себя, но сейчас ей было не до размышлений о том, что предпримет Скитер, когда придет в свое обычное состояние. В данный момент она шла на встречу куда более важную, чем перепалка с настырной журналисткой. Лаконичность полученного утром сообщения, зашкаливало. Если бы Мантер была любопытной, то она бы уже извелась от нетерпения, но любопытство во внеучебных вопросах не было ее коньком. поэтому она спокойно направлялась к месту встречи, которое оппонент выбрал весьма основательно.  Она все дальше и дальше уходила от улочек Хогсмида, который был оживлен тем самым напряжением, которое появляется после больших потрясений или катастроф. Городок пульсировал, болезненно реагировал на любые новости, замирал в томящем ожидании и затем снова оживал, стараясь что бы жизнь текла своим привычным чередом так, как-будто ничего не произошло. Однако постоянно снующие авроры, мрачные лица обывателей - все это свидетельствовало о том, что городок ждет. Как это бывает перед грозой, природа и все живое ожидает первый раскат грома, как бы ты к нему не готовился, ты все равно вздрогнешь, потому что не знаешь когда именно он ударит. так же и тут, все было напряжено.
Внутри себя Серафина уже опять вернулась к своему обычному ледяному спокойствию, ее характерной чертой была способность быстро успокаиваться.
Темнота, все звуки смолкли и только было слышно, как дует ветер.  Дорожка, по которой шла Мантер, теперь превратилась у узкую тропу, а вскоре совсем исчезла. Волшебница остановилась, по правую руку от нее были невысокие кусты, по левую начинался лес. Если она не ошиблась, то описанная в послании хижина должна быть где-то тут. Мантер свернула с теперь уже бесполезной тропки и углубилась в лес. Стволы вековых елей, словно мачты гигантских кораблей взмывали ввысь, поскрипывая на ветру.
Если бы окошко хижины не было бы подсвечено, она бы точно прошла мимо. Подойдя к небольшому домику, Серафина потянула дверь на себя и распахнув ее вошла в единственную комнатушку, которая оказалась сразу за дверью. Тут не было ни коридора, ни прохода, комната начиналась сразу. Хоть видавший виды камин и был разожжен, было очевидно, что тот, кто вызвал  ее на встречу сам пришел сюда не так давно.  Мантер закрыла за собой дверь и остановилась на входе, не произнося ни звука, ожидая, когда тот, кто пригласил ее, заговорит первым.

+2

3

Рабастан медленно брел по снегу от места аппарации к хижине, которая неведомо как образовалась близ Запретного леса и была совершенно пуста и никому не нужна. В Магическом мире порой возникают такие хижины для особенно важных дел и никто никогда не знает откуда они взялись и куда пропали, вот и эта была одной из тех, что существуют специально для секретных встреч и разговоров.
Сперва, получив задание от Лорда, он планировал застать девушку врасплох и воспользовавшись эффектом неожиданности повести сладкоречивую беседу. Было бы как нельзя кстати "случайно" наткнуться на милую даму на опушке Запретного леса, увлечь речами и не дать опомниться, получив заветное "да".
Но потом, поддавшись мимолетному порыву, он отправился в Запретный лес, отыскал там заброшенную хижину, написал письмо, в надежде на то, что Серафина не сможет остаться равнодушной к странному немногословному посланию и с удовольствием отправиться в богом забытое место, чтобы поговорить неизвестно о чем с совершенно незнакомым ей человеком. Наедине.
А вот и она.
- Добрый день, мисс Мантер, позвольте предложить вам..., - осмотрев скудную обстановку их временного пристанища, Рабастан галантно выдвинул единственный стул из-за стола, - присесть, - одарив даму легкой полуулыбкой, он придержал руку на спинке стула, чтобы помочь придвинуть его к столу, когда, ну или, если, она решиться воспользоваться его любезностью.
- Надеюсь, дорога была не слишком утомительной?
[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://handwriting.6bb.ru/img/avatars/0004/76/4b/322-1297810231.jpg[/AVA]

+2

4

Истина может быть страшней огня и острей клинка. Зачастую она куда опасней самой изощренной лжи и, ко всему прочему, — никому не нужна.
Серафина не откликнулась на предложение незнакомца и не села на так любезно отставленный стул, всем своим видом показывая, что данная встреча будет короткой. Напротив, она полностью проигнорировала данное предложение, пройдя вглубь комнаты и остановившись по другую сторону стола, создав тем самым импровизированный барьер между собой и  мужчиной.
Незнакомец был высок, темноволос. Мантер мало трогала чужая внешность, просто она привыкла всегда подмечать детали.  Ей отчетливо бросилось в глаза, то, что он старался ей понравится. От этого внутри Мантер что-то напряглось и в голове отчетливо зазвенел колокольчик, символизируя об опасности. Чутье никогда не подводило эту женщину. За учтивой улыбкой она видела волчий оскал. Почему она сразу отнеслась к этому незнакомцу настороженно? Ответ был один - он пытался понравится и в этом была его основная ошибка. Практически все, кто так или иначе искали расположения Серафины, всегда преследовали какие-то свои интересы. И этот случай, как она предполагала, не был исключением. С того самого момента, как ее нога ступила в Хогсмид, ею интересовались.
- Полагаю, что бы вызвать меня сюда, у вас должна быть весьма веская причина. Она перешла к вопросам, избегая взаимного расшаркивания. - Думаю, что мой путь сюда не имеет отношения к нашей беседе, вы же не собираетесь обсуждать со мной нынешнюю погоду? Проговорила с ответной улыбкой Мантер, чуть склонив голову к левому плечу. Она переняла эстафетную палочку в этой игре.
Полено в камине оглушительно треснуло, словно кто-то щелкнул плеткой, звук получился сухой и короткий. От его внезапности Серафина чуть вздрогнула и коротко вздохнула. Секунду спустя она снова посмотрела на незнакомца.

+2

5

- Чтож, опустим разговоры о погоде, - скинув на столь учтиво предложенный им и безнадежно проигнорированный дамой стул зимнюю мантию, Рабастан обошел вокруг стола и остановился носом к носу с Серафиной Мантер, по-свойски присев на угол стола, стираю ту невидимую преграду, что она поспешила между ними возвести. На губах играла легкая улыбка, в камине поигрывало желтоватое пламя, окутывающее поленья, на стенах играли яркие блики от огня.
- Совершенно никакой веской причины, лишь мимолетное желание, - слегка сощурив глаза, он с интересом присматривался к этой, вызывавшей всеобщее оживление, женщине, припоминал случайно услышанные слухи и специально найденные сведения, - в нашей доброй старой Англии так редко появляются столь интересные гости, что было бы огромным упущением с моей стороны не поприветствовать вас лично, а так как мой статус пока не до конца... восстановлен, - несколько замявшись, смутно припоминая о времени проведенном в Азкабане, которое он стер из памяти, едва шагнув за его порог, Рабастан легко поморщился, - пришлось предложить для встречи это милое уютное местечко, да и вам, насколько я могу судить, публичность претит.
Долгие хождения вокруг да около всегда только накаляют обстановку и делают собеседников раздражительными, а Серафина хоть и была подчеркнуто холодна во всем, явно обладала способностью вспыхнуть как спичка, едва ее чиркнешь самым зажигательным местом.
- Так вот, мисс Мантер, ответьте мне на один на вопрос: что для вас значит статус крови?
[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://handwriting.6bb.ru/img/avatars/0004/76/4b/322-1297810231.jpg[/AVA]

+3

6

Мантер не нравилось когда люди сокращали дистанцию, особенно если это были незнакомые люди. Она терпеть не могла, когда кто - либо позволял себе вторгаться в ее личное пространство, нарушая дозволенный барьер. Нет, ей не было не комфортно или неловко, она не испытывала чувства страха от такого вторжения - просто не любила, когда пересекали границы дозволенного, так же как и не выносила сторонних прикосновений. Этот человек позволил себе многое, единым махом нарушив сразу несколько запретов Серафины. Восседая теперь перед ней в фривольной позе на краешке стола, он улыбался. Мантер могла бы отойти, но не сделала этого. Его нахальство и самоуверенность заставили ее оставаться на месте, как перед лицом неприятеля. В том, что этот человек явно не станет её дружественной стороной она была уже уверена. По своему обыкновению мнение она составляла быстро и как правило ошибалась довольно редко, первое впечатление - вот, что оставалось с ней навсегда и она ему доверяла. В данный момент ее чувство говорило о том, что эта встреча была важной, однако в чем именно заключалась эта самая важность, она еще не знала, но была уверена, что в неведении ей предстоит оставаться недолго.
- Сомневаюсь, что лишь мимолетное, как Вы выразились, желание стало причиной этой встречи. Она рассматривала лицо сидящего перед ней мужчины. - Интерес вызывает только мое происхождение, не так ли? Фамилия Мантер - это как визитная карточка, она улыбнулась, и этота улыбка вполне могла быть кокетливой, если бы не взгляд темных глаз, который был все таким же холодным. Даже ее собственные родственники удивлялись этой способности Серафины. Ее улыбка и глаза были жили своей жизнью, если рот улубался, то взгляд оставался холодным. Ее собственный отец первым заметил эту особенность. Она улыбалась, потому что так велели приличия или обстоятельства, но как потом говорил ее дед - Смотри в глаза, если не хочешь получить нож в спину. Серафина и сама следовала этому правилу всегда. Руководствуясь тем, что глаза это зеркало души. Однако, заметил незнакомец эту особенность или нет, было неясно, ведь по стенам маленькой хижины плясали тени, в камине горело пламя и всполохи его раскрашивали тенями лица, тем более она стояла спиной к камину.
- Довольно странный первый вопрос для того, кто даже не представился. Что для меня значит статус крови? Видимо он довольно многое значит для Вас. Что ж, эта встреча довольно странная и вопросы ей под стать, поэтому я отвечу. Она приняла правила игры. - Моя семья чистокровная, мы всегда гордились своим статусом без примесей иных кровей, я воспитана в духе чистокровных семей, но это не значит, что я не признаю иного статуса крови. Однако, я бы не стала смешивать чистую кровь и кровь полукровки или маггла. Это как, простите за сравнение, скрестить племенного арабского скакуна с кобылой тяжеловесом. Каждому свое. Вас удовлетворил мой ответ? Серафина приняла чуть расслабленную позу, оперевшись ладонью о краешек стола недалеко от того места, где сидел мужчина.
- Могу я все же узнать Ваше имя?

+3

7

Рабастан не привык доверяться обманчивым дамским улыбкам, поэтому предпочитал смотреть в глаза своим собеседницам, ничуть не смущаясь. По глазам можно было читать людей, они выражали все их эмоции, будь то злость, страсть или безразличие. Серафина была не так открыта, чтобы видеть всю картину, но то, что ее глаза не улыбались, он увидел.
Разумеется, мимолетное желание было лишь лукавством, но зачем об этом говорить, раз ей это и так известно. Умные собседники, собеседники, способные понять тебя лишь по намеку или полуслову всегда были предпочтительнее тех, которым приходилось часами разжевывать очевидное и вкладывать в уста, но они были столь же опасны, сколь и приятны, понимание не всегда ведет к согласию, а несогласие рождает конфликт.
- Да, вполне удовлетворен, - и это не было пустыми словами, ответ Серафины не вызвал ни пламенного восторга, ни такого же сожаления, он именно что удовлетворил и оставил возможность для дальнейшего разговора, - позвольте, неужели я не представился? Должно быть в спешке не успел подписать то письмо! - поймав взгляд женщины и глядя прямо в глаза, в надежде уловить оттенки эмоций, представился: - Лестрейндж. Рабастан, - его имя конечно не гремело на всех углах, но и не было пустым звуком.
В данном случае ему стоило бы представиться Вергилием, дантевским проводником в ад, но правила приличия обязывали его назваться и он не видел смысла ими пренебрегать, рассчитывая на ответную откровенность в следующем вопросе:
- Что заставило Вас преподавать в Хогвартсе? Вам не претит общество и скудный ум тяжеловесных кобыл? Не делают ли они гонку за знаниями для арабских скакунов нудной и затянутой? - воспользовавшись столь удачным сравнением, которое использовала сама Серафина, Рабастан не без удовольствия отметил, что его общество и раскованность в общении заставили его собеседницу несколько оттаять и сменить твердую выправку на более расслабленную позу.
[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://handwriting.6bb.ru/img/avatars/0004/76/4b/322-1297810231.jpg[/AVA]

+4

8

- Лестрейндж, эта фамилия была на слуху, на устах, в голове и в кошмарах доброй половины магической Британии. Деверь Беллатрисы Лестрейндж, брат ее супруга, - что ж, этого следовало ожидать.
Мужчина цепко ухватился за ее собственный взгляд, Мантер не отвела глаза, не прикрылась ресницами. - Игорь частенько говорил о Вашей невестке, думаю, что и для Вас не секрет моя связь с Каркаровым? Она усмехнулась, - Подумать, так магическая Британия отслеживает личную жизнь преподавательского состава Дурмстранга. Мантер собрала руки перекрестив их на груди и развернувшись на месте, прошлась по единственной комнате этого маленького домика. - Интересно, на сколько это повысило мой собственный рейтинг? Серафина, отвернувшись от Рабастана рассматривала кладку камина так, как будто это была невероятная редкость. - Что касается Хогвартса, то считаете, что в одной конюшне не могут находиться и те и другие? Уже обернувшись она с интересом посмотрела на своего собеседника. - Быть может я не теряю надежды наставить на путь истинный тех чистокровных, кто еще остался в замке? Так сказать отделить зерна от плевел? Она чуть ли не кокетливо улыбнулась Лестрейнджу, -  считаете мой выбор школы слишком опрометчивым? Быть может вы имеете более достойное предложение? Мантер подошла чуть ближе, темноволосая, вытянутая, грациозная, она сейчас напоминала кошку. Если бы кто-то, кто знал ее ранее, увидел сейчас эту женщину, то и предположить было бы сложно, что Серафина может быть такой. Казалось Дурмстранг и воспитание по семейному принципу Мантеров вкупе с собственным характером, с корнем вырвали из нее это чисто женское качество. Но внутри волшебницы проснулся и включился древний  инстинкт, который не под силу обуздать никакому характеру, тот самый, что старше сотворения мира. Чисто инстинктивно она приняла правила игры, что были негласно предложены. Чувство самосохранения и осторожности сейчас взяло верх, она словно шла по тонкой кромке льда, продвигаясь вперед шаг за шагом. Охота началась, вот только кому предстояло стать жертвой, а кому добычей, жребий еще не решил, и в том, что перед ней сильный противник, она не сомневалась.
Мантер продолжала рассматривать Рабастана, который продолжал сидеть на столе, - ну так что же? Вы же уже решили, что хотите мне предложить? Она вновь улыбнулась.

+3

9

Упоминания Каркарова о Серафине Рабастан припомнил только после поручения Лорда, но их связь бесспорно являлась тем, на чем он собирался сыграть в дальнейшем, пока же не прибегал к этому козырю в рукаве, предпочитая привести Мантер к логичному выводу, не прибегая к спекуляции на чувствах. Пока.
- Надо полагать, рейтинг достаточно высок, раз я с Вами говорю, - криво улыбнувшись в спину, отошедшей Серафины, Рабастан хотел бы пойти следом, но решил дать ей свободно осмотреться, продолжив восседать на уголке стола, как на самом удобном из тронов в королевском зале, - отчего же, я считаю Ваш выбор вполне удачным, тем более удачным, чем больше людей с правильными взглядами находится в этой школе, - правоту своих взглядов Серафина уже подтвердила, осталось понять, готова ли она за них сражаться.
- Позвольте, чего же ради держать рядом скакунов и кобыл, они ведь чего доброго еще и наплодят в дальнейшем ни к чему непригодный молодняк. Зачем же ставить под удар будущее той конюшни, в которой мы изволили жить? - Рабастан был непримиримым поборником чистоты крови и ему претило даже дышать одним воздухом с грязнокровками, не говоря уже о том, чтобы делить с ними стол, но молодости свойственны ошибки, а в Хогвартсе молодость расцветает и свойственные ей первые порывы иногда бывают обращены на совсем неправильных людей, которых там не следовало быть.
- Я ничего не могу Вам предложить, я лишь могу открыть Вам двери в общество, где чистота крови является первоосновой и первопричиной, - идейная основа, извращенная со временем, была именно той, о которой говорил Рабастан: чистота крови веками и десятилетиями поддерживаемая домами магической Англии в последнии годы становилась все более пустым звуком для власть предержащих. Министерские кресло стали отсиживать полукровные или грязнокровные задницы мелких чинуш, которые лоббировали свои интересы, которые совершенно не удовлетворяли интересов старой чистокровной аристократии. Война голубой чистокровной и красной грязной крови велась жестоко и уже очень давно, но силы пока были равны, численный перевес был не столь важен, как перевес сил, поэтому заполучить Мантер, а вместе с ней и силу ее рода было важно, но также важно было, чтобы ее мысли согласовывались с идеями Пожирателей смерти в их первооснове.

[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://handwriting.6bb.ru/img/avatars/0004/76/4b/322-1297810231.jpg[/AVA]

+4

10

Все мы делаем выбор. Мужчины и женщины, дети и старики, лорды и крестьяне. Выбор у всех одинаков. Мы выбираем свет или тьму. Мы выбираем добро или зло.

- Мне казалось, я уже состою в обществе, где чистота крови является первопричиной, она подарила Рабастану улыбку, - по праву рождения, так сказать, так же как и Вы, Рабастан. Мантер обхватила себя правой рукой, словно обвив, чуть касаясь пальцами собственных ребер, сдвинув ее под грудь, локоть же левой водрузила сверху, указательный палец приложила к губам, такой невинный жест и самый обычный, показатель того, что она словно что-то обдумывает. Но в тоже время этот жест не раз уже обманул ее противников, тех, с кем она дралась на дуэлях. Из этого положения, еще со времен юности, она научилась молниеносно выхватывать палочку в случае необходимости. Однако, для стороннего человека этот жест не значил ровным счетом ничего, разве только заставлял наблюдать ее задумчивость.
- Так что же это за таинственные двери, что Вы так любезно предлагаете открыть передо мной? Мантер знала, что ей хватит и секунды, что бы вытащить палочку. Единожды приняв решение и выбрав сторону, она не меняла своих пристрастий. Дамблдор не ошибся, в ее лице Хогвартс, сам того не ожидая, получил сильного и верного союзника. Старик, как всегда мастерски сыгравший на чужих чувствах, на потаенных мотивах подарил замку силу, которая была заключена в Мантер. Силу духа, силу воли и силу волшебства, отточенного до острых граней.
Тому, кто стоял перед ней, скорее всего было неизвестно, что Серафина не поддавалась тем уловкам, к которым он прибегал. Лестрейндж пошел по пути наименьшего сопротивления, интуитивно полагая, что его мужского обаяния, вкупе с деликатной темой, обещаниями и заверениями преданности чистоте крови, будет достаточно, что бы склонить волшебницу на нужную сторону.
Мантер была далека от мимолетных томлений, от привязанностей. Она уже давно разделила границы, даже когда Игорь был жив, когда же его не стало, это только усилило ее решения.  Однако, она бы так и оставалась на краю авансцены, если бы не появление Альбуса. Быть может позже, Серафина бы приняла решение ввязаться в политику и войну, но не на начальном этапе. Но, в этом мире все решает случай.
- Мне интересно, предлагая свои таинственные двери, Вы полностью уверены в моем согласии, не так ли? Иначе бы Вы не пришли сейчас сюда, не назначили бы мне эту встречу. Вы так убеждены в своей правоте. Тогда я позволю себе спросить, что буду иметь я, в том случае, если приму Ваше предложение?
Она в  застыла, ожидая от Рабастана дальнейших действий и конкретики.

Отредактировано Serafine Munter (2016-05-16 14:04:17)

+3

11

Внешне Серафина была спокойна и даже слегка задумчива, что позволило Рабастану оставаться совершенно расслабленным и удержаться от того, чтобы обойти ее кругом и ненавязчиво осмотреть, чтобы иметь представление, где в этом наряде скрывается палочка. Свою же он, что привело бы Грюма в нервные конвульсии, оставил сзади, за поясом и пока не рассчитывал воспользоваться, хотя Мантер и не отвечала так, как ему было нужно и вела себя скорее настороженно, чем воодушевленно.
- Не стоит воспринимать мои слова так буквально, никаких дверей я Вам не предлагаю, я же не плотник, я - проводник, - скрасив свое лицо любезной полуулыбкой, Рабастан опустил взгляд, продолжая наблюдать за Мантер исподлобья, - а двери распахнутся сами, едва Вы скажите волшебное слово. Ведь Вы уже у порога, Серафина, с того самого момента, как связались с Каркаровым. Не самый лучший выбор... Однако, теперь-то Вы от него свободны, что не может не радовать, - ехидная усмешка застыла на губах. Рабастану были чужды страдания о потере, он то ли никогда не терял, то ли ни к кому не был привязан настолько, чтобы переживать об утрате. Этот чувственный недостаток его мало беспокоил, но он столь же мало понимал, как потеря кого-то близкого может отозваться в другом человеке.

[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://handwriting.6bb.ru/img/avatars/0004/76/4b/322-1297810231.jpg[/AVA]

+1

12

- Проводник, она вновь усмехнулась, - умеете подобрать сравнение. Действительно, весь этот разговор перерастал в некий фарс, когда обе стороны уже высказались, каждый понял о чем именно идет речь, но никто и никак не назовет вещи своими именами. Напыщенная игра слов, изящная битва отточенными фразами в ожидании того, кто из противников сдастся первым и капитулирует, наконец-то огласив то, о чем уже и так все было сказано.
- Связаться с Каркаровым - не самый лучший выбор, - она протянула эту фразу, словно пробуя на вкус. - Тогда кто по Вашему был бы лучшим выбором? Она взглянула вновь на Рабастана и снова улыбнулась, - вы наверное более искушенный в таких вещах, как выбор себе, Мантер немного помолчала, словно подыскивая нужное слово - товарища.
- Итак, я вижу Вас, как и многих других радует то, что Каркаров погиб. Она повернулась на каблуках и вновь сменила положение, сдвинувшись на несколько шагов, ее лицо оказалось в тени и если бы Рабастан мог рассмотреть то выражение, которое появилось на этом самом лице, то он бы увидел на нем отпечаток холодной ярости. Но, к его невезению, он не мог этого видеть. Лестрейндж, как и многие из тех, с кем ей приходилось сталкиваться, совершали одну и ту же ошибку - говорили о Каркарове. Говорили об этом человеке либо как о монстре, либо как о не самом удачном директоре Хогвартса, либо как о предателе,  либо как о Пожиратели смерти и опять же предателе. Никто из них не знал его по настоящему, никто не был к нему привязан. И не было тут места любви, их связь была иной, словно части чего - то целого наконец-то соприкоснулись. Их души слились. Но в этом слиянии не было место страсти и похоти. Они просто были единым целым. Однако никто из тех, кто любил рассуждать об этих отношениях даже не догадывался о таком развитии событий. Все считали их связь простой любовной интрижкой. Любовники - вот тот ярлык, который повесила на них толпа. Что ж, толпа всегда жаждала зрелищ.
- Вы были так близки к успеху, милый и прилежный Рабастан Лестрейнж, в голосе Мантер прозвучала издевка, - кто знает, быть может еще немного и я бы согласилась. Она тихо рассмеялась, - но Вы так же осторожны, как и медведь, который лезет в улей, уж если мы привыкли говорить тут обходными фразами. Рука Мантер уже сжала палочку. но волшебница не спешила ее вытаскивать, она любила ждать.

+2

13

- Радует? Помилуйте, смерть Каркарова меня также волнует, как налипший на ботинки снег, - снег на ботинках его волновал лишь тем, что он таял и стекал с подошвы на пол, - Эванеско, - лениво взмахнув вмиг вынутой из-за пояса палочкой, Рабастан произнес слова заклинания, тут же очистившего пол от следов его пребывания здесь, - да он, наверное, и сопротивлялся также, как эта лужа, - криво ухмыльнувшись, Лестрейндж откровенно глумился над несчастным убитым, забыв, а может и не заметив какие трепетные чувства он вызывал в сердце бесчувственной Мантер.
- Так к чему я там был близок? - подняв взгляд на вновь переместившуюся Серафину, Рабастан несколько мгновений потратил на то, чтобы выцепить ее силуэт из тени, в которую она укрывалась, - я не предлагаю вам ничего, милая Серафина, я лишь могу подсказать в каком направлении двигаться и был настолько любезен, чтобы уточнить, есть ли в Вас стремление что-то изменить в этом мире согласно собственным убеждениям, - на лице вновь заиграла лукавая полуулыбка, а палочка была надежно сжата в ладони.
Никто и никогда не становился Пожирателем смерти просто так, это звание нужно заслужить, оно не передавалось по наследству, но лишь родственники и друзья могли сообщить друг другу об этом тайном обществе. Либо это знание могло быть передано тем, в ком Лорд был кровно заинтересован. Но кто такая Серафина Мантер? Темная лошадка, пока что совершенно неизвестная единица в стане противника, которую было бы выгодно перетянуть на свою сторону, тем более, что кандидатура была более чем подходящей.
[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://handwriting.6bb.ru/img/avatars/0004/76/4b/322-1297810231.jpg[/AVA]

+2

14

"— Это моя последняя война... выиграю ли я её или проиграю."

Вокруг волшебницы тьма словно сгустилась, она стала почти осязаемой и настолько плотной, что казалось - протяни руку и она потонет в этой густоте. Однако, Рабастан, уверенный в том, что Серафина несомненно примет тот лакомый кусок, который он ей предлагает, пойдет за ним в те двери, которые он не совсем учтиво распахивал перед ней, что не замечал произошедшей перемены. А может все дело было в том, что часть Серафины так же состояла из внутреннего мрака, который так привлекал того - кто - послал Рабастана за ней, быть может за этим мраком и сам Рабастан не рассмотрел того, что постепенно происходило в течении их разговора, не заметил как напряглось ее тело, как брови чуть сошлись на переносице, как хищно изящные пальчики сжались в кулаки, как дрожь прошла по телу женщины от прозвучавших слов, какой злобой блеснул взгляд прищуренных глаз. Сейчас Мантер нельзя было назвать холодной и бесчувственной, казалось, что в этот момент внутри нее вспыхнуло всепожирающее пламя, которое обжигает изнутри свою обладательницу, заставляя ту чуть ли не до крови закусить губу, сдерживая подползающие к языку злые и ядовитые слова, которые царапали горло как шипы роз.
- В мире нет справедливости. Поэтому мы сами вынуждены вершить её, произнесла Серафина печально улыбнувшись.  - Нет ничего отвратительнее, чем не суметь защитить того, кто тебе дорог. С этими слова ее рука стремительно выхватила палочку, она почувствовала, как хрустнули пальцы от той силой с которой они обхватили рукоять - Gledius! Громко и внятно припечатала она, замахнувшись и описав в воздухе замысловатое движение, стремительное и идеальное. Кончик палочки ткнулся в сторону Рабастана - Сдохни тварь! Ее голос сорвался на крик, впервые за долгое время с минувших событий, Мантер была взбешена до белого каления. Она дрожала всем телом и дышала так, словно ей не хватало воздуха, вложив в силу заклятия всю свою мощь.
Невероятно, что эта холодная на вид молодая женщина, которая казалось была соткана изо льда, была способна на такую ненависть, ненависть, которая выплескивалась через край и требовала выхода, - Я сожгу вас, сожгу всех.

+2

15

Рабастан было с немым изумлением воззрился на Серафину, пытаясь понять о какой такой жизненной несправедливости ей вдруг вздумалось вещать, когда жизнь к ней как никогда справедлива, раз сам Лорд заинтересован в ней, как в своей стороннице, однако, долго изумляться ему не пришлось, так как за следующими словами, смысл которых он не смог расшифровать, его, едва успевшего увернуться, полоснуло по руке, зацепив и туловище, едва ли не открыв ребра, словно острием меча.
Ждать, что эта вспышка гнева утихнет сама собой, также внезапно, как и началась, Рабастан не желал, а мгновенно выхватив палочку из-за пояса, тут же направил ее на Мантер, даже не пытаясь обойти ту в оскорблениях и не произнося ничего, кроме формулы заклинания:
- Vidarrus! - заклинание от которого так успешно удалось спастись кому-то из школьников в Министерстве Магии летом, полетело точно в голову женщины, рассекая воздух фиолетовым лучом.
Плечо и грудь саднило так, что рассчитывать на продолжение схватки не приходилось, поэтому он предпочел не играться в кошки-мышки, а сразу приложить Мантер заклятием помощнее, тем более, что и она не собиралась церемониться, и если бы не реакция, отточенная до совершенства, сейчас от него осталось бы только две половины, и не одна из них не могла бы зваться лучшей, так все в нем было прекрасно, от макушки до пяток.
Vidarrus никогда не было его любимым проклятием, в отличие от Долохова, но простой Авады было бы слишком мало, после той раны, что разрывала ему плоть. Приказа убить он не получал, поэтому позволил себе аппарировать, не дожидаясь, когда Мантер издаст свой последний вздох.
[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://handwriting.6bb.ru/img/avatars/0004/76/4b/322-1297810231.jpg[/AVA]

+2

16

Через секунду стало ясно, что Мантер недооценила противника, а если сказать совсем точно, то она пошла на поводу у своих эмоций и фактически выдала себя с головой, тем самым предупредив своего оппонента о готовящейся атаке. Ее заклятие поразило бы Рабастана, расчленив его на две части, но в ту самую последнюю секунду, когда он уловил изменения в ее состоянии, он сумел отклониться и заклинание хоть и сильно ранило его, но не убило. Пожиратель смерти, среагировал мгновенно, Серафина получила ответный удар и, что было нехарактерно для нее, не смогла его отразить. Фиолетовая вспышка ударила точно, попав в цель и отшвыривая волшебницу на стену. Потеряв сознание на какие-то доли секунды, она не увидела, как аппарировал Рабастан. Тело скрутила боль, которая почти мгновенно привела Серафину в сознание. Когда ей удалось сфокусировать взгляд на комнате, она не обнаружила в помещении никого кроме себя. Встать на ноги с первого раза не получилось, поэтому Мантер на коленях подползла к своей палочке. которая не пострадала. Если бы кто-то из тех, кто знал ее, сейчас бы увидел такую картину, то не поверил бы своим глазам. Серефина Мантер, раз за разом пытавшаяся встать с колен, так же раз за разом заваливалась на бок. Наконец, взвыв от собственного бессилия, она последним рывком подняла себя и шатаясь направилась к столу. Обретя надежную опору, волшебница постаралась определить собственные повреждения и на сколько она могла судить, внешне она была цела. Однако то, что происходило внутри нее, говорило о том, что все далеко не в порядке. Ей точно требовалась помощь. Мантер поморщилась, когда когда подкатил очередной приступ боли и внезапной слабости. Ей стоило больших усилий не упасть вновь. Слабеющими руками она оперлась о край стола, почувствовав как лоб покрылся испариной. Поднеся собственную руку к глазам. она увидела, что кончики пальцев побелели, а ногти приобрели синюшный оттенок - плохой, очень плохой признак. Слабость растекалась по ногам, внезапный кашель заставил ее выплюнуть на пол слюну, которая была окрашена красным - кровь.
Она не помнила, а точнее даже не знала, чем в нее попали. После попытки наложить на себя чары пару раз, она отказалась от этой затеи. Они не помогали, а казалось только усугубляли положение, отнимая драгоценное время. Единственным верным решение сейчас было попасть туда, где есть колдомедики и вообще хоть кто-то. Шестым чувством понимая, что ее время ограничено, она содрогнулась, а затем и согнулась от боли, которая вновь прорезала ее изнутри. Появилось ощущение того, что ее живот наполнен горячим огнем. Губы ощутили солоновытый вкус, она попыталась сглотнуть, но тут же выплюнула все обратно. Кровь пошла уже из носу, Мантер закашлялась, пачкая свою мантию красным и растирая кровь по лицу в попытке вытереть рот.
С громадным усилием она отлепилась от стола, ноги продержали ее всего пару секунд, прежде чем она рухнула на пол. Если бы она сейчас видела себя со стороны - лицо было слишком бледным, а в совокупности с кровавым рисунком, представляло гротескную маску какого-то древнего и крайне кровожадного божества. Скорчившись на полу и стараясь справиться с колотившей ее мелкой дрожью. она зажимала ослабевшими руками волшебную палочку, собирая оставшиеся силы.
Хлопок аппарации - это все на что ее хватило. Единственное место на котором она смогла сфокусироваться - Хогвартс, а точнее самое крайнее место перед ним, куда можно было аппарировать.

0


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 25 января 1997 года » 25.01.97: Говорите громко...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC