Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - Ginny Weasley до 02/01
Охота на волков - Muriel Prewett до 11/01
Крепость держат не стены, а люди - Bellatrix Lestrange до 12/01
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 27 января 1997 года » 27.01.97: Благие побуждения идут довеском к какому-нибудь мотиву


27.01.97: Благие побуждения идут довеском к какому-нибудь мотиву

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

БЛАГИЕ ПОБУЖДЕНИЯ ЧАЩЕ ВСЕГО ИДУТ ДОВЕСКОМ К КАКОМУ-НИБУДЬ ИНОМУ МОТИВУ
http://s3.uploads.ru/7PKDF.gif

Участники эпизода в порядке очередности: Aurora Sinistra, Madam Rosmerta (Аберфорт Дамблдор при желании).
Краткое описание эпизода: Жители магической деревни близ Хогвартса не могли не откликнуться на столь печальное событие. Мадам Розмерта, знавшая тайну владельца Кабаньей головы, победив его упрямство, сопровождала его на похороны его брата, где стала объектом для пристального внимания профессора Астрономии, которая начала подозревать, что отравленная бутылка медовухи, которая лишь случайно стала причиной отравления одного из студентов, служила другой цели. Отведя владелицу в сторонку после похорон, профессор со свойственным ей тактом, пытливо, но не давя, пытается найти истину в словах давней знакомой, которую не может обвинить в умышленном преступлении.
Дата, время и место: 27.01.97, после похорон - полдень. Окрестности Хогвартса.
Рейтинг эпизода: PG-13
Возможность участия "Перста Судьбы": да
Тип квеста: сюжетный

+2

2

Еще вчера Авроре казалось, что она угодила в какую-то малоприятную историю. Сегодня же вчерашний день казался ей легким приключением, которое, слава Мерлину, хорошо закончилось. Мистер Уизли был благополучно доставлен в Больничное крыло, где мадам Помфри пообещала позаботиться о нем и поставить на ноги. Кажется, жизни юного Рональда ничего не угрожало.
Перед тем, как перенести студента с места событий в Хогвартс, профессор успела подобрать ту самую злосчастную бутылку. Ее нельзя было оставлять вот так. Аврора была полна решимости узнать, что в ней находилось, но запах содержимого ей ни о чем не говорил. Нужна была помощь человека с большим багажом знаний, к тому же Синистра считала своим долгом рассказать обо всем директору. Такие истории не должны оставаться без расследования. Сердце Авроры сжималось от мысли, что ей придется упомянуть и тот факт, что бутылка была получена Роном от мадам Розмерты. Даже думать страшно, что эта славная женщина вдруг ни с того, ни с сего решила кого-то отравить. Нет, это не укладывалось в голове.
Весть о смерти Дамблдора... Ну что тут скажешь... Она ударила словно гром среди ясного неба. Какое-то время Аврора просто не верила собственным ушам, но весть о смерти директора принесли люди, в привычки которых не входили подобные шутки. Профессор не спала всю ночь. Бесконечная череда предчувствий и страхов не давали уснуть. Что будет дальше?

Обязанность присутствия на похоронах напомнила Авроре, что ей нужно взять себя в руки. Учителя, по ее мнению, не имели права раскисать. Кто, как не они, теперь вдвойне ответственны за спокойствие и безопасность учеников. А безопасность теперь казалась ни чем иным, как каким-то устаревшим явлением.
Аврора наблюдала за тем, как проходила процессия. Тело Дамблдора скорее походило на восковую куклу. Сложно было поверить, что человек, сыгравший столь важную роль в жизни многих людей, покинул этот мир и больше никогда не вернется, не даст мудрого совета, не улыбнется с присущей только ему загадочностью.
Профессор Синистра посматривала также и на студентов. Некоторые из них не скрывали слез, другие же выглядели скорее обескураженными, нежели расстроенными. Да, Дамблдора любили не все, но едва ли хоть один человек, находящийся в своем уме, может чувствовать радость на похоронах. Сама Аврора была готова расплакаться, но все же крепко сжимала губы и сдерживала себя.
Когда тело было помещено в гробницу, и люди стали потихоньку расходиться, Аврора подошла ближе и около минуты просто смотрела на холодный камень, который теперь навеки останется приютом для Альбуса Дамблдора. Покойтесь с миром, директор. Вы навсегда останетесь в памяти, как светлый и мудрый человек.
Были люди, которые сомневались в доброте Дамблдора, но Синистра никогда не входила в их число. Не располагая фактами биографии директора, она основывала свое мнение на том, что видела собственными глазами, и, конечно же, на интуиции. Дамблдор был полон загадок, но не злых намерений.
Когда Аврора отошла от гробницы, в толпе студентов и педагогов она заметила мадам Розмерту. Не самое подходящее время для разговора, но Синистре не терпелось поговорить с хозяйкой Трех метел. Другая возможность может выпасть не скоро, а откладывать дело в долгий ящик профессор Астрономии не хотела.
- Добрый день, Розмерта, - тихим голосом сказала Аврора, поравнявшись с женщиной. - Мне необходимо поговорить с тобой. И хотя момент не самый подходящий, я настаиваю на том, чтобы мы отошли в сторону и обсудили кое-что произошедшее.

+5

3

Маленький человечек с клочковатыми волосами и в просторной черной мантии произносил речь.  Мадам Розмерта наблюдала за происходящим издали, скромно укрывшись под старым голым вязом, оживляемым частыми порывами враждебного ветра, и до нее долетали лишь клочки общих фраз: «неоценимый вклад»… «величие духа»… «бескорыстие и самоотверженность».. Коллеги, репортеры, министерские чиновники и многочисленные друзья усопшего, по большей части являющиеся результатом перекрестного опыления старости и нафталина, заняли первые ряды, желая быть как можно ближе к гробнице. Никем из вышеперечисленных Розмерта не являлась. Едва ли даже она испытывала глубокую скорбь. Присутствие Дамблдора в Хогвартсе, практически в шаговой доступности внушало постоянную уверенность, являлось неким гарантом безопасности, но не более. Он уже был директором школы, когда она только перебралась в Хогсмид, будучи совсем юной девушкой, и, несомненно, должен был оставаться здесь еще долгие годы, так как со временем приобрел в ее глазах облик нерушимой очеловеченной константы.
Куда более приземленные отношения связывали ведьму с Аберфортом. Хоть сама Розмерта и придерживалась иной тактики поведения, она все же симпатизировала ему и его грубой прямолинейной манере вести дела, так как не чувствовала за ней ни враждебности, ни скрытых умыслов. От него же она знала и некоторые обстоятельства жизни семейства Дамблдоров, кое-что слыхала от других - это помимо множества разнообразных сплетен, постоянно рождаемых и устареваемых, которые даже звучали как откровенные небылицы. Мадам Розмерта не верила ни в абсолютное добро, ни в абсолютное зло, и в ее глазах образ Альбуса был весьма далек от идеала, сформированного волшебниками, наподобие Элфиса Дожа который, к слову, в свое время за кружкой-другой огневиски тоже поведал ей много чего интересного. Нет, Розмерта не скорбела. Эмоции, которые ведьма испытывала, скорее являлись смесью страха и беспомощности. И, наблюдая со своего места за собравшимися магами, можно было точно сказать, что в своих чувствах она не одинока.
Церемония быстро закончилась. Толпа вздохнула и пришла в движение, теряя целостность. Кто-то еще оставался у Белой гробницы, но большинство волшебников, разделившись на пары и небольшие группы, неспешно расходились. Выцепив среди черных шляпок и зонтов седую шевелюру Аберфорта, мадам Розмерта, ежась на промозглом ветру, терпеливо ждала его приближения, намереваясь уйти в компании друга так же, как и пришла, лаконично. Ах эти опущенные ресницы общей утраты… тактичность приглушенных голосов… напряженные лица и губы уголками вниз… все это мучительный пиетет, засасывавший ее в пучину самой беспробудной тоски... Когда наконец Аберфорт поравнялся с ней, ведьма молча взяла его под руку и вместе они зашагали прочь, лишь кивая знакомым, но не спеша останавливаться для беседы. Впрочем, вскорости их все же нагнали…
- Здравствуй, Аврора, - откликнулась мадам Розмерта, бросая на спутника вопросительный взгляд.
- Я обожду здесь, но недолго, - проворчал Аберфорд. Он сделал несколько шагов в сторону от дороги, попуская группу студентов.
- Видимо, это нечто действительно важное? – задала риторический вопрос ведьма, перебирая в уме всевозможные предположения, способные объяснить беспрекословное требование Синистры, и не находя жизнеспособных версий. Уж не связано ли это с луно… телескопом, о котором они говорили во время последней встречи? Нет же, ерунда какая…
Когда они отошли на приличное расстояние, Розмерта, обернувшись, прежде чем дорога скрылась за деревьями, увидала Аберфорта, уже в компании Дожа, безошибочно узнав последнего по старой, побитой молью феске и еще чуть поодаль - решительно ковыляющую в их сторону дряхлую Батильду Бэгшот, опирающуюся на руку чуть менее дряхлой Энид Смик. С последней Аберфорт вел многолетнюю вражду. Закатив глаза, предвкушая недовольство, которое в скором времени выплеснет на ее голову владелец «Кабаньей головы», ведьма вернула внимание Авроре, обратив на преподавателя астрономии выжидательный взгляд.

+3

4

Кажется, Аврора отвлекла Розмерту от хозяина Кабаньей головы. Профессор Астрономии даже не подозревала, что этот самый хозяин - брат покойного Альбуса Дамблдора. Она видела Аберфорта в Хогсмиде, но всегда сторонилась его заведения, считая его несколько мрачноватым и странным.
В планы Авроры не входило лишать Розмерты ее привычной компании, поэтому она почувствовала некую вину, но отказываться от своих намерений не собиралась, тем более Аберфорт обещал подождать Розмерту.
- Я не задержу ее надолго, - пообещала Аврора.
С чего начать разговор, профессор не знала. Она колебалась. Когда две женщины остановились вдали от толпы, Синистра принялась переминаться с ноги на ногу, как ученица, неподготовившая домашнее задание. Как подойти к столь деликатному вопросу? Нельзя же просто взять и спросить, не подсыпала ли Розмерта в бутылку Рональда какой-нибудь яд. Если да, то какой. Аврора обладала своего рода способностью к деликатности и дипломатичности. Сейчас ей очевидно предстояло проявить в этом всю себя.
- Скажи, - начала Аврора после небольшой паузы. - Ты слышала, что вчера произошло с Роном Уизли? Как раз в тот момент, когда я пробовала десерт у тебя в Трех метлах.
Еще более издалека Аврора зайти просто не могла. Ей хотелось начать с наводящих вопросов. Возможно Розмерта сама расскажет нечто важное и тогда не придется ни в чем-то ее обвинять или спрашивать еще что-то более оскорбительное.
- Это действительно очень важно, - добавила Синистра.
Неприятный мелкий дождь ронял капли прямо на лицо. Погода вполне соответствовала общей обстановке. Толпа потихоньку рассеивалась, хотя люди, видимо питавшие к Дамблдору искреннюю симпатию и уважение никак не хотели расходиться. Удивительно, что директора решили похоронить здесь, прямо на территории школы. С одной стороны, это большая честь, которой Дамблдор, безусловно, был достоин. С другой... довольно странно устраивать кладбище на территории школы. Впрочем, возможно через века студенты будут приходить сюда, чтобы почтить память одного из сильнейших магов 20 столетия. Кто знает, что будут рассказывать о нем спустя много лет. В одном Аврора была уверена - Альбус Дамблдор однозначно войдет в историю.
Ну а пока профессор Астрономии продолжала мокнуть под дождем, выжидающе глядя на мадам Розмерту и готовая ловить каждое ее слово.

+3

5

Пауза слегка затягивалась. Мадам Розмерта терпеливо ждала, внимательно наблюдая за каждым жестом профессора астрономии и теряясь в разномастных догадках. На короткое время обычное человеческое любопытство затмило и серое послевкусие дурной погоды и – главное – осадок от места их с Авророй случайного рандеву.
Но стоило Синистре заговорить, как владелица паба ту же внутренне подобралась, заподозрив, в какую сторону дует ветер. Слыхала ли она о случившемся с Уизли? Ну конечно же слыхала! Да это было новостью дня, аккурат до тех самых пор, пока не разнеслась весть о кончине Альбуса Дамблдора. Безобидный, казалось бы, вопрос. Но жизненный опыт и явные затруднения, испытываемые Авророй, подсказывали Розмерте, что это - лишь вступление, а основная часть обещает быть не столь приятной.
- Да. Как раз перед этим он с Дином Томасом и Симусом Финниганом были в пабе, - медленно проговорила ведьма, ловя внимание собеседницы и пробуя вес и тональность каждого слова, прежде чем его озвучить. - Они заказали сливочное пиво.
За которое, кстати, так и не расплатились. Официантка Анна, забыв их рассчитать, еще клятвенно уверяла, будто бы мадам Розмерта самолично дала ей указание не взимать с ребят плату! Вот ведь вздор, не могла ничего получше придумать!                   
Уж не хочет ли Аврора сказать, что инцидент с Уизли каким-то образом связан с его посещением «Трех метел»? Ведьма знала примерно дюжину версий произошедшего, самые жизнеспособные из которых предполагали, что всему виною проклятие, насланное кем-то из слизеринцев, чья-то вышедшая из-под контроля шутка или неудачное любовное зелье, но ни в одной из них не фигурировал ее паб.
- Но доподлинно мне больше ничего не известно. Боюсь, ты знаешь гораздо больше.

+4

6

План Авроры дождаться зацепок от самой Розмерты с  треском провалился. Надо же, не первый год в педагогике, а научиться задавать правильные наводящие вопросы она так и не научилась. Хозяйка Трех метел выглядела так естественно, что Синистра не могла заставить себя поверить, что ее знакомая врет. Никакой наигранности, только немного недоумения по поводу того, что к ней пристали со странными вопросами. Это негодование, которое могло небезосновательно перерасти в возмущение, было вполне оправдано. Ну кто хотел подвергаться сомнительным допросам в день похорон.
Тем не менее, долг велел Авроре разобраться. Если Розмерта не виновата, то кто виноват? Люди не травятся просто так, на это должны быть причины. Очень хотелось верить, что все произошедшее с Рональдом – это несчастный случай, но время и события в мире магии не оставляли никаких поводов мечтать о случайностях.
Аврора потопталась на месте, словно ей было холодно, и она пыталась согреться. На самом деле холода она не чувствовала, скорее ею двигало волнение. Опрашивать студентов – это одно, но задавать вопросы женщине старше себя совсем другое.
- Понимаешь, - все же сказала профессор. – Рональд Уизли потерял сознание после того, как выпил из какой-то бутылки, которую вынес из паба.
Дипломатичности и умения обходить острые углы стало не хватать. Сейчас мадам Розмерта могла воскликнуть, что такие грязные намеки оскорбляют ее, и удалиться. Это было бы печально. Авроре определенно не хватало решительности. И откуда другие люди черпают ее?
- Мне кажется, ты можешь что-то знать об этой бутылке. Это очень важно.
«Это ты дала Рональду бутылку с ядом, я видела», - могла сказать Аврора, но не сказала. Вообще-то профессор была абсолютно уверена в том, что видела. К сожалению. Легче было бы засомневаться в том, что речь шла о той самой бутылке, но нет, пристрастие Авроры к реализму не позволяло этого сделать.
Промокающие волосы так и норовили прилипнуть к лицу. Профессор осторожно закладывала пряди за ухо и смотрела то на Розмерту, то на удаляющихся людей. Аврора не могла не держать все под контролем.

+3

7

Под дождем снег почти сошел, оголив облысевшую землю с редкими пучками желтой прошлогодней травы, и только каменистая почва не позволила превратить место, где они с Авророй стояли, в непроходимое болото. Устремив взгляд себе под ноги, Розмерта сосредоточенно постукивала мыском промокшего ботинка по торчащему из мутной жижи гадкому булыжнику, машинально оценивая, глубоко ли тот засел в земле, и молчала. Долго, ужасно долго она не находила подходящих слов. Признаться, впервые за бог весть сколько, ведьма была по-настоящему растеряна. Будь на месте собеседницы другая особа, не пользующаяся столь огромным кредитом симпатии и уважения, мадам Розмерта незамедлительно нашлась бы с ответом и ринулась в бой, вооруженная щитом из едкой иронии и недоверия. Но Аврору, чью честность и деликатность можно было только ставить в пример, хозяйка паба изучила достаточно хорошо – полагала, что изучила – и, жестко прорецензировав сказанные ею слова, вывела основополагающую мысль, которую Синистра никак не решалась произнести в слух: «Мне ужасно неудобно тебя обвинять, но я уверена, что Рональд Уизли отравился чем-то из твоего паба. Есть идеи?»
И, как любой человек, вложивший львиную часть своей жизни и помыслов в осязаемую величину, которую можно было потрогать, осквернить или уничтожить, ведьма уже не способна была мыслить объективно, когда на ее детище падала даже метафорическая тень. Хотя, стоит отдать ей должное, она очень старалась.
Но это же полный абсурд! Конечно, она не могла ручаться, что юный Уизли выходил из «Трех метел» с пустыми руками, однако он точно не получал ничего от нее или от Анны! К тому же единственный яд, который был в пабе – средство от пикси, и хранился он запертым на ключ в кабинете на втором этаже, в который студент уж конечно же не мог пробраться. Да и с какой стати? Это уже походило на притянутую за уши идею суицида.
Нет, очевидно, кто-то просто задурил голову доброй доверчивой девочке, внушив ей столь нелепую мысль! Может, это мадам Паддифут, которая могла втайне завидовать успеху «Трех метел»? Или Зонко, с которым Розмерта вела бесконечную войну из-за хлопушек доктора Фойерверкуса, с завидным постоянством взрываемых в ее пабе?
Подавив в себе волну праведного гнева, ведьма, придя таким образом, к очевидным только для нее выводам, наконец нарушила молчание, и вперилась решительным взглядом  в лицо профессора Синистры:
- Позволь уточнить: ты абсолютно уверена, что мистер Уизли входил в паб без этой бутылки, или не мог получить ее от одного из посетителей?   

Отредактировано Madam Rosmerta (2016-07-02 18:01:07)

+3

8

Розмерта выглядела настолько искренней, хотя и раздраженной, что это даже обескураживало. Хорошо, что Аврора посвятила себя науке точной, а не гуманитарной, как называют ряд предметов в мире магглов. Точные науки как-то способствуют уверенности в реальности. Правда в данный момент очень хотелось плюнуть на эту самую реальность, сказать, что все в порядке, и счастливо разойтись.
Но почему хозяйка паба вообще не говорит о том, что передавала что-то Рону? Ведь отрицать это довольно нелепо. Могла бы сказать, что бутылку передавала, но в ней было что-то безобидное. Странную тактику выбрала Розмерта, очень странную. Пока Аврора не могла разгадать тонкости этой игры. Синистра нахмурилась и пристально посмотрела на свою старую знакомую. Остался ли в этом мире вообще хоть один человек, которому можно было доверять? Все вокруг призывали к бдительности и внимательности, и Аврора, наконец, стала ощущать необходимость в том, чтобы заняться тем же. Она и раньше была осторожна, но теперь осторожность выходила на новый уровень.
- Я уверена, - твердо сказала Аврора. - Свидетелями также были несколько друзей Рональда.
До угроз профессору совсем не хотелось скатываться, но с этим последним дополнением она явно звучала убедительнее. Конечно, однокурсники Уизли были встревожены произошедшим и тоже могли вспомнить о том, что произошло с Роном до того, как он без сознания рухнул в снег.
- Я опасаюсь, что ребята могут начать свое собственное расследование, если так можно выразиться. Тогда дело может пойти далеко. Студенты не слишком умеют вести себя деликатно, а потому могут разболтать про бутылку.
Аврора сделала паузу. Дождь усилился настолько, что оставаться под ним было не только неразумно, но и опасно. Свалиться с простудой никому не хотелось.
- Поэтому я и прошу рассказать все мне, чтобы разгадка тайны отравления прошла как можно более гладко и без расползающихся слухом. Не может быть, чтобы ты не помнила, как передавала бутылку на глазах у десятка человек.
Что тут еще скажешь? Аврора привыкла призывать к благоразумию, но только студентов, а не взрослых людей, которые и до встречи с ней не отличались безрассудностью.

Отредактировано Aurora Sinistra (2016-07-05 11:50:53)

+3

9

Мадам Розмерта оказалась абсолютно не готовой к такому повороту. Аврора как-то уж очень стремительно перешла от вежливых подозрений к неприкрытым обвинениям и даже угрозам, что свидетельствовало об ее абсолютной уверенности в собственных словах – и пугало, весьма сильно - в купе с решимостью довести начатое до конца. То, что поначалу выглядело лишь нелепым недоразумением, теперь представало в совершенно ином свете – профессор Синистра, несомненно, была под действием какого-то помутняющего заклятия или зелья, ибо говорить этот откровенный бред и действовать подобным образом, находясь в здравом уме, она попросту не могла.
- Что ж, - протянула Розмерта, постаравшись, чтобы лицо оставалось бесстрастным, а голос – твёрдым, и максимально непринужденно на пару шагов увеличила расстояние до Авроры. Движимая цейтнотом и цугцвангом одновременно, она понимала, что нельзя и дальше упорствовать в своей невиновности – это могло только спровоцировать собеседницу, но и признаваться было не в чем, так что линия поведения оставалась только одна: тянуть время и надеяться на вмешательство третьей стороны. Ведьма мужественно подавила в себе дикое желание оглянуться назад, в поисках Аберфорта. В кои-то веки она сильно соскучилась по этому ворчуну. Но старика скрывали деревья, а подобное движение могло вызвать ненужные подозрения. – Похоже… это… серьезный и длинный разговор. Тебе не кажется, что нам лучше… м-м-м… обсудить все в тепле и под крышей?

+3

10

Почему-то только сейчас Аврора подумала, что когда Рон Уизли придет в себя, а мадам Помфри обещала, что с ним все будет хорошо, просто нужно немного времени, он и сам сможет рассказать, от кого получил бутылку. Сделав такой вывод, профессор еще больше удивилась поведению мадам Розмерты, которая настойчиво продолжала удерживать позицию полной непричастности к этому делу. Где ее обычный здравый смысл? Может быть ей тоже что-то подсыпали в еду или подмешали в напиток и теперь она немного не в себе?
Собеседнице разговор был неприятен. Впрочем, Аврора тоже не испытывала от него удовольствия, а вот перспектива обсудить все в другом месте выглядела двояко. С одной стороны, под дождем мокнуть действительно не хотелось. С другой, у Синистры создавалось впечатление, что Розмерта намекает на то, чтобы направиться в Хогсмид и переговорить в Трех метлах. Этого Авроре не хотелось. Во-первых, она не могла позволить себе покинуть школу. Мало ли чем обернутся похороны и что выкинут студенты. Во-вторых, женщина начала немного побаиваться старой знакомой. Кто знает, насколько она сейчас не в себе. Уж не затеяла ли еще что-нибудь.
На Аврору накатило неприятное чувство. То самое, когда ты вроде бы хорошо относишься к человеку, доверяешь ему, но потом вдруг у тебя появляется повод сомневаться. Сомнения - это очень страшно, почти невыносимо.
- Мы можем пойти ко мне в кабинет, - сказала Аврора, пытаясь выглядеть бодро и непринужденно. - Мы пройдем по коридорам, я смогу убедиться, что в Хогвартсе все в порядке, а затем мы поднимемся в Астрономическую башню и поговорим. Заодно я смогу показать тебе несколько телескопов. Ты спрашивала о них накануне...
Об этом Аврора вспомнила неожиданно, но очень кстати. Вдруг Розмерта действительно вспомнит, что хотела сделать подарок родственнице. Тогда уговорить ее отправиться в Хогвартс будет легче.
Аврора сделала несколько шагов в сторону Хогвартса.
- Идем? - спросила она. - Пока дождь окончательно не превратился в ливень. У меня в кабинете есть чай, мы сможем согреться.

+3

11

- Нет, - не двигаясь с места, твердо и беспрекословно, как ножом отрезала, чтобы "нет" ни на йоту не звучало двуличным "да". Вопрошающий тон Авроры лишь ненавязчиво подчеркнул легкое превосходство ее собеседницы, которое она и без того ощущала в силу собственного возраста и сейчас собиралась этим беззастенчиво воспользоваться. Собственно, ничего другого и не оставалось.
- Я не могу оставить Аберфорда, сама понимаешь, в каком он сейчас состоянии... - сказать по правде, в каком сейчас состоянии Аберфорд, было не вполне ясно и самой мадам Розмерте. Если он и скорбел о брате, то ему мужественно удавалось хранить сей факт глубоко внутри и выглядеть, возможно, лишь чуть более хмуро, чем обычно, что, впрочем, малознакомым ему людям вообще никак не бросалось в глаза. - Я только проведу его до "Кабаньей головы", и как только удостоверюсь, что он благополучен, сразу же приду в Хогвартс, к тебе. И мы поговорим. Думаю, я успею вернуться через час. Но прежде я навещу Минерву, да и повидаться с мадам Помфри, пожалуй, будет совсем не лишним.
Розмерта даже почти не кривила душой. Она действительно собиралась проводить Аберфорда до дома, но рассчитывала, что вся эта возня займет от силы пол часа. И, понимая, что чем меньше у Авроры остается времени для осмысления происходящего, тем меньше последует возражений, она, не дожидаясь какого-либо ответа круто развернулась, направляясь обратно к аллее, практически абсолютно уверенная в том, что девушка не решится ей в этом воспрепятствовать.

+3

12

Все планы и надежды Авроры были разрушены одним коротким, но очень сильным "нет". Профессор не стала продолжать путь, вздохнула и повернулась к Розмерте. Та упомянула Аберфорта. Конечно, его стоило проводить. Загадочная личность этого человека делала свое дело. Аврора не могла сказать "он справится и сам" или "может я пойду с вами?". Да и не хотелось ей идти с ними, как не хотелось и лишать пожилого человека опоры в горе. Розмерта предложила встретиться через час. В общем-то Синистра никуда не спешила, хотя присутствие на похоронах так или иначе заставляет задуматься о том, что жизнь короче и неожиданнее, чем кажется.
- Хорошо, буду жать тебя, - только и успела сказать Аврора прежде, чем Розмерта развернулась и направилась к аллее.
Сама Аврора тоже покинула место, которое две женщины изрядно обтоптали, но профессор не спешила. Она все равно уже промокла до нитки. Что толку спешить? К тому же, чем медленнее она будет идти, тем меньше ей придется ждать Розмерту, а ожидание итак обещает быть не из легких.
Погруженная в собственные мысли, Аврора зашла в школу. Никогда еще Хогвартс не казался ей таким мрачным и серым. Никогда еще по пути не встречалось столько грустных лиц. Улыбки и смех словно покинули это место, улетели в неизвестном направлении и не сказали, когда вернутся.
Все было спокойно. Студенты разбредались по гостиным, никто не шумел. Тишина, казалось, начала давить на уши.
Что будет дальше? Сколько еще понадобится времени, чтобы Хогвартс хотя бы немного пришел в себя? Самое страшное, что учителя не имеют права раскисать. Они должны поддерживать бодрость духа студентов. А как, если педагоги сами чувствуют себя раздавленными?
Одна мысль была хуже другой, а тут еще и эта странная ситуация с Розмертой. Аврора поднималась по лестницам, держась за перила, хотя спокойно могла бы обходиться без них. Но в такие дни человеку не помешает любая опора.
Одна из лестниц поехала не в то направление, куда направилась Аврора. Профессор остановилась, словно хотела полюбоваться видом, открывающимся на школу, а затем смиренно пошла наверх. Ей пришлось сделать небольшой крюк прежде, чем она смогла попасть в Астрономическую башню.

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 27 января 1997 года » 27.01.97: Благие побуждения идут довеском к какому-нибудь мотиву


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC