Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - NPC до 23/03
Охота на волков - Antonin Dolohov до 21/03
Крепость держат не стены, а люди - Lord Voldemort до 21/03
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 27 января 1997 года » 27.01.97: Четыре встречи и одни похороны


27.01.97: Четыре встречи и одни похороны

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ЧЕТЫРЕ ВСТРЕЧИ И ОДНИ ПОХОРОНЫ
http://s4.uploads.ru/t/wCOG6.jpg

Участники эпизода в порядке очередности: Harry Potter, Draco Malfoy
Краткое описание эпизода: День прощания с директором. Похороны проходят под громкую трель прекрасного феникса, который до этого выполнил последнюю волю умирающего и принес Гарри Поттеру фиал с воспоминаниями, оставив горевать мальчика, простившегося с дорогим человеком. Еще одним. Горе требует одиночества, им не хочется делиться и Поттер отправляется туда, куда редко ступает нога хогвартца - туалет для девочек на третьем этаже, но находит там вместо одиночества, слизеринца. И в его голове тут же начинают проноситься вопросы, ответы на которые он хочет немедленно получить.
Дата, время и место: 27.01.1997 г., утро-день. Хогвартс. Туалет Плаксы Миртл.
Рейтинг эпизода: PG-13
Возможность участия "Перста Судьбы": да
Тип квеста: личный

+2

2

Боль, пустота, обреченность. Это лишь немногие до невозможности неприятные ощущения, которые сейчас переживал Поттер. Мир в который раз ушел из-под ног, но на этот раз намного сильнее, чем когда бы то ни было. Гарри никогда не был на похоронах и никогда не думал над тем, какого на них находиться. В этом странном мероприятии твои собственные переживания и горечь утраты усиливаются многочисленными заплаканными лицами, грустными глазами других. Стоило бы заметить, что боль легче переносить вместе с кем-то, но что-то облегчения в случае похорон Даблдора не последовало. Напротив, еще больший груз рухнул на плечи гриффиндорца.
Бесконечные перешептывания людей вокруг убивали Гарри. Ему хотелось бы хоть на секунду забыть, но все вокруг было против этого. Поттер чувствовал себя ничтожной молекулой, оторвавшейся от общего целого и неспособного найти себе место.
С каждой минутой становилось все невыносимее и в какой-то момент Гарри остро почувствовал, что ему просто необходимо побыть одному. Он тихо отошел ото всех и быстрым шагом, чтобы никто не заметил, отправился прочь. Куда он идет, Поттер точно не знал. Все мелькало у него перед глазами так, как будто он снял очки и разгуливал со всеми недостатками своего зрения.
Ноги сами принесли Гарри в туалет Плаксы Миртл. Наверное подсознательно он понимал, что там всегда тихо и безлюдно. Правда наткнуться на саму Миртл - перспектива пугающая. Это приведение просто не умело соблюдать тишину, к тому же имело привычку задавать кучу ненужных вопросов и вторгаться со своими комментариями. Но сейчас Миртл нигде не было видно.
Гарри подошел к раковине и уставился на кран с изображением змеи. Казалось, что с момента встречи с василиском прошла целая вечность. Тогда все представлялось совсем иначе. Каждое приключение было особенным, не было ощущения, что война наступает на пятки. Тогда главным было спасти друзей, а сейчас... Сейчас никто не мог быть в безопасности.
Поттер оторвал взгляд от заклейменного крана и подошел к другому, открыл воду и резким движением умыл лицо. Прохлада несколько остудила воспаленные мысли Гарри, он выдохнул и опустился на пол, затылком уперся в раковину.
Сидеть растрепанным на полу в туалете для девочек - это все, что он сейчас мог делать. Следовало бы разобраться, что делать дальше, какие меры предпринять, но гриффиндорец не мог. Просто не мог ничего придумать. Возможно у Гермионы уже есть какие-то идеи. Из троицы друзей она всегда отличалась способностью трезво мыслить. Неплохо было бы Поттеру перенять у подруги эту черту, но что-то пока не получалось.

Отредактировано Harry Potter (2016-05-19 17:23:12)

+3

3

Было бы лицемерием предаваться скорби и печали на глазах у всей школы, в то время как некоторые не без причин были убеждены в том, что Драко являлся причиной того несчастья, что обрушилась на Хогвартс. Пропустить похороны директора он не имел никакого морального права, да и Снейп вряд ли допустил бы, чтобы один из его студентов... да что там, он не допустил бы отсутствия именно Малфоя, именно потому что слишком много ниточек в этом деле вело именно к нему и открытое пренебрежение обрядом поминовения послужило бы очередной горячей сплетней для тех, кто ими занимается. Поэтому с непробиваемым выражением лица, но Драко простился с директором Хогвартса, после чего незаметно скрылся от взглядов, пытаясь смыть их с себя, как липкую грязь в единственно надежном своем укрытии. Ведь никто не додумается искать Слизеринского принца в жалком прибежище плаксивого привидения, не говоря уже о том, что оно является закрытым туалетом для девочек.
Будь он чуточку внимательнее и менее занят собственными размышлениями, он мог бы приметить носки ботинок, торчащие из-за раковин у дальней стены, но полностью погрузившись в себя, он обернулся, едва войдя, к двери и резким движением захлопнул ее, отрезая себя от окружающего мира. Плечи резко ссутулились и вся стать, которую многие принимали за высокомерие, сошла на нет. Голова безвольно поникнув, уперлась в дверь, а руки повисли вдоль боков.
Драко никогда не обладал такой степенью самодостотачности, чтобы уметь говорить самому с собой, хотя иногда вел внутренние диалоги, воспроизводить которые вслух наедине с самим собой пока было ему недоступно, он нуждался в поддержке и одобрении, в ком-то, кто бы соглашался с каждым сказанным им словом и он нашел такую поддержку в лице влюбленного в него привидения:
- Миртл, ты здесь?

+2

4

Как бы Поттеру не хотелось побыть одному, желание казалось неосуществимом. Послышался шум. Сначала Гарри слушал его, не поднимая головы. Как ему сейчас хотелось, чтобы звук оказался галлюцинацией. Но нет, шаги становились все более и более реальными. Кто-то еще пришел в обитель Плаксы Миртл. Может быть, это была она сама? Нет, приведения не могут издавать такие звуки. Может Рон и Гермиона пошли искать пропавшего Гарри? Не худший вариант, но почему тогда они не зовут его. Поттер поднял голову, ожидая, когда его одиночество будет окончательно нарушено.
Малфой! Этот голос Поттер не мог не узнать. Услышав его, Гарри уставился в стену взглядом, который граничил с выражением удивления и ненависти. Сердце застучало быстрее, руки сжались в кулаках, на лбу проступили капли пота. Драко звал Миртл. Значит, пока не заметил Гарри. Что делать? Складывалось впечатление, что над гриффиндорцем повисло проклятие постоянно сталкиваться с Малфоем. Желание вскочить с места и прижать к стене этого слизняка загорелось в Поттере так стремительно, что вот-вот могло бы реализоваться.
Но все же Гарри в который раз сдержал себя, тихо вытащил палочку и также тихо встал.
- А что это ты так заинтересовался приведениями, Малфой? - процедил сквозь зубы Гарри. Чуть ли не впервые в жизни гриффиндорец видел Драко в таком странном состоянии. Тот словно упал духом. А где же торжествование? Один из главных врагов Темного Лорда отбыл в мир иной. Такое положение вещей еще больше разбудило в Гарри желание атаковать слизеринца, если не физически, то хотя бы морально. Казалось бы, куда еще больше ненавидеть, но Поттер умудрялся чувствовать злость все больше и больше. - Тебе мало столкновения с умершим Дамблдором? Или ты встретил его еще живым?
Последние слова Поттер почти кричал. Туалет, облицованный плиткой, тихим эхом повторил громкие слова. Гарри подошел ближе к Драко. Подозрения, мучившие его уже давно, давали команду применить волшебную палочку, вспомнить непростительные заклятия, сделать хоть что-то в конце концов. Приехав впервые в Хогвартс добрым мальчиком, Поттер даже и представить не мог, каким он станет агрессивным.

+3

5

Последние дни Драко был сам не свой, уход из жизни Дамблдора отразился на нем больше, чем он мог бы предполагать. Тот день прошел как в тумане, зато на следующий он смог сполна оценить все произошедшее накануне и странный разговор с одной из дурмстрангцев и внезапную откровенность с Асторией и смерть Дамблдора, которая вместо желаемого облегчения несла за собой еще больше проблем, чем было. Единственное, что ему было нужно, это побыть одному, чтобы решить, что делать дальше, но столь желанное одиночество почему-то оказалось совершенно недостижимым и там, где он надеялся скрыться от всех, кроме привидения, оказался его злейший враг.
- Поттер, - ненавистное имя сорвалось с губ как плевок. Резко повернувшись, Драко готов был взглянуть ему в глаза, старательно подавляя желание испепелить его этим самым взглядом на месте.
- Избавь меня от своих сатирических потуг, - заметив палочку в руках противника, Малфой немедля достал из кармана свою, - у тебя от горя провалы в памяти, шрамоголовый? - искривив рот в ухмылке, Драко прокручивал палочку в ладони, напряженно осматриваясь по сторонам, пытаясь понять, не устроил ли Поттер тут засаду, - я не первый год в Хогвартсе, естественно, я встречал его еще живым, - Драко несравненно лучше владел собой, поэтому не срывался на крик, а лишь усмехался. Ситуация становилась накаленной и лучшем ее решением было бы развернуться и выйти, оставив вспышку гнева гриффиндорца без внимания, но Поттер был тут один, Драко успел это понять бегло изучив пространство, и сейчас он мог бы убить одним ударом двух зайцев: не станет Поттера, не станет проблем, а Драко будет тем человеком, который откроет Темному Лорду ворота Хогвартса, убрав с его пути обоих основных противников.

+3

6

Градус решительности Поттера сейчас зашкаливал. Малфой, который в течении всего своего существования создавал окружающим одни только проблемы, вел себя так, как будто создание проблем было его священным долгом, важной миссией, возложенное на плечи молодого человека задолго до сотворения мира. И как это Поттеру вообще приходит в голову думать, что Малфой отвратителен.
Впрочем, все было взаимно. Слизеринец тоже не питал к Гарри нежных чувств, а потому ответил на вопрос гриффиндорца так, как и следовало ожидать - с сарказмом и злобой. Поттер пропустил мимо ушей оскорбления в свой адрес. За годы, прошедшие со дня знакомства с Драк,о Гарри неплохо научился это делать, особенно учитывая то, что речь идет не о подростковых перепалках, а о вопросах смерти человека, возможно убийства.
Как он смеет? Как смеет этот слизняк так себя вести в день похорон? Ели бы Гарри был доводимым до кипения чайником, крышечку уже пора было бы снимать, а огонь тушить. Поттер словно горел. На лбу проступил пот, большая часть мышц ощущала невероятное напряжение, сердцебиение давно вышло из-под контроля.
Поттер заметил, что Драко тоже достал палочку, но это его уже не пугало. Гриффиндорец сделал несколько быстрых резких шагов в сторону врага и оказался в одном метре от Малфоя. Палочка была направлена прямо на сердце слизеринца. Если, конечно, у него был такой орган. Кажется, при приеме в Пожиратели Смерти сердце вырезают за ненадобностью.
- Ты знаешь, о чем я говорю, - Поттер, кажется, даже не моргал. - Я видел... я видел тебя среди Пожирателей. И что же, эти грязные трусы поручили избавиться от Дамболдора тебе? Умно! Если бы ты провалился, ряды сторонников Волдеморта много бы не потеряли. Какой хитроумный план!
Из опыта магических дуэлей, как пафосно принято называть драки, в которых используется волшебство, Гарри знал, что важно сконцентрироваться, крепко стоять на ногах и быть готовым ко всему. Поттер приготовился отбивать заклинания, а сам уже прокручивал в голове, каким заклинанием он бы запустил в него сам. Список был чудовищно огромным.

+3

7

Бросаться словами или бросаться заклинаниями? Опустив взгляд на палочку, упирающуюся ему в грудь, Драко даже не успев обдумать собственные действия, вскинул палочку, направляя ее на безмозглую лохматую голову, скривившись при взгляде на шрам-молнию так, как будто ему на ужин подали вместо устриц тарелку бобовой похлебки.
- Поручили избавиться... , - истеричный смешок вырвался из груди, когда Драко представил, как бы он получал поручение избавиться от директора Хогвартса. Вместо безносой красноглазой головы на теле Волдеморта выросла голова профессора Стебль, которая поручала ему избавиться от лишних отростков очередного бесполезного растения, но напускная веселость быстро сошла на нет:
- Знаешь что, Поттер, ты просто одна огромная проблема: и сам сдохнуть не можешь и Лорда добить не получается, а все вокруг из-за этого страдают, но я это исправлю и даже не по приказу, как ты мог бы подумать, нет, я это сделаю по собственному непреодолимому желанию, - они с Поттером часто сталкивались и угрожали друг другу, иногда, конечно, стычки доходили до открытого противостояния, но здесь и сейчас уже некому было вмешаться и остановить их, однако, Драко медлил. Несмотря на всю свою ненависть к Поттеру он никогда не хотел причинять людям боль, нет, разумеется, он умело и часто проезжался по больным местам людей, но словами, причинять же физическую боль человеку не было для него каким-то особенным удовольствием, смотреть на их корчи и мучения было скорее неприятно, чем желанно. Но Поттер явно был настроен решительно и старательно пытался его задеть, провоцировал на какую-то реакцию и Драко не хотел выглядеть трусом, сбегающим от драки, он не мог допустить этого даже в мыслях, поэтому слова заклинания сами слетели с его губ:
- Круцио, - словно нехотя красный луч вырвался из палочки, стремясь расколоть расчерченный шрамом лоб Мальчика-Который-Выжил. А Драко в очередной раз поступил так, как должен был, а не так как хотел.

+4

8

На время или навсегда неясно, но Малфой куда-то дел свою привычную трусость. Рядом не было необремененных интеллектом телохранителей в лице Крэбба и Гойла, или других прихлебателей, а Драко даже не демонстрировал того, что на самом деле боится каждой молекулы. Ну прямо-таки гриффиндорец!
Едва Гарри дослушал пламенную речь Малфоя до конца, как увидел нацеленную ему в лоб палочку, из которой вот-вот должен был вырваться ничего хорошего не предвещающий луч. Поттер отпрыгнул в сторону, пошатнулся, но все же устоял на ногах. Заклинание просвистело у него возле уха и ударилось в стену. Конечно, Драко использовал одно из непростительных заклятий. Было бы удивительно, если бы этот жалкий неудачник решил вести бой честно.
Окончательно разозлившийся Гарри напрочь забыл о том, что ему будет за драку в Хогвартсе, и направил палочку на Малфоя.
- Экспелярмус! - выкрикнул Поттер столь привычное и наработанное во времена армии Дамблдора заклинание. На самом деле ему хотелось ответить тем же, но он все-таки был отвратительно-хорошим мальчиком, и что-то внутри удерживало Гарри от того, чтобы запустить в Драко что-то более сильное и болезненное.
- Остолбеней!
Гарри решил не стесняться в количестве заклинаний. Это был еще не полный выплеск агрессии. В каждое движение волшебной палочки Поттер вкладывал такую злобу, что даже Темный Лорд возгордился бы им.
Малфоя наградят посмертно, если он меня прикончит, - пришла в голову гриффиндорца странная мысль. Он не сомневался, что Волдеморт желает убить его собственноручно, а потому за подобную услугу он Драко в лучшем случае сначала поблагодарит, а потом отправит вслед за Поттером. Вряд ли господин Пожирателей Смерти имел привычку хорошо и справедливо обращаться со своими людьми. Вернее сказать ручными зверьками. Назвать их людьми было сложно.
Следовало бы укрыться за чем-нибудь, но бежать в одну из кабин означало самого себя запереть в ограниченном пространстве и не иметь возможности перемещаться. Поэтому Гарри остался стоять там, куда отскочил. Только ногами в пол уперся так, как будто хотел продавить его.

+3

9

Уклониться от извечного поттеровского Экспелиармуса было делом чести, поэтому луч, не задев Драко, врезался в дверь, зато, сберегший свою палочку Малфой, упустив момент, попал под пущенный следом Ступефай. Потеряв опору за спиной, он отлетел к стене от силы удара и внушительно приложился затылком, на секунду потеряв ощущение пространства. Поттер же стоял себе, словно врастая ногами в каменный пол, вызывая непреодолимое желание шарахнуть его чем-нибудь тяжелым по голове, но Драко словно заведенный начал осыпать его заклинаниями:
- Silencio! Rictusempra! Expelliarmus! - сноп разноцветных искр от следов разных проклятий заслонил Поттера от Драко, заставляя его напряженно всматриваться в своего противника, рассчитывая, что хоть одно из них достигло цели и обезвредило очкарика. Очкарика!
- Accio очки Поттера, - слабым местом четырехглазого было его зрение, - Vis Lacrimatum, - не давая тому опомниться, Драко применил заклинание слезливости и не удержался от злобного комментария: - рыдай, Поттер!
Наконец выдохнув, Драко смог отделиться от стены и выпрямиться, ожидая следующего удара. Он настолько сильно сжимал в руке палочку, боясь ее потерять, что костяшки пальцев побелели и руку начало сводить от напряжения, но расслабиться хоть чуть-чуть значило потерять контроль, а Драко не мог себе этого позволить. Он не мог позволить жалкому Поттеру одолеть себя.

+3

10

От обезоруживающего заклинания Малфой увернулся. Ну еще бы. Догадаться, что Поттер использует именно его, могла даже простейшая бактерия. Гарри следовало всерьез задуматься о глобальной смене тактики. Но поскольку сейчас времени у него на это дело не находилось, а "потом" обычно забывалось, можно было бы предположить, что он продолжит начинать бой именно так еще долго.
Гарри проследил за тем, как Драко врезался в стену, но вместо того, чтобы воспользоваться моментом и продолжить нападение, почему-то стоял на месте. Грюм был бы недоволен.
А вот Малфой времени не терял. В Поттера уже летело три заклинания.
- Protego! - ели успел выкрикнуть Гарри. Защитное заклятие отбило два атакующих, а вот третье угодило прямиком в цель. Палочка вылетела из рук гриффиндорца. Тот попытался поймать ее, принялся размахивать руками, но это не помогло. Звук упавшего предмета ясно дал знать, что палочка утеряна. Поттер быстро отпрыгнул к ней, но в этот момент почувствовал, что теряет очки. Коварный Драко решил воспользоваться слабым местом гриффиндорца. Поттер схватился за очки, но те юрко увернулись и полетели куда-то в другую сторону, предположительно к Малфою.
Мир резко изменился. Вместо кафеля и плитки Гарри увидел какие-то абстрактные рисунки, напоминающие работы сумасшедшего, пьяного или сумасшедшего и пьяного художника. Гриффиндорец наугад отскочил в сторону от очередного заклинания. Кажется успешно.
Палочка! Где палочка?
Главным было найти ее. Гарри упал на колени и, ползая туда-сюда, нащупал, наконец, то, что искал. Осталось только попасть в Малфоя. Очертания слизеринца походили скорее на призрака, но все же были различимы на фоне интерьера туалета.
- Incarcerous! – выкрикнул Поттер, стараясь метиться настолько точно, насколько возможно. Но без очков это было сложно. Нужно было их вернуть.- Accio очки! Conjunctivitis Curse!
Последнее было своего рода местью и желанием приравнять противника к тому, что сейчас ощущал сам Гарри. Пусть Драко на своей шкуре испытает, что такое потеря зрения.

+3

11

Ощущать в своей руке очки Поттера все равно, что попробовать на зубок сладкий вкус победы. Драко был уверен, что с шрамоголовым покончено, но не учел, что тот явно бывал и в более проигрышных ситуациях и все равно продолжал бороться. Поттер попытавшись его связать, попытавшись, потому что Драко не был настолько благороден, чтобы самому подставляться под летящее мимо заклятье, предпринял попытку выманить свои очки тем же способом, что Малфой их у него отнял, но его явно ждало разочарование, так как Драко не собирался упускать свой трофей. На этих знаменитых очках потом еще и нажиться можно, новоявленный избранный набирал популярность в рядах обывателей, они еще и удавятся самостоятельно за очки Самого Поттера.
Но отвлекшийся буквально на долю секунды Драко получил мстительный посыл от мелочного гриффиндорца, решившего уравнять шансы и ослепить противника. Слизеринец, перед глазами которого после красного облака мгновенно померк весь свет, сначала отказывался понимать, что произошло и продолжал моргать, пока веки не стали настолько тяжелы, что их уже не хватало сил поднять. Мгновенно вспыхнувшая ярость взбурлила в крови и вытянув вперед руку с палочкой, Драко начал беспорядочно осыпать все доступное пространство одним единственным проклятием:
- Crucio! Crucio! Crucio! Crucio! Crucio! - безжалостно и беспощадно, одно за другим, бесконечный поток, пока голос не начал срываться от крика.

+3

12

Стена... Да нет же... Она еще далеко... Или нет...
Из-за потери очков Гарри чувствовал полную дизориентацию в пространстве. Он не мог адекватно определять расстояние до предметов, стен, не понимал до конца, насколько далеко он от Малфоя. Вернуть очки, вернуть очки - эти два слова звенели в голове Поттера, не пропуская больше никаких других мыслей. Какой меткий ход. Как это Малфой первым догадался, что чем биться с Гарри, проще лишить его очков, и Гарри сам наложит на себя руки от горя и страданий. Драко мог бы дать Темному Лорду прекрасный совет. Просто великолепный.
Однако заклинание, выпущенное полуслепым Поттером уровняло положение. Скорее даже дало Гарри небольшую фору. Он-то видел хоть что-то, хотя бы размытые силуэты. Малфой же не видел ничего. Хотя утверждать это точно Поттер не мог, он ведь не применял это заклинание раньше и на себя не испытывал.
То, что заклинание все-таки попало в цель, Гарри быстро понял по беспорядочным яростным крикам слизеринца. Крики эти между прочим вновь были непростительными заклятиями.
Нельзя было медлить. Поттер рванул в сторону Малфоя и тут же угодил под одно из заклинаний. Чудовищная боль мгновенно пробежала по всему телу гриффиндорца, он упал и весь сжался. Голова трещала, готова была практически треснуть. Хотелось закричать, но боль похоже лишала всяческих сил. Спасало одно. Драко попал заклинанием, а дальше отправил еще одно или два мимо. Действие угодившего в цель закончилось.
Поттер тут же вскочил на ноги, чуть не рухнул опять, потому что ноги не слушались, но ярость двигала парня вперед. Гарри решительно направился к Драко, стараясь улавливать направление магических вспышек. Через несколько секунд ходьбы наугад, гриффиндорец натолкнулся на Малфоя, схватил его за руку, в которой тот держал палочку. Свою палочку Поттер приставил к грудной клетке противника.
- Очки! Быстро, пока я не решил, что хочу попробовать послать смертельное заклятие прямо здесь и сейчас! - прошипел Гарри. Он щурился, пытаясь разглядеть выражение лица Драко.

*

Малфой, если я перегнул палку, напиши мне

+3

13

Остаться слепым и беспомощным это не то, на что рассчитывал Драко, сбегая ото всех. Он понятия не имел, где находиться Поттер и что с ним происходит, за звуком собственного голоса и вспышками от заклинаний, врезающихся в стены, он не слышал ничего, поэтому палочка, упертая ему в грудь, стала для него сюрпризом.
- Очки? – подняв руку с зажатыми в ней очками, Драко привычно вопросительно выгнул бровь, без тени сомнений сминая бестолковые окуляры в кулаке, злорадно ухмыляясь, под треск сломанного стекла, - эти очки? – не видя Поттера, но понимая, что тот рядом, как минимум на расстоянии вытянутой руки, он покачал ими перед своим лицом, удерживая за дужку двумя пальцами. Если бы он мог, он бы раскрошил их в порошок голыми руками, но не зря же он волшебник: - Reducto! – поэтому он может их просто взорвать, не задумываясь взмахнув палочкой, надеясь, что остатки врежутся в лицо его противнику. Осколки чуть поранили ему руку, но удовольствие, которое он испытал, уничтожая перед носом Поттера его чертовы очки, настолько затмевало собой все остальные чувства, что даже мелкая боль была ему нипочем.
- Ой, прости, кажется я их случайно сломал, - даже не пытаясь вырываться, он просто ликовал от того, что уничтожил что-то, что принадлежало героическому гриффиндорцу, как будто стал на шаг ближе к тому, чтобы избавиться от него самого. Но собственная беспомощность продолжала давить на него, заклинания отменяющего заклинание Поттера не было, ему нужно было зелье, а вот с этим могли быть проблемы, он не хотел обращаться ни к кому, у кого оно могло бы быть, от этого злость на шрамоголового становилась еще сильнее, хотя казалось бы, куда уж сильнее. И сейчас надо было действовать быстро и безошибочно, но как? Убить?

+3

14

Ну почему слизеринцы такие бестолковые и упрямые? Почему слово "компромисс" не создано для них?
Саркастичный тон Малфоя предвещал беду, и пока Гарри колебался, оглушить Драко сразу или нет, Малфой произнес заклинание и через мгновение в лицо Поттера полетели осколки его собственных очков. Осколки царапали кожу и с дребезгом падали на пол.
- Ты поплатишься за это! - выкрикнул Гарри и сильнее прижал Драко к стене. В голове то и дело проскальзывало желание запустить в слизеринца Круцио, но две причины останавливали гриффиндорца от чудовищного поступка - проклятая доброта и слишком серьезные последствия. Скрыть следы преступления не так-то просто, особенно когда ты слишком зол, что логично думать. Поттера поймают, а отправляться в Азкабан за попытки пытать шестерку Темного Лорда в планы Гарри вовсе не входило.
Палочка в руках Поттера тряслась, он все еще колебался.
- Stupefy! - снова использовал это заклинание Гарри и сделал шаг назад.
- Accio осколки очков! - где-то перед Поттером замаячили странные переливающиеся небольшие предметы. Углядеть в них осколки с плохим зрением было непросто, но что же еще это могло быть? Тут же появились деревянные части оправы. - Oculus Reparo.
То, что вышло, Гарри сразу же схватил и надел. Очки восстановились неправильно, местами проступали трещины, оправа получилась какой-то неровной. Но тем не менее Поттер все-таки мог видеть довольно четко. Гермиона наверняка поможет восстановить очки как следует, а сейчас нужно было бежать. Как жаль, что у Гарри случайно не оказалось с собой сыворотки правды. Можно было бы с ее помощью разузнать все у Малфоя, но кто бы мог подумать, что слизеринец придет туда же, куда и Поттер.
- Ой, прости, я случайно, - бросил Гарри и рванул в сторону выхода. Скорее, пока ему не захотелось запустить в Драко чем-то более болезненным и опасным. Учитывая накопившееся количество злобы, Поттер опасался, что сейчас способен на многое.
Пулей вылетев из туалета Плаксы Миртл, Гарри направился на поиски друзей. А Малфоя в скором времени должна найти Плакса Миртл.

+3

15

Stupefay вырывается из поттеровского рта и Драко, которому даже некуда отлететь, поникнув, медленно съезжает по стене на пол, избавившись от собственного сознания и спасаясь в блаженном бессознательном, где все намного проще и веселее. Валяться на холодном полу с отступившими на задний план проблемами не в пример лучше унылого бодрствования за решением непосильных задач и Драко не спешит возвращаться к этому пресловутому сознанию.
Он не видит никого и ничего, вокруг него просто смыкается пустота, она не пугающая, не холодная, она уютная и спокойная как материнская утроба, но маленькие жужжащие, ноющие, вгрызающиеся в кожу букашки начинают медленно проникать в эту пустоту. Осколки, поранившие кожу, настолько мелкие, что похожи на ранящую пыль. Они не приносят боли, но настолько въедливо неприятны, что не дают избавиться от этого зудящего ощущения, начиная мелкой поступью искать сознание и выводить его из блаженного небытия. К ним тут же присоединяется ломота по всему телу, которая внезапно начинает слишком живо ощущаться. Боль в спине и в руках в один миг становится настолько осязаемой, что ее уже невозможно игнорировать. Холод каменного пола, осколки плитки, врезающиеся куда-то, непонятная сырость - ощущения возвращаются и даже слух начинает улавливать какие-то далекие шаги. Драко медленно приходит в себя, но он все еще не в себе.
Присев, он прислонился к стене и обхватил голову руками. Злость испарилась вместе с Поттером и осталось лишь недоумение, вместе со стеклянной пылью от его очков, которая уже никогда не вернется к своему владельцу. Стараясь совершать как можно меньше резких движений, Малфой выпрямился, упираясь ногами в пол и повертел головой, пытаясь определить, где выход, что оказалось вдруг слишком неопределенно. И что делать дальше? Он определенно не мог выбраться из всего этого самостоятельно, но и просить кого-то о помощи не собирался. Так и оставшись стоять на распутье, идти или не идти, просить или не просить, он стоял и просто ждал, вдруг, как и смерть Дамблдора, все снова случится само собой.

+4


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 27 января 1997 года » 27.01.97: Четыре встречи и одни похороны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC