Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Меж двух огней - Lucius Malfoy до 06/11
Занимательная астрономия - Arcticus Travers до 23/11
Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Охота на волков - Antonin Dolohov до 18/11
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



19.07.94: Long Way Home

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

LONG WAY HOME
http://s2.uploads.ru/t/fl6xs.jpg

Участники эпизода в порядке очередности: Harry Potter, Sirius Black
Краткое описание эпизода: Несмотря на многолетний опыт, Гарри никогда не уживется с Дурслями. Но какой теперь в этом смысл, если есть крестный, который может приютить у себя сына лучшего друга и позаботиться как следует?
Дата, время и место: июль, 1994 / Дырявый котел
Рейтинг эпизода: PG-13

+2

2

Гарри настолько громко хлопнул входной дверью, что в состоянии, не склонном к агрессии и злости, наверняка сам бы испугался собственных действий. Но сейчас Поттер был взбешен. Дадли разбил любимую вазу тети Петуньи и естественно свалил всю вину на своего "неуклюжего кузена". Тут же поднялся крик, были помянуты родители Гарри, которые, разумеется, тоже являлись до крайности неуклюжими и вообще никчемными людьми, которые и были способны только на то, чтобы разбивать вазы. Если обвинения в свой адрес Гарри еще терпел, то неподобающие слова в адрес родителей выводили его из себя. После получасового скандала, Поттер сначала зашел к себе в комнату, написал короткую записку и передал ее Хедвиг.
- Отнеси это к Сириусу, - бросил парень, достал из ящика деньги, сунул их в карман, вышел из комнаты, а затем и из дома. Собственно входной дверью он и хлопнул.
В записке Сириусу говорилось, что Гарри направился в Дырявый котел и пробудет там какое-то время, потому что жить с Дурслями в данный момент не может.
Вещи Поттер с собой не взял. Он не хотел тратить время на сборы, да и до начала учебного года время еще оставалось. Все, что не касалось учебы, он мог с легкостью приобрести в случае надобности.
"Ночной рыцарь" не заставил себя долго ждать. Поттер уже ездил на этом странном автобусе год назад, а потому в этот раз был не настолько шокирован. Стен Шанпайк как обычно с подозрением осмотрел нового пассажира, но быстро пропустил его внутрь. Тоже как обычно.
- Мне нужно в Дырявый котел, - бросил Гарри, на всякий случай не напоминая, что это в Лондоне. Автобус тронулся, едва только Поттер успел усесться на одном из свободных мест. Пассажиров было мало. Сомнительного вида парочка болтала о какой-то чепухе и время  от времени хихикала. Мужчина непонятного возраста неподалеку от них спал или делал вид, что спит.
Поттер не без содрагания сердца смотрел в окно, где одна за одной пролетали улицы и шоссе. Такому сумасшедшему вождению позавидовал бы любой маггловский гонщик.
- Дырявый котел! - объявил Шанпайк, и Гарри с удивлением обнаружил, что действительно уже находится в Лондоне. Парень быстро встал и пулей вылетел из автобуса, чтобы ненароком не уехать еще куда-нибудь.
Оглядевшись, Поттер толкнул дверь и прошел в Дырявый котел. Народу было не слишком много. Чтобы не привлекать к себе внимания, Гарри уселся в углу и попросил принести ему сливочного пива. Бармен уставился на лоб гриффиндорца и видимо счел, что шрам в виде молнии - это достаточный повод обслужить гостя, не спрашивая его ни о чем. Ну по крайней мере не сразу. Может быть потом.
Поттер барабанил пальцами по столу, пока ждал. В голове летали самые разные мысли. Придет ли Сириус, отругает ли его и пошлет домой или, наоборот, обрадуется. Хотелось поскорее его увидеть, поболтать с ним. Может еще написать Рону и Гермионе? Нет, семейству Уизли Гарри как-то раз доставил и без того много проблем. Поездка на летающем автомобиле была тем еще приключением. А Гермиона могла осудить Гарри за уход из дома, а осуждение - это не то, в чем сейчас нуждался Поттер.
Наконец, пиво было получено, Гарри сделал глоток и уставился на входную дверь, иногда переводя взгляд на посетителей.

+4

3

.   После того как Сириус объяснился с Ремусом и Гарри, роль самого разыскиваемого преступника, который сбежал из Азкабана ради особенной миссии, уже не была такой интересной и захватывающей, как раньше. Наверное, года в бегах вполне хватило чтобы восполнить нехватку всех тех ощущений, какие человек испытывает во время чего-нибудь рискованного и крайне опасного. Будоражить нервы Блэк любил, даже если на кону стояла его свобода и жизнь. Конечно, он уже не тот парень, который готов подвергнуть опасности кого-нибудь "ради забавы" (например, натравить Ремуса-оборотня на Нюниуса или что-нибудь в таком духе), но человек ведь не может полностью избавиться от всех нарглов в своей голове за всего лишь один недосиженный срок в Азкабане.
   В Хогсмиде сразу после побега оставаться было опасно, поэтому Сириус отправился на север. Он планировал показаться нескольким жителям какого-нибудь не очень большого городка, чтобы дементоры наконец убрались с территории Хогварта и Хогсмида, и это сработало. Гиппогриф - это не только замечательное животное, но и превосходный вид транспорта. Конечно, над маггловскими районами долго не полетаешь, но все же по воздуху передвигаться намного быстрее, чем бежать по земле в облике пса.
   Сириус остановился в небольшой деревушке на севере Шотландии чтобы немного передохнуть от бегства и отправить письма о том, что с ним все в порядке, Ремусу и Дамблдору. Через пару дней, когда он хорошенько выспался, пополнил запасы еды и уже собирался отправляться дальше (в Данию и через континент - на юг), в окно таверны, в которой он остановился, постучалась сова.
   На время остановки Блэку пришлось немного помудрить с маскировкой и отпустить Клювокрыла в ближайший лес до дня отбытия. Сириус несколько дней наблюдал за деревней, дабы убедиться, что здесь не живут знакомые ему волшебники (да и волшебники вообще), ведь в маггловском мире, пусть он и в розыске, но не настолько популярен, как среди магов. Хозяйка гостиницы приняла его за туриста, который во время своего отпуска решил совершить отдохнуть в "глубинке" дабы лучше изучить собственную страну. Он даже постарался слегка подделать акцент, чтобы не было так заметно, что он из Лондона.
   Сначала Сириус подумал, что это ответ от Ремуса, что-то вроде "будь очень осторожен и, если нужно, моя старая полуразвалившаяся хижина к твоим услугам", но, завидев цвет совы, непроизвольно улыбнулся, узнав в ней Хедвиг. На душе стало так тепло, Блэк ненадолго позабыл, в каком незавидном положении сейчас находится и спешно открыл окно, впуская сову. Та, вероятно, была голодна, так как лететь в эту часть Британии очень долго. Сириус достал несколько кусочков печенья, которые купил себе в дорогу, и поделился с Хедвиг. Той, видимо, еда не очень понравилась, сова недовольно ухнула и несильно клюнула Блэка в палец.
    - Мне выбирать не приходится, - объяснил ей Сириус и, взяв письмо, развернул его.
   Он быстро пробежался глазами по строкам и, едва дочитав последнее предложение, бросил его в уже собранную сумку с провизией.
    - Лети обратно к Гарри, извести как-нибудь, что я скоро буду в Лондоне. Писать нет смысла.
   Сириус был уверен, что сова его поймет, пусть та и не умела разговаривать. Будучи анимагом, Блэк ощущал близость со многими животными, полагая, что те были гораздо умнее, чем казалось людям. Хедвиг вроде как действительно его поняла и вылетела обратно на улицу.
   Закинув сумку себе на плечо, Сириус вышел из маленькой комнатушки и сбежал вниз по лестнице.
    - Благодарю за то, что приютили, у вас очень славно, - бросил он хозяйке за стойкой и, небрежно махнув рукой, вылетел на улицу.
   Хорошо, что он не отпустил Клювокрыла насовсем! Пришлось бы искать альтернативные способы передвижения, на что ушло бы намного больше времени. В такой ситуации не помешал бы мотоцикл - во-первых, летал он хуже любого гиппогрифа, во-вторых, его можно было сделать невидимым, в-третьих, если вдруг что-то пойдет не так с его магическими "способностями", всегда можно доехать на нем по дороге, не привлекая внимания магглов.
   Найти Клювокрыла удалось менее чем за пятнадцать минут. Тот гулял в метрах ста от места, где они с Сириусом виделись вчера когда нужно было кормить гиппогрифа. Объяснив ему ситуацию, будто бы крылатое животное было человеком, Блэк запрыгнул ему на спину.
   Несколько раз в пути приходилось останавливаться, чтобы дать гиппогрифу передохнуть и выпить воды. Клювокрыл в общем-то не жаловался, но Сириус не хотел его слишком утомлять. За время путешествия они очень сблизились, порой даже казалось, что неразговорчивый попутчик не отвечает человеческой речью лишь потому, что не имеет физической возможности это сделать, но так-то понимает его как человек и, наверное, замечает куда больше, чем Блэк ему рассказывает. В этом их совместном приключении Сириус как никогда понимал привязанность Хагрида к животным. Когда у тебя нет другой компании, общество животных, которое ранее казалось чем-то странным и даже жутким, очень сильно помогает не сойти с ума от одиночества.
   Они прибыли вечером - идеальное время суток для маскировки - можно было смешаться с постояльцами, если вести себя тихо и не вызывающе. Конечно, Сириус, даже когда, наконец, привел себя в порядок, слегка подстригся и основательно вымылся, все равно был довольно узнаваем, особенно после того, как целый год его портреты висели в каждом магическом заведении, злобно глядя на прохожих. Как жаль, что он не подумал о том, чтобы достать плащ-невидимку или ингредиенты для оборотного зелья! Метод, который так хорошо срабатывал в маггловских барах и гостиницах, совершенно не подходил для Косого Переулка. Именно поэтому придется прибегнуть к магии - "мутацио скулус" должно сработать.
   Наложив это заклинание, Сириус почувствовал, его лицо начало меняться: подбородок расширился, приобретя квадратную форму, скулы слегка опустились, а надбровные дуги увеличились, выпирая вперед. Он ощупал голову, заметив, что та стала как будто шире. Главное - не забыть потом подправить заклинание, когда оно будет терять свое действие.
   Накинув капюшон от дорожного плаща, украденного в Хогсмиде еще зимой, Блэк вошел в "Дырявый котел". Внутри было достаточно народу, чтобы смешаться с толпой и остаться незамеченным для Тома, который хозяйничал в этом заведении. Сириус направился в сторону дальних столов для того, чтобы лучше оглядеть помещение, попутно глянув на несколько плакатов, на которых было изображена его колдография. Блэк слегка приподнял уголки губ - почему-то эти плакаты забавляли его, хотя он-то прекрасно понимал, сколько же вреда на самом деле приносили.
   Гарри найти было не так уж и трудно - тот уже ждал его, попивая сливочное пиво и, то и дело, вглядываясь в толпу у входной двери. Конечно, он не заметил крестного, ведь Сириус наверняка выглядел как-то жутковато и... по-снейповски. Блэк уже собрался присесть напротив, как вдруг заметил, что посетители то и дело косят в сторону Гарри, присматриваясь ко шраму на лбу. Как, наверное, это утомляло - быть знаменитым. Сириус не считал это чем-то нехорошим, скорее, наоборот, однако сейчас популярность Гарри, стремительно растущая с каждым годом, только мешала.
   Заняв место у крайнего столика - так, чтоб было видно вход на случай визита нежелательных лиц, которые могли бы его выдать или арестовать, - Блэк вынул из сумки то самое письмо, которое получил в Шотландии от Гарри, и нацарапал на обратной стороне:
   "Ты слишком заметен. Выходи через вход для магглов и иди прямо по улице до первого поворота. Там я буду тебя ждать.
С."

   Встав из-за стола, Сириус сжал кусов пергамента в кулаке и направился к другому выходу. Когда он достиг двери, то повернулся и, достав палочку, невербально отправил записку к Гарри на стол.

+3

4

Гарри начинал чувствовать неуверенность в том, что ему стоило сюда приходить, да еще и звать сюда Сириуса. Гнев после стычки с Дурсли потихоньку сходил на нет, как это обычно и случалось все эти годы. Зачем это Поттеру вздумалось устраивать такую грандиозную истерику, хлопать дверью, мчаться в Лондон и появляться на людях, да еще и с беглецом Азкабана? Парень уже во всем корил себя и размышлял над тем, не вернуться ли ему домой. В момент особых сомнений Гарри полностью терял контроль над слежкой за тем, кто входит в Дырявый котел, поэтому нового "незнакомца" он не приметил.
Записка оказалась на столе Поттера так неожиданно, что Гарри вздрогнул, оглянулся по сторонам, и, ничего не поняв, прочел написанное. Ударить себя кулаком по лбу - вот самое подходящее действие, которое мог сделать Гарри. Взять и привести Сириуса в людное место, да еще и в компании с собой. Какая глупость. Гермиона наверняка осудила бы эту идею и придумала бы что-нибудь поумнее.
Парень сделал знак бармену, что хочет расплатиться, тот подошел и принял деньги, еще раз покосившись на шрам Поттера. Показывать спешку было нельзя, Гарри допил свое пиво и встал только после этого. В этот момент гриффиндорцу пришла в голову идея, что неплохо было бы поучиться бдительности и осторожности у Аластора Грюма. В таких ситуациях все особенности характера этого своеобразного человека более чем оправданы.
- Спасибо, - бросил Гарри уже ушедшему за свою стойку бармену и быстро двинулся к выходу под бурный шепот посетителей трактира. Разобрать, что они говорили, он не мог, да и не хотел.
А дальше все было так, как написал Сириус. Гарри дошел до первого поворота и остановился. Перед ним стоял человек, в котором если и можно было найти что-то похожее на Блэка, то только если целенаправленно искать. Только вот глаза. Поттер хорошо запомнил взгляд крестного, в котором доля безумия сочеталась с добротой. По крайней мере Гарри дал этому взгляду именно такое определение. Другие, разумеется, видели в нем полное сумасшествие.
Гарри посмотрел по сторонам. Кажется, магглы не слишком любили эту улицу, и именно поэтому Дырявый котел построили именно здесь. Редкие прохожие не обращали никакого внимания ни на что, включая на двух пешеходов. Между прочим, находясь среди людей, лишенных волшебного дара и вообще знаний о мире магии, Гарри чувствовал себя хорошо. Его никто не знал, на него никто не пялился. Подумаешь, мальчик со шрамом. Наверное в школе разбил стекло и поцарапался. Хулиган. В магическом мире о таком равнодушие к себе Гарри мог только мечтать.
- Это ты? - Поттер все еще не был уверен, он всматривался в это странное лицо стоящего перед ним человека. Называть Сириуса по имени он вообще не решался. Это имя уже слишком давно было чуть ли не сродни имени Темного Лорда. Сей факт приводил Гарри в бешенство и при виде афиш с информацией о розыске Блэка он постоянно испытывал острое желание сорвать их и порвать в клочья, после чего по этим клочьям попрыгать. Однако Поттеру и без этого было достаточно ненужного внимания посторонних людей.

+3

5

.   В подворотне было сыро и грязно, в воздухе витал земляной запах с примесью аромата мусора и гнили. В темноте нельзя было разглядеть объем отходов, находившихся здесь, но Сириус мог поклясться, что в Лондоне видал улочки и похуже этой, так что, если под ногами он почувствует вязкую жижу или труп какого-нибудь животного, это вряд ли его слишком удивит. А вот перед Гарри было немного стыдно - ну и местечко крестный выбрал для встречи!
   Со временем к запаху конечно же можно было привыкнуть, как Блэк и сделал. Едва завидев в конце тоннеля силуэт, казавшийся ему очень знакомым, он вышел из глубины темного закоулка под свет уличного фонаря. Юноша остановился, взглянув на Сириуса: конечно это был Гарри, ведь даже в темноте на лице можно было разглядеть круглые очки, а на голове - беспорядочно взъерошенные  темные волосы.
   Сириус почувствовал прилив сил и энергии, которых ему так не хватало после длительного перелета. Он будто снова стал молодым - подростком, сбегающим по ночам гулять со своим лучшим другом Джеймсом.
   Вопрос крестника слегка отрезвил успевшего предаться воспоминаниям Блэка. Уголки губ непроизвольно растянулись в кривоватой улыбке, Сириус издал смешок и откинул капюшон.
    - Я слегка замаскировался - трудно быть знаменитым, - он рассмеялся своим характерным "лающим" смехом, подойдя ближе. - Ну, здравствуй, Гарри!
   Сириус обнял Гарри, резковато прижав к себе, а затем так же быстро отпустил. В бегах приходится постоянно делать все в спешке, оглядываясь по сторонам и никогда не останавливаясь на одном месте. Сложно было привыкнуть, что сейчас ему не нужно никуда бежать.
    - Что у тебя стряслось? - выражение лица переменилось, Блэк посерьезнел, улыбка исчезла, а глаза изучающе забегали, рассматривая крестника.
   Раньше все было наоборот. Сириус помнил ту самую встречу с Джеймсом в похожей подворотне, когда им было по шестнадцать лет. Он тогда тоже поссорился с родителями - после того, как сообщил, что не собирается на шестом курсе изучать зельеварение. Это была незначительная ссора, не дотягивающая до уровня настоящего скандала, но именно она стала последней каплей, после которой под покровом ночи Сириус собрал свои вещи и выпрыгнул в окно, обещая, что больше никогда сюда не вернется. Он тоже написал Джеймсу, и тот, бросив все, примчался к нему. Встретив его в подворотне он, совсем как сейчас Гарри, услышал "Что у тебя стряслось?".
    Воспоминание стало таким явственным, словно Сириус вновь оказался в прошлом. Он ощутил, как открывалась старая рана, которая так до конца и не зажила из-за постоянного влияния дементоров в Азкабане. Только Джеймс мог примчаться посреди ночи к Сириусу, получив короткое письмо о том, что он больше не хочет оставаться там, где живет. Что же будет, если он, как Джеймс когда-то, погибнет? Блэк попытался прогнать прочь пришедшую на ум горькую параллель, но беспокойство за Гарри снова и снова тревожило его.
   Хорошо, что ни Ремус, ни Дамблдор не знают, что Сириус снова в Лондоне. Он пообещал им, что будет пока держаться подальше от столицы (да и всей Британии вообще) и регулярно сообщать о своем месте пребывания. Как же скоро понадобилось нарушить данное обещание! Блэк терпеть не мог нарушать слово, но в этот раз это была вынужденная мера. Пока он будет хранить молчание, об их встрече с Гарри никто не будет знать, а уже осенью можно будет осторожно посвятить Люпина в эту страшную тайну. Он, конечно, разозлится, но не более - волноваться ведь уже будет не о чем.
   А о чем волноваться сейчас? Целый год Сириус скрывался, но так и не был пойман - удача явно была на его стороне. Так почему в Лондоне она должна от него отвернуться? Он вел себя очень осторожно, ни с кем не заговаривал, скрывал внешность под темным неприметным плащом, не привлекал никакого внимания к себе чем бы то ни было. Даже к Гарри не подошел в Дырявом котле - чтоб не возникло лишних вопросов у тех, кто приглядывал там за ним.
   Возможно, Гарри сам не знал, но Дамблдор не позволил бы оставаться своему подопечному оставаться без присмотра. Директор возлагал на Гарри какие-то надежды, оберегал его так, будто он должен выполнить важную миссию в будущем, так что наверняка приставил к тому слежку. Здесь это мог быть кто угодно, но, вероятнее всего, это был Том. Интересно, как скоро Дамблдор узнает, что Гарри должен был встретиться здесь с кем-то? И как скоро догадается, с кем именно?
    - Можем посидеть в каком-нибудь маггловском заведении, там поговорим, - предложил Сириус, опасаясь, что сюда с минуты на минуту мог выйти кто-нибудь из Дырявого котла. - Знаешь какие-нибудь неприметные места?

+2

6

Теперь сомнений не оставалось. Это действительно был Сириус. Тембр его голоса и манеру речи не спутаешь ни с чем. И, хотя Гарри слышал их не так часто, как ему хотелось бы, они навсегда останутся в его памяти.
Поттер улыбнулся довольно неуверенной улыбкой. Быть знаменитым действительно тяжело. Кому, как не Гарри, знать об этом. Хорошо еще, что он был знаменит не побегом из Азкабана, как крестный, а всего лишь тем, что выжил после Авады Кедавры и еще парочкой подвигов. Сейчас Гарри думал о том, что ему тоже не помешало бы научиться маскироваться, но размышления были прерваны резким объятием.
Все-таки Сириус был очень силен. Несмотря на то, сколько времени он провел вне свободы, крепости его сложения можно было позавидовать. Гарри лишь надеялся, что когда-нибудь сможет стать таким же сильным и мужественным, как Блэк. А пока Поттер ответил таким крепким объятием, на какое только был способен. Он тоже был очень счастлив. Даже подворотня начала казаться не такой уж отвратительной, хотя запах все еще оставлял желать лучшего.
- Рад тебя видеть! - сказал Гарри и тут же заметил перемену в лице Сириуса. Тот резко стал серьезным. Поттер немедленно стал таким же. Вопрос, даже будучи таким очевидным, все же застал гриффиндорца врасплох. Ему хотелось рассказать все Блэку прямо здесь и сейчас, но Сириус проявлял бдительность и оглядывался. Гарри тоже посмотрел по сторонам. Не самое подходящее место для разговора по душам с беглецом, слухи о жестокости и сумасшествии которого перемещаются по миру магии со скоростью света.
С маггловскими заведениями у Гарри проблем не было. Блестящими познаниями в географии Лондона он похвастаться не мог, но все же базовое представление о городе имел. Когда-то на день рождения Дадли он с Дуслями выезжал сюда. Поездка была не самой приятной в его жизни, кто бы сомневался, но все же Поттер успел оценить и красоту города и его насыщенность местами, куда можно сходить. Уж чего-чего, а кафе и трактиров в Лондоне было на каждом углу. Практически на любой вкус и цвет.
- Я знаю улочку, где много кафе. Думаю, там найдем что-то подходящее. Маггловские деньги у меня есть, если что, - Гарри махнул в сторону улицы и, убедившись, что Сириус следует за ним, свернул налево и пошел вперед.
Поттер и Блэк прошли несколько кварталов и сделали еще несколько поворотов. Можно было найти заведение и поближе, но Гарри почему-то хотелось уйти подальше от Дырявого котла, туда, где маги бы точно не стали ходить. Наконец, они вышли на улицу, которую имел в виду гриффиндорец. На первых этажах обыкновенных жилых домов располагались кафе и магазинчики. Гарри остановился и заглянул за витрины нескольких забегаловок. Он искал ту, где было как можно меньше людей.
- Мне кажется, лучше всего сюда, - Поттер указал в сторону довольно сомнительного заведения, над которым красовалась вывеска "Кофе и покрепче". Пройдя внутрь, Гарри увидел всего пару посетителей. Отлично, - подумал парень и уселся за один из столов. Не слишком улыбчивый официант неохотно поднялся со своего стула и подошел к вновь прибывшим.
- Кофе и яблочный пирог, пожалуйста, - сказал Гарри. - Если есть. И...
Поттер вопросительно посмотрел на Сириуса.

+2

7

.   Сириус мог бы сказать, что все-таки Дурсли принесли какую-то пользу, вед благодаря им Гарри знал места, неизвестные большинству волшебнику. Тем не менее, даже это ничуть не оправдывало, и Блэк по дороге к заведению, куда вел его крестник, не единожды в голове перебирал планы мести этому хряку Вернону, его кобыле Петунии и тому жирненькому, к сожалению, Сириус так и запомнил его имени.
   Впрочем, эти знания совершенно ни на что не влияли, и Блэку вообще должно быть наплевать на их имена, а вот им не помешало бы напомнить, кто является крестным их воспитанника. Сириус не раз наблюдал за объявлением о собственном розыске по маггловскому ТВ в одном из магазинов бытовой техники, а также нескольких газетах. Разумеется, все уже за год забыли об этом, да и он не был уверен, что люди вообще обращают на это много внимания, явно забывая лицо "маньяка" спустя две минуты. Но и Вернон и Петуния являлись теми людьми, кто об этом преступнике позабыть явно не в силах, учитывая то, что Гарри вроде как упоминал, что этот маньяк - его крестный. Странно, что вообще дошло до конфликта.
   Заведение "Кофе и покрепче" оказалось достаточно уютным. Помещение было небольшим, освещение слабое, количество лампочек не превышало того количества, благодаря которому хоть очки надевай, а наоборот напоминали тусклые свечи, к каким волшебники так привыкли. Клиентов тоже было немного - все они не были заинтересованы в разглядывании новых посетителей, занимаясь своими делами, что было на руку Сириусу и Гарри.
   Блэк надеялся, что, блуждая темными улочками, они избавились от хвоста, который мог бы следовать за ними от Дырявого Котла. Он бы удивился, если бы никто не обратил внимание, что Гарри вышел на улицу поздней ночью без присмотра и пропал на некоторое время. На месте кого-то из взрослых он бы как минимум вышел бы следом, чтобы просто убедиться, что с Мальчиком-Который-Выжил все в порядке.
   Официант, который, видимо, желал поскорее уйти домой и лечь спать, подошел к их столику, ожидая заказа. Когда Гарри сделал свой выбор, Сириус на пару секунд замялся, вспоминая, что обычно продают в таких маггловских забегаловках. Он бы с удовольствием остограммился, но при крестнике решил все же сдержаться. В конце концов, они здесь по делу, им нужно было серьезно поговорить.
    - Думаю, остановлю свой выбор на крепком кофе, благодарю, - произнес он, напомнив себе собственную матушку и хотел добавить что-нибудь менее аристократичное, но официант уже отправился передавать заказ.
   Сириус пожал плечами и повернулся к Гарри.
    - Ты на счет денег не волнуйся, у меня тоже они есть, - он улыбнулся, похлопав по карману куртки, - в бегах и не такое бывает. Например, отсюда я собираюсь добираться до какого-нибудь временного убежища на такси, а завтра придется купить себе какой-нибудь прибор для поддержания связи, с помощью которой я буду заказывать себе еду. Телефон, который можно носить с собой - очень удобно! - Сириус надеялся, что правильно вспомнил название этого прибора, а не перепутал с каким-нибудь телеколом, телезвоном и прочими подходящими названиями.
   Заказ принесли довольно быстро, не прошло и десяти минут, но сегодня Сириус не спешил поскорее расправиться с кофе и скрываться дальше, так что скорость официанта не была так принципиальна. Не добавляя сахара, он взял маленькую чашку за ручку и поднес к лицу. Запах говорил о том, что кофе был натуральным, однако не высшего сорта. Впрочем, Блэк не в той ситуации чтобы выбирать и жаловаться. Он сделал маленький глоток, решив, что пить напиток очень даже можно и, поставив чашку обратно на блюдце, глянул на крестника.
    - Так что случилось, Гарри?

+6

8

Сириус вроде бы не имел ничего против того места, куда Гарри его привел. Хорошо хоть здесь юный бунтарь и нарушитель спокойствия не прокололся. Крестный заказал кофе и, видимо, хотел заказать что-то еще, но официант вел себя настолько невежливо, что даже не соизволил дослушать. Поттер удивленно проводил его с полуоткрытым ртом. Ему почему-то сделалось стыдно за то, что магглы такие странные. Но Сириус быстро заговорил, поэтому Гарри тут же закрыл рот и пообещал себе больше ничему не удивляться в человеческом поведении.
Откуда у Сириуса маггловские деньги, Поттер не очень хотел уточнять. Что-то подсказывало ему, что светлый образ крестного после разъяснений будет подпорчен. В конце концов меньше знаешь, лучше спишь.
- Но телефоны не носят с собой. Их ставят в квартиру, - медленно произнес Гарри. Его постоянно грызли сомнения насчет того, стоит ли что-то рассказывать волшебниках о предметах из мира магглов. Вроде бы у магглов можно было бы многому поучиться, ведь они вполне неплохо справлялись без волшебства, но ведь маги - это люди с другим складом ума, им некогда размышлять о техническом прогрессе. Впрочем, интересно было бы посмотреть, как Сириус ходит с торчащим из-за пазухи шнуром и телефонной трубкой.
В это время принесли заказ. Гарри отрезал кусочек яблочного пирога и попробовал его. Не лучший яблочный пирог в его жизни. Похоже он немало полежал где-то в кладовке прежде, чем попасть на тарелку. Но Поттер виду не подал. Скандалить из-за еды было бы по меньшей степени нелепо. А вот кофе на вкус был приятен, даже бодрил, что редко происходило от кофе, который принято было покупать и готовить у Дурслей.
Сириус перешел к делу. Гарри замялся, принялся ковырять вилкой пирог. Что сказать Блэку? Что он (Поттер) склонен к истерикам как девочка? Не по-мужски это. Тем не менее, это было так.
- В общем, - начал Гарри, бросил ковыряться в пироге, насыпал в кофе сахар и принялся мешать. - Я очень устал от Дурслей. Понимаешь, что бы я ни сделал, я плохой. И дело не только в том, что мне невыносимо с ними жить, а еще и в том, что я боюсь...
Гарри сделал паузу. Всегда непросто сознаваться в том, что ты чего-то боишься. А если учесть, что тебя слушает человек, который смотрел в глаза опасности сотни раз и возможно вообще не имеет такого чувства как страх, то сознаваться непросто вдвойне. Поговорить о том, чувствовал ли Сириус страх, у Гарри пока не было возможности.
- Боюсь, что могу выйти из себя и натворить такого... В прошлом году я нечаянно надул родственницу. Ну не в смысле обманул, а в смысле реально надул. Как шарик...
Поттер вздохнул. Случай безусловно был курьезный, но только когда ты в качестве шутки рассказываешь его друзьям, а не когда опасаешься, что этот случай может стать закономерностью.
- Я становлюсь злым. По-настоящему злым. Раньше со мной такого не бывало. Ну то есть я злился, конечно, но это не угрожало здоровью и жизни окружающих. А дурсли никогда не изменятся. Они всегда будут относиться ко мне как к домовому эльфу.
Гарри говорил сбивчиво, иногда слишком громко, после чего пугался звука собственного голоса и тут же переходил почти на шепот, оглядываясь, не пялится ли кто-нибудь на столь пылкого мальчика с боязнью самого себя. К счастью, окружающим он был безразличен.

+4

9

.    - Тю, ну их к дракклам тогда, - Сириус закатил глаза и махнул рукой, отвечая на реплику крестника о телефонах, - толку от них...
   Он снова сделал несколько глотков, отметив про себя, что, несмотря на натуральность, напиток мало напоминал эспрессо, так как был разбавлен водой. Сириус почему-то привык к очень крепкому кофе, который предпочитал его отец. Кричер часто, если Орион желал эспрессо, готовил его таким крепким, что он напоминал по плотности не жидкость, а землю. Маленькая чашечка с черным напитком выглядела очень заманчиво и, когда отец забывал о ней, Сириус выпивал кофе сам. Со временем к крепости он привык настолько, что мог за раз выпить все содержимое как обычную воду.
   Разглядывая яблочный пирог Гарри, Блэк пообещал себе, что как только дело о его поимке притихнет, он заберет из банка некоторое количество денег и сводит крестника в какое-нибудь дорогое заведение, где подают лучшие яблочные пироги в Лондоне. Когда речь заходила о близких людях, Сириусу необходимо было предоставлять им только лучшее, ведь иначе какой смысл в этом вообще? Его крестник должен получать только лучшее, ведь он этого заслуживает как никто другой.
   Выслушав все то, что накипело у Гарри за долгое время проживания у этих треклятых Дурслей (Мерлин, что за мерзкая семейка!), Сириус какое-то время молча обдумывал каждое слово, хоть ему это и не было свойственно, сказанное крестником, а затем также обдумал все то, что собирался сказать. Почему-то ему не хотелось говорить Гарри первые попавшиеся мысли, ведь это был его единственный родной человек, которого он не должен был ни расстраивать, ни обнадеживать, если не имеет возможности как-либо помочь. Хотя ему очень хотелось предложить бросить все и податься в бега вдвоем, как они могли бы сделать с Джеймсом. Как же они были похожи! Сириус одергивал себя каждый раз, когда на месте Гарри видел почившего лучшего друга, и в это раз особенно сложно было убедить, что его крестник не был Джеймсом.
    - Знаешь, я очень хорошо тебя понимаю, Гарри, - начал он спокойно, - в свое время я переживал что-то похожее. Есть люди, до которых не доходит, что они могут довести тебя до сумасшествия, потому что кроме себя они не замечают никого. Нет ничего плохого в том, что тебе хочется делать с ними плохие вещи, это совершенно нормальная реакция. И твоя злость... Ты представить себе не можешь, сколько раз моя мамаша доводила меня до ручки.
   Сириус сделал еще глоток, промочив горло, и продолжил, внимательно глядя на крестника:
    - Каждый скандал заканчивался тем, что я уходил в свою комнату и закрывался там - не потому что не хотел, чтобы она вошла ко мне, - Блэк выделил слово "она", - а чтобы я не взял палочку, не вышел в коридор и не навредил кому-то из своих родственников. Конечно, они не подарок, но я не мог себе этого позволить, так как понимал, что потенциально слабее их и родители знали очень много разных плохих заклинаний. Разумеется, ко мне и Регулусу их не применяли, но Вальбурга не раз ими пугала.
   Почему-то в памяти всплыл подвал, которым матушка так любила пугать своих отпрысков. Бродяга не помнил ни единого раза, когда она действительно запирала там его или брата, однако почему-то они все равно этого страшились - возможно, потому что дверь была сделана из толстых железных прутьев, возможно, потому что там не было даже маленького окошечка, через которое мог бы проникать солнечный свет. Со временем Сириус перестал бояться этого подвала, а вот у Регулуса страх так и не прошел. Вальбурга умела запугивать, кажется, даже Орион всегда спускался туда с большой неохотой.
    - Конечно, всему есть конец. Я никогда не был терпеливым человеком, хотя сдерживал себя очень долго. Все же матушка не понимала, что перегибает палку, в итоге обстановка так накалилась, что сбежал я из-за пустяка. Тем не менее, об этом поступке я не жалел никогда. У тебя совсем другие обстоятельства, хоть и такая же ситуация. Понимаешь... - он постарался говорить мягче, чем обычно, - Дамблдор считает, что пока ты живешь с Дурслями, ты под какой-то очень хорошей защитой. Это как-то связано с родством Петуньи и твоей матери. Я понимаю, что даже этого может быть недостаточно, возможно, от проживания там больше вреда, чем пользы, но ты уже взрослый человек, Гарри, и ты должен сам для себя решить, готов ли ты мириться с такой обстановкой, либо же тебе стоит ее сменить. В свое время я почти убедил себя в том, что вполне могу оставаться на Площади Гриммо, однако все становилось только хуже,  я просто физически не мог переносить все то, что там происходило. Если ты уверен, в том, что сорвешься - не следует себя мучить. Дамблдор делает все возможное для твоей защиты, однако нервы тоже нужно беречь. Если это делает тебя злым, нужно от этого избавляться.
   Сириус допил остатки кофе и поставил чашку обратно на блюдце. Сложив руки на колени, он посмотрел на Гарри в ожидании ответа. Если крестнику действительно было так плохо у Дурслей, Блэк готов был наплевать на все указания директора Хогвартса и сделать все по-своему - забрать Гарри с собой на юга хоть на целый год. Конечно, Гарри нужно было учиться, но это не было такой уж важной миссией - Сириус довольно много помнил до сих пор и мог бы запросто поднатаскать своего воспитанника в защите от темных искусств, разнообразные боевых, защитных и бытовых заклинаниях и, особенно, в трансфигурации. Это был бы лучший год в его жизни - возможно, такой же незабываемый, как школьные времена.

Отредактировано Sirius Black (2016-08-05 00:59:35)

+3

10

Гарри обрадовался, что крестный не стал продолжать разговор про телефоны. Уж о чем, о чем, а о них парню говорить совсем не хотелось, как и о других неодушевленных предметах. Неодушевленные предметы изначально прекрасны, они ведь не истерят, не грубят, лежат и ведут себя тихо. Да они вообще прекрасны, но говорить о них сейчас не стоит.
Яблочный пирог, несмотря на то, что был неодушевленным, с каждым укусом казался все более невкусным. Поттер ел его медленно, хотя на самом деле лучше было бы быстро доесть и забыть об этом.
Сириус начал говорить, и Гарри сразу же почувствовал облегчение. Слова "я тебя хорошо понимаю" вообще лучше любой магии оказывают волшебное воздействие на сознание. Ведь Поттер до последнего опасался, что крестный станет ругать его. Да, Блэк и сам был настоящим бунтарем, но Гарри слишком привык к тому, что на него ругаются и кричат.
Рассказ о семье Сириуса взбодрил Поттера куда больше, чем кофе. Гарри догадывался, что Блэку тоже приходилось несладко в семье, но он не раздумывал о деталях. Да ему, Поттеру, еще повезло! Он-то растет среди магглов, которые, конечно, не обременены интеллектом, но по крайней мере не призывают уничтожать других магглов, которые в чем-то иные. Гриффиндорец прекрасно знал, какие настроения царят в чистокровных семьях. Он видел поведение слизеринцев, вспомнил Малфоя-старшего. Эти люди казались ему не только высокомерными, но и чокнутыми. Как должно быть непросто было Сириусу вырваться из семьи, которая практически состояла из волшебников, повернутых на своей чистокровности и уверенных в собственном превосходстве.
Гарри даже почувствовал себя неловко. Ко всему прочему он сидит и жалуется на дядю и тетю человеку, который много лет провел в Азкабане. В Азкабане! На фоне дементоров Дурсли наверняка выглядели бы просто ангелами. Поттер прикусил губу и дослушал, не перебивая. Его одолевали слишком противоречивые чувства.
Затем Блэк заговорил о Дамблдоре и о защите, которую директор Хогвартса оказывал Гарри. До этого момента Поттер даже не задумывался о том, как заботится о нем Дамблдор. Парень принялся нервно барабанить пальцами по стулу, потом понял, что со стороны это показывает его излишнюю взволнованность, перестал и положил руки на стол, обхватив чашку, которая уже успела остыть.
- Да, Дамблдор делает все, чтобы я был в безопасности... - скорее пробурчал Поттер. - Так ужасно быть каким-то особенным человеком, ради которого все стараются как лучше, но почему-то всегда выходит не очень хорошо. Как думаешь, Дамблдор вообще в курсе, что представляют из себя Дурсли и как они относятся к магам? Может быть Хагрид рассказывал ему... Хагрид встречался с ними, когда впервые пришел рассказать мне о магии...
Поттер сразу же вспомнил тот удивительный день. Такое не забывается. Обычный День рождения просто перевернул жизнь Гарри с ног на голову, и парень был бесконечно признателен за это. Не приди тогда Хагрид,  Поттеру возможно пришлось бы проводить с "семьей" не только лето, но и все остальное время. Кто знает, в какую школу они бы его отправили.
- Я чувствую себя таким неблагодарным, когда думаю, что нужно уйти от Дурслей, жить в другом месте. Наверное нужно обладать такой же храбростью как твоя, чтобы решиться вот так все взять и изменить...
Гарри задумался, уставившись в стол. Он не обладал такой решительностью как Сириус, но и сил терпеть у него похоже было поменьше чем у крестного.
- Интересно, как бы поступил отец... - сказал Гарри и посмотрел на Сириуса. - Я бы хотел попробовать, хотя бы попробовать жить вне дома Дурслей. Если на меня начнется охота, я вернусь к ним. Если, конечно, они не выставят меня сами.

+2

11

.   Мысленно Сириус боролся с самим собой - с одной стороны, безопасность Гарри должна была быть превыше всего, с другой, - ему хотелось помочь крестнику, ведь больше его никто не поймет так, как он. Сколько бы Ремус не внушал Сириусу, что Гарри у Дурслей будет лучше, он не жил никогда в такой семье и не знает, каким ничтожеством ты себя порой чувствуешь среди этих гиен.
    - Дамблдор знает, - ответил Блэк задумчиво, - думаю, он знает очень многое.
   Сириус вспомнил и то, что за Гарри наблюдала почти всю его жизнь Арабелла Фигг (вот был сюрприз, когда в прошлом году Сириус увидел ее в тот самый день, когда пришел повидать Гарри), вроде бы и Добби, новый агент Дамблдора, появлялся здесь, да и Хагрид не стоял в стороне. Нет, они все знали. Знали, но никто ничего не хотел делать. Хагрид конечно немного взбодрил Гарри несколько лет назад, но разве на этом все закончилось. Сейчас крестник сидит напротив, а это значит, что все далеко не так сладко, как кажется тому же Дамблдору.
   Разумеется, Сириус не должен был открывать Гарри всех карт. Но разве может он не сказать ему абсолютно ничего? Гарри заслуживает знать больше, учитывая то, какую роль он должен сыграть в грядущих событиях. Нужно ведь его хоть немного подготовить, верно? Нельзя носиться с ним как с хрустальной вазой, ведь иначе Гарри так и останется ребенком, едва ли способным справиться с темнейшим волшебником всех времен. И директора Гарри должен научиться воспринимать как человека, который имеет и не очень хорошие стороны, не говоря уже о том, что каждому свойственно ошибаться.
    - Конечно, стоит сказать спасибо и Петунье и этому толстому хряку, что они растили тебя, - Сириус закатил глаза и слегка улыбнулся, - но им ведь это было в тягость. Петунья никогда не любила Лили как сестру, я не говорю уже о том, какого мнения она была о Джеймсе. Так что, если вдруг ты чувствуешь себя неблагодарным, мы еще можем им заплатить за их долгие годы мучений, - он подмигнул Гарри. - А если серьезно... Не думаю, что они сильно расстроятся, если ты уйдешь.
   Сириус только сейчас заметил, что своими словами только подначивает Гарри сбежать вместе с ним, а этого делать не следовало. Что за жизнь у него будет? Он будет постоянно оглядываться, присматриваться к каждому прохожему, волноваться, не засекли ли их. Сириус как никто понимал, насколько это было трудно.
    - Джеймс... он был таким же терпеливым, как и я, - Сириус снова улыбнулся, вспоминая, как они с Джеймсом планировали не просто сбежать, а отправиться в кругосветное путешествие. - Когда я сбежал, он решил подбодрить меня. Он предложил взять наши метлы и улететь куда-то далеко, посмотреть, как живут в других странах и на других континентах. В итоге мистер и миссис Поттер застукали нас на пороге с чемоданами. Но план был очень хорош! Они конечно не стали нас ругать. Они... прекрасно понимали ситуацию. Хорошо когда есть люди, осознающие, в какой ситуации ты оказался, и понимающие, что больше всего на свете тебе хочется куда-нибудь сбежать от всего этого, хотя бы ненадолго. В итоге они отпустили нас навестить Ремуса, а потом еще и съездить в Ирландию к одному из родственников твоей бабушки по отцу. Это было незабываемое лето!
   Только сейчас Сириус понял, что немного увлекся. В голове стали мелькать картинки-воспоминания с того самого августа. Улыбка не сходила с его лица, а глаза задумчиво уставились куда-то вдаль, сквозь стену этой забегаловки.

Отредактировано Sirius Black (2016-12-17 19:59:13)

+2

12

Слова о том, что Дамблдор знает  многое, на этот раз как-то совершенно не радовали. Вроде бы Гарри и был счастлив от того, что величайший директор Хогвартса был осведомлен во всем, в чем возможно и невозможно, но знание и отсутствие каких бы то ни было действий, направленных на решение проблем, вызывало негодование. Вот Поттер никогда не умел стоять в стороне, видеть, что-то кто-то несправедливо страдает, и ничего не предпринимать. Но это Поттер, возможно Дамблдор, обладая огромным жизненным опытом, преследует какие-то определенные цели. Но честно ли то, что Гарри не в курсе этих целей? Должен ли он слепо следовать за Дамблдором?
Размышления о нелюбви Петуньи ко всему семейству Поттеров не радовали еще больше. Гарри тяжело вздохнул и сделал еще один глоток кофе. Разговор затягивался, и парень начал переживать, что чем больше они будут сидеть здесь и болтать, тем больше вероятность того, что их кто-нибудь найдет. И тогда прощай свобода и одного и другого. Гарри посадят под домашний арест за общение с беглым преступником, а Сириуса вернут в Азкабан.
Рассказ Блэка несколько приподнял настроение Гарри. Странно, что раньше Поттер не задумывался над тем, что у него были бабушка и дедушка по отцовской линии. Живы ли они? Что касается, родственников по матери, то тетя Петунья рассказывала, что ее и Лили родители, к сожалению, уже покинули этот мир.
- Здорово... - сказал Гарри. - Почему не все взрослые такие понимающие? Уверен, Дурсли наказали бы меня сразу же...
В кафе зашел еще один посетитель. Угрюмого и болезненного вида старик. Вид его не вызывал никаких положительных эмоций, к тому же старик бросил подозрительный взгляд на Гарри и Сириуса и уселся поблизости. Поттер закусил губу. А вдруг этот маггл вовсе и не маггл? Изменить внешность волшебнику особого труда не стоило. Необязательно было даже прибегать к оборотному зелью, достаточно слегка исказить черты своего лица, обрядиться в лохматья и, вуаля, ты уже не маг, а бомжеватого вида обычный человек, зашедший в забегаловку выпить чего-нибудь.
- У тебя есть идеи, куда мы могли бы направиться прямо сейчас? - Гарри уже решился. Нет, он точно не вернется к тете и дяде сегодня. Нужно только позвонить им, чтобы они не поднимали тревогу. Достаточно того, что они могут на весь Литтл Уиллинг кричать о том, что Поттер - неблагодарная свинья с повадками хулигана и инстинктами бродяги. - Лучше куда-нибудь подальше от Лондона. Здесь опаснее всего. Мне нужно только найти телефонный автомат, позвонить Дурсли, и я готов. Если ты не против, конечно.
Гарри храбрился. Он старался сделать так, чтобы его голос звучал уверенно и задорно. Ведь теперь он не только может отправиться куда-то с Сириусом, но еще и успеть показать, как работают телефоны. Ведь беседа в кафе началась с этих самых аппаратов. Поттера всегда заставляла улыбаться реакция отца Рона на маггловские штучки. Интересно, какая она будет у Блэка. Подобные мелочи помогали справляться с дурацкими мыслями и прибавляли бодрости. В конце концов счастье и состоит из мелочей.

+3

13

.   Новый посетитель вызывал у Сириуса подозрение и легкую тревогу. В любой другой ситуации это оказался бы самый обычный бездомный бродяга, но Блэка терзали смутные сомнения еще с тех пор, как Гарри покинул Дырявый Котел. Мог ли это быть кто-то, кого сюда послал Том? Вполне возможно.
    - Нам следует поскорее идти, - Сириус понизил голос.
   Он видел, что и Гарри обратил внимание на вошедшего мужчину. Они думали об одном и том же и оба намеревались покинуть это заведение как можно скорее.
   Согласие Гарри не заставило себя долго ждать. Сириус невольно улыбнулся, хотя и не должен был радоваться тому, что толкнул крестника на не совсем правильную стезю. С другой стороны он целиком и полностью был уверен в том, что защитит Гарри любой ценой, даже если ему, Сириусу, будет грозить смерть или поцелуй дементора. Он давно перестал бояться этих вещей, а отдать свою жизнь за Гарри казалось ему очень благородным поступком, соответствующим искуплением самого страшного греха, который он совершил, доверив жизнь Джеймса и Лили гнусному предателю Петтигрю.
   Выудив из кармана все маггловские деньги, что у него были, Блэк встал из-за стола и торопливо зашагал к выходу. Он дождался Гарри на улицу и, когда крестник вышел, тихо заговорил:
    - Я в Лондоне вместе с Клювокрылом, так что мы вполне можем отправиться куда-нибудь на нем. Изначально я планировал перелететь залив и через Данию добраться до Европы, но теперь решил, что пусть через Францию вполне сойдет.
   Сириус говорил об этом так обыденно, словно на материке бывал чаще, чем дома. Конечно, он не путешествовал в Париж еженедельно, но несколько раз бывал в этом городе. О том, что Гарри Францию никогда не посещал, он подумал не сразу. Но раз уж он заговорил об этом, то почему бы и не показать крестнику красоты этой прекрасной страны.
    - Мы посетим несколько французских городов, потом сможем отправиться в Италию. Когда-то в детстве нас с Регулусом отправляли в Грецию, и там тоже было довольно неплохо. Магглы очень любят всякие раскопки и древности, которые там есть.
   Фантазия рисовала в голове картины из недалекого будущего, в котором Сириус и Гарри увидят все античное великолепие Греции, своими руками, прикоснутся к стенам средневековых замков Франции, оценят ренессансную архитектуру и живопись Италии и познакомятся со многими другими отголосками маггловской истории, которая была ни чуть не скучнее магической.
    - Думаю, нам нужно поскорее убраться с этой улицы, - Бродяга вспомнил о возможном соглядатае и сделал несколько шагов вдоль дороги. - Давай найдем этот... автомат.
   Если честно, Сириус бы не перезванивал этим Дурслям. Он не предупреждал матушку о том, куда отправлялся или у кого остановился, разве что чуть позже рассказал дяде Альфарду. Вероятно, если бы не дядя, Вальбурга закатила бы скандал. Сколько усилий потребовалось Альфарду чтоб успокоить свою ненормальную сестру? Они никогда с дядей не обсуждали этот период жизни, но Сириус отказывался верить в то, что родная мать, какой бы стервой она не была, выжгла его из своего сердца так же, как и с семейного гобелена. Эта рана болит и гноится даже у таких людей, как она.
    - Клювокрыл прячется в одном из лондонских парков, но утром нам уже нужно будет его забрать - пока его никто не увидел. Я ему конечно объяснил, что ему нельзя показываться на глаза магглам, но все же.

+2