Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - Aurora Sinistra до 16/02
Охота на волков - Remus Lupin до 04/02
Крепость держат не стены, а люди - Bellatrix Lestrange до 16/02
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » Эпизоды прошлого » 00.06.96: Казань брал, Астрахань брал...


00.06.96: Казань брал, Астрахань брал...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

КАЗАНЬ БРАЛ, АСТРАХАНЬ БРАЛ...ПРОРОЧЕСТВО - НЕ БРАЛ.
http://s5.uploads.ru/JDFgc.png

Участники эпизода в порядке очередности: Lucius Malfoy, авроры.
Краткое описание эпизода:  За нападение на Министерство магии и попытку похитить Пророчество было арестовано 11 Пожирателей смерти. Десять было отправлено в Азкабан, судьба еще одного зависела только от него самого.
Дата, время и место: июнь - начало июля, 1996 г.
Рейтинг эпизода: R, NC-17
Возможность участия "Перста Судьбы": да

Отредактировано Lucius Malfoy (2016-09-20 01:38:29)

+1

2

21 июня 1996 года. Часы в дальнем правом углу удивительно раздражающе тикают. Тик-так, тик-так. В этой тесной комнате в одном из темных коридоров Отдела Тайн собрались пятеро. Выделять под это дело зал суда отказались. Кажется, там обсуждаются более важные дела. Один из присутствующих заключенный. Другой – начальник тюрьмы. Признаться, совсем не желающий расставаться с новоприобретенным заключенным. Свежая кровь, ранее еще никогда не вдыхавшая запах Азкабана. Божественный запах отчаяния и одиночества. Губы Пия Тикнесса трогает неприятная улыбка, когда его надсмехающийся взгляд поднимается от свитка пергамента на Люциуса Малфоя. Потрепанного Люциуса Малфоя. Кажется, эти два дня, проведенные в компании дементоров и других заключенных, не пошли на пользу холеному аристократу.
- Мистер Малфой, – певуче произносит начальник тюрьмы, откидываясь на спинку стула и сцепляя пальцы рук перед собой, складывая их в ленивом жесте на животе, повесив локти, - кажется, Вам есть, что сказать, – скепсис явно сквозит в каждом слове мужчины, а взгляд неприятных темных глаз изучает Малфоя как интересную зверушку, вдруг выпущенную их клетки. – Надеюсь, это не касается еды в Азкабане: и не просите, шафрановых булочек в меню не будет, – шутливо пригрозив пальцем, Пий наигранно тяжело вздохнул и вновь подался вперед, уже серьезно смотря в лицо Люциусу Малфою, положив по-прежнему сцепленные руки на стол. Буравящий взгляд едва ли не проделывал в голове Малфоя дыру. – Вас взяли с поличным, мистер Малфой. Что же такого интересного Вы можете нам сообщить?
Тикнесс махнул рукой, указывая на молчащих, слушающих присутствующих: консультант Визенгамота, секретарь и судебный колдомедик. Пять человек. Один из них заключенный Люциус Малфой. Другой – начальник тюрьмы Пий Тикнесс, не далее как вчера утром получивший новую регалию и новую должность: глава департамента магического правопорядка. Смерть Амелии Боунс – бывшей главы – безусловно, очень печальный факт, но разве кого-нибудь огорчают повышения?
Власть пьянит. Эмоциональная черствость, отсутствие сочувствия к людям, мессианский комплекс – все это побочный эффект обретения власти. Пий всегда обладал властью. Своей. Особенной. Начальник тюрьмы Азкабан, конечно, звучит не так броско, как глава департамента магического правопорядка, но, тем не менее, он обожал свою работу. Любил – это совсем другой уровень. Азкабан для Пия как горячо любимый ребенок, а заключенные – как дорогие друзья его ребенка. Немного безумное, маниакальное отношение ко всему, что было связано с Азкабаном. Вотчина, которую Тикнесс сторожил как верный пес и охранял как любящий отец. И потому он совершенно не желал отпускать кого бы то ни было на свободу. А участившиеся побеги, веренице которых положил начало этот гад Сириус Блэк, очень огорчали. Потому добровольно отпускать вознамерившегося навешать им лапшу на уши Люциуса Малфоя он не собирался.
[NIC]Pius Thicknesse[/NIC]
[STA]Опьяненный властью[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/Y1NhZ.png[/AVA]

+7

3

Холеный аристократ перестал им быть. Некогда ухоженные волосы теперь были похожи на мочалку. Кожа на руках потрескалась, на руках, от того, что постоянно царапал себя, появились рытвины с каплями засохшей крови.
Ночь и утро в компании дементоров не задалось: совсем неподобство мучить ни в чем не повинного человека, вину которого еще не доказано.  Да и предыдущий вечер, проведенный в компании заключенных подарил ему массу новых и красочных ощущений - нелегко бывает в такие дни.
В данный момент было тепло и хорошо, по мнению Люциуса даже относительно безопасно, поэтому Малфой позволил себе немного расслабиться.
Ему несколько затруднительно представлялось, что с ним может произойти в ближайшие сутки. Попади он в Азкабан, то съедят дементоры, а если вернется в Ставку - может даже, хотя об этом Люциус предпочитал не думать, даже начала закрадываться крамольная мысль, а не остаться сдаться ли, чтобы отправили в Азкабан.  Ожидать визита в Азкабан самого темного Лорда не придется, вряд ли Люциус будет удостоен такой чести, разве только Милорд замыслит особо изощренный способ его мучений, а может даже убийства.
К горлу подступала тошнота и немного кружилась голова. Но здесь было хотя бы сухо.  Даже под тяжелыми взглядами оперативников Люциус чувствовал себя нормально. Правда, мысли слегка путались, но это тоже не мешало ему приятно проводить время с этими «очаровательными» ребятами.  Эти милые парни,  были настроены вести длительную и продуктивную беседу. Ну, разве мог Люциус им в этом отказать? Столько внимания, и все ему одному.
Вот только звать их к себе на ужин Люциус все же не торопился. Да и отвечать на вопросы  – тоже. Свои права он знал, а поэтому неспешно, с комфортом для себя, расположился на жестком стуле, звякнув волшебными наручниками о стол.
Изобразив усталость, обремененную тяжкими событиями последних двух дней, Люциус поднял взгляд тусклых серых глаз и спросил:
- Когда меня выпустят? Я ничего не делал.
Судя по тому, что здесь не было так холодно, то можно было предположить, что это был какой-то следственный изолятор в аврорате, возможно даже нижние уровни Министерства.
А если Люциус свидетель или подозреваемый, то и вовсе не обязан давать показаний на допросе.
- Меня в чем-то подозревают? – если это досудебное расследование, а вина пока не доказана, нужно было тянуть время. Для начала они вытрясут из него, все что нужно, пройдут мимо экспертизы доказательств вины и сразу отдадут под суд, а там и эшафот близко. Всю эту процедуру Люциус знал, как свои пять пальцев, так как не раз доводилось ходатайствовать по поводу некоторых товарищей «из цеха».
- Если вы хотите, чтобы я вспомнил интересующие вас подробности событий, – пояснил он, так, словно его не поняли с первого раза и еще почему-то держат в кандалах, - то мне для этого понадобится немного больше времени, так что не стану вас задерживать, ребята, счет за моральный ущерб я пришлю на адрес аврората.

Отредактировано Lucius Malfoy (2016-09-19 17:54:38)

+5

4

Неприятный день. Весьма неприятный день. Аластор это понимал слишком хорошо. Большую часть своей жизни он потратил на то, чтобы выслеживать преступников, ловить их и передавать в руки закона. Закон же, как правило, оказывался несправедлив и недальновиден. Его глаза были закрыты, а уши заложены многочисленными благодеяниями отдельных спорных личностей. Это не могло не злить, но открытое противостояние не давало никаких результатов. Если министерству надо, то любой, даже самый опасный преступник мог быть помилован ввиду помощи следствию, раскаянию, конечно же самому светлому, и уверениям в своей непричастности. Господин судья, мне угрожали. Они хотели убить мою семью. Я непричастен. Это все плохой, плохой Лорд Волдеморт,  я был под заклятием всевластия. Я ничего не помню. Я вообще оказался там случайно, я там цветочки собирал и бабочек фотографировал. Я не я и палочка не моя. Это все нелепая случайность. Как много таких фраз слышал старый аврор. Оставалось только удивляться тому факту, что темный маг Волдеморт всегда для своих дел выбирал ни в чем не повинных аристократов, крайне ненадежных и безобидных, как группка пигмейских пуфок. Противно. Аластор скривился. В такие минуты в памяти всплывали лица. Много лиц. Муж и жена Лонгботомы, которым так же угрожали, но они почли за честь лишиться рассудка. Братья Пруэтт, Поттеры, которые предпочли смерть совсем молодыми. Да даже Долохов, Лейстрейнджи вызывали большее уважение. Они хотя бы до конца оставались честными своему выбору и своим действиям. Их идеологическая стойкость в полной мере отражала их внутреннюю силу и храбрость. Лицо же, представшее перед ним было противно. Он не обладал ни тем, ни другим. Каждым своим словом, бледный аристократ отрекался от своих действий и отметал от своей задницы.  И ведь пытался провернуть это он не в первый раз. Против него имелись свидетельства половины Ордена и слова мальчика, который своей стойкостью заслужил того, чтобы наконец начали прислушиваться. Кроме того, сам Грозный глаз был там и видел что происходило, а этот слизняк пытался врать ему в лицо.
- Малфой. Громыхнул над комнатой голос Муди – Какой же ты  мерзкий слизняк. Насколько возможно быстро Муди приближался к блондину. – Решил, раз у тебя много денег, то ты сможешь откупиться. В чем тебя обвиняют? Да все в том же, что и несколько лет назад – в пособничестве Волдеморту. Или ты скажешь, что все это ложь и твое присутствие в министерстве ошибка?
Или не ты с шайкой дружков проник в отдел тайн и пытался выкрасть пророчество?  Волшебный глаз сверлил лицо аристократа – А теперь притворяешься психом, опасаясь за свой благородный зад?
Да уж, говорить красиво Муди не хотел, хоть и был чистокровным волшебником. Ему не было нужды притворяться. Да он и не хотел. Ему было что добавить к сказанному, но ведь надо уважать право Люциуса на ответное слово. Казалось в этой комнате говорил только он, остальные как-то притихли, видимо, пока не зная как реагировать

+5

5

- Давайте так, Аластор, - выдержав взгляд оперативника, Люциус медленно отодвинулся на спинку, пальцы рисовали по поверхности стола кружек, он как бы невзначай, играл с пылинками на кончиках пальцев, смахнув их небрежно со стола, прежде облокотиться – вы не повышаете на меня голос, а я стану с вами сотрудничать.
За долгие годы практики разговоров в Министерстве Малфой набил оскомину в диалогах и был способен выдержать любой напор, даже столь вульгарный и некорректный.
- Я вас прекрасно слышу, а теперь послушайте меня, – Люциус говорил спокойно, словно его пригласили на чайную беседу в полуденное время, ему только не хватало на столе чашечки с блюдцем, чтобы делать паузы между предложениями, во время распития напитка. Люциус по-прежнему сохранял ледяное спокойствие и, не смотря на всю свою помятость, держался вполне уверено.   Короткий взгляд, брошенный на оставшихся «зрителей», позволил оценить обстановку, он чувствовал, как напрягаются подчиненные в присутствии главы аврората и внимательно наблюдал за сменой запаха в комнате - как быстро те начнут потеть и терять терпение.
Для начала, вам следует предъявить мне обвинение, документы, подтверждающие ваши подозрения относительно меня. Что делать далее, вам самим известно, соблюдайте регламент, Аластар, и тогда вас не уволят.
Люциус прекрасно знал всю процедуру, а еще знал, что старый вояка способен игнорировать этот самый регламент, на такое злоупотребление полномочиями аврорат и Министерство часто закрывали глаза. Именно по этой причине 99% обвиненных почти мгновенно отправлялись в Азкабан. Малфой как никто знал, что иногда бумажная мишура позволяет невинной овечке стать серым волком и наоборот и очень надеялся повернуть дело в это русло пока что своими силами.
- Давайте смотреть на ситуацию трезво, - Люциус не был напуган. Скорее, наоборот, с появлением Муди ему как-то легче стало дышаться. Муди он знал давно и очень скептически относился к его методам. Но тот отправил в Азкабан, да и если быть откровенным, убил стольких Пожирателей, что ему можно было вручить орден Мерлина за преданную службу родине,  - если вы считаете, что я в чем-то замешан, то хотя бы расскажите мне в чем. И то, что я якобы участвовал в забеге за неким пророчеством, с…шайкой, как вы выразились, а теперь спасаю свой драгоценный – это слово он подкрепил саркастичной улыбкой,  – зад, - серые глаза уставились на аврора за спиной Муди, затем взгляд плавно перетек на Муди, - могу вас заверить, что ничего подобного я не помню.

+3

6

Дела шли из рук вон плохо. Фадж с громким треском полетел с поста министра на должность "мальчика на побегушках", Скримджер был больше озабочен поддержанием видимости порядка во всем магическом мире, а вот Гавэйну приходилось за этот самый порядок отвечать. На допрос предполагаемого Пожирателя смерти Малфоя были приглашены: начальник тюрьмы, свеженазначенный главой отдела Магического правопорядка Тикнесс и независимый эксперт от Визенгамота, а также бывший аврор Муди. Робардс чуть запоздав, с порога определил расстановку сил: первый сидел вольготно расположившись и наблюдал за "избиением младенца", а второй занимался как раз "избиением", но подозреваемый отказывался брать на себя роль младенца, отчего все представление трещало по швам. Люциус Малфой не первый раз представал перед стражами порядка и с завидной регулярностью открещивался от всех возможных подозрений и обвинений, именно поэтому Гавэйн ходатайствовал перед Визенгамотом о привлечении старого вояки к очередному допросу, в надежде с его помощью выбить из Малфоя хоть что-то.
Он не собирался выходить на передний план, оставаясь на допросе лишь для номинального соблюдения процедуры, а потому устроился по правую руку от секретаря, ведущего протокол допроса, в котором как раз появились слова о предъявлении обвинений и соблюдении регламента. Оторвав взгляд от пергамента с пересказом событий до его появления, Гавэйн перевел взгляд на подозреваемого, отметив неважный вид аристократа, но присутствующий здесь же судебный колдомедик не выражал никакого беспокойства, значит все было в пределах нормы.
- Мистер Малфой был задержан на месте преступления? - словно не зная ответа на этот вопрос, Робардс обратился к своему сотруднику и получив от того утвердительный ответ, продолжил интересоваться, изображая полнейшее неведение по данному вопросу: - в тот самый момент, когда Тот-Кого-Нельзя-Называть напал на Альбуса Дамблдора, а группа людей, называющих себя Пожирателями смерти отбивалась от нескольких студентов Хогвартса? - вновь дождавшись утвердительного ответа на свой вопрос, он задал последний вопрос, но уже обращаясь к Малфою: - Вам есть что добавить, мистер Малфой? - в этот самый момент в протоколе появлялись записи, в которых говорилось о поимке и обезвреживании Пожирателя смерти в атриуме Министерства магии в ночь с 18 на 19 июня, которые потом потребуются на слушании в Визенгамоте до которого Гавэйн был обязан довести Малфоя так или иначе.
[NIC]Gawain Robards[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/d1ohi.jpg[/AVA]

Отредактировано NPC (2016-10-11 16:37:58)

+3

7

Присутствие на допросах не входило в сферу обязанностей Пия, но это был другой случай. Заключенные бывают разные. Сумасшедшие, якобы невинные, очевидно виноватые, богатые, бедные - но все они становятся одинаковыми, стоит им переступить порог Азкабана. Малфой не был исключением. Весь его лоск испарился буквально через пару часов присутствия в сырых и холодных стенах тюрьмы. Скажите, чем же этот случай отличается от других? Ведь и до Люциуса Малфоя в стенах Азкабана появлялись - жили и умирали - аристократы. Да. Кто-то умирал в его стенах, кто-то медленно сходил с ума, но ещё ни одного заключённого не оправдывали. Ни одного, кроме Каркарова. Повторения истории не хотелось, поэтому Тикнесс был здесь: сторожил свою добычу.
- Это разговоры слепого с глухим, Робардс, - со смешком хрипло произнёс Пий, лениво закинув ногу на ногу, наблюдая за Грюмом и Малфоем и гадая, кто из них кого сделает. - Мистер Малфой предпочитает разыгрывать глухоту и провалы в памяти - он, кажется, забыл, сколько людей его видели в Отделе Тайн, - обсуждая заключённого так, словно его здесь нет, пренебрежительно произнёс Тикнесс, не оборачиваясь к сидящему позади Робардсу. - У нас есть показания свидетелей, мистер Малфой. Один из них буравит Вас взглядом, - вздохнув, Пий лениво поднялся со своего места и подошёл к столу в дальнем углу, где, звякнув посудой, налил себе горячо чая, стоя так, чтобы Люциус Малфой видел, что именно он делает. Демонстративно кинув пару кубиков сахара в чашку, Тикнесс вернулся на своё место. Педантично постучав ложечкой о чашку, он отхлебнул душистого напитка, наполнившего комнату ароматом чая. - Вам нравится в Азкабане, мистер Малфой? По соседству с родственниками-то? - ехидно ухмыльнувшись, Пий продолжил дразнить аристократа напитком, который в Азкабане не предоставляют. Там нет пяти часового чая. Впрочем, как и любого другого.
[NIC]Pius Thicknesse[/NIC]
[STA]Опьяненный властью[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/Y1NhZ.png[/AVA]

+3

8

Слово взял суховатый аврор. Кажется, Люциус его видел несколько раз на собраниях Визенгамота. Парень подводил итог, его слова сводились к подозрениям и составе преступления. А ведь они не удосужились  оформить это в должной форме, как положено – письменно,  с предъявлением всей необходимой документации и вещественных доказательств или хотя бы завести протокол. О чем можно говорить с ними, сидя за пустым столом? Люциус и это отразит в своей жалобе и тогда головы полетят со скоростью бладжера.
- Вам есть что добавить, мистер Малфой?
- Да, есть. Я не понимаю, при чем здесь я. Наверное, мне стоит вас поблагодарить за то, что я пришел в себя и не успел сделать ничего плохого, потому что если бы сделал, то здесь бы не сидел с вами, господа. Вы ведь спасли меня от непоправимых ошибок, – губы растянулись в сладкой улыбке, в глазах промчался огонек насмешки, - вы так добры ко мне, что я почти растрогался. И я не понимаю, при чем здесь я. Вам стоит поинтересоваться у свидетелей, что они делали в отделе тайн. Себя я там не помню.
Неожиданно его внимание поглотили действия Тикнесса, который с грациейленивого  джентльмена, сыгравшего на досуге партейку-другую в крикет, встал со стула и пошел заваривать себе чай.
Тебе не жить. Нежная мысль ласкала и грела душу, пока господин_мерзкий_слизняк жадно следил за действиями, полностью поглощающими внимание всех представителей порядка и Малфоя. Пий с комфортом вернулся на свое место, нарочито наслаждаясь процессом распитием напитка.
Звон ложечки о тонкие стенки фарфоровой чашечки обрушивался целой лавиной на изможденный организм Малфоя, а запах доносившегося чая, оседал во рту сухостью и жаждой, вызывая непроизвольное желание сглотнуть слюну, которой не было.  Ни одно южное солнце сейчас так не жарило, как эта чашечка в руках Пия. Откуда у него вообще этот чай?
Тебе не жить – мысленно повторил Малфой, нарочито опуская взгляд куда-то в пол, только бы не смотреть на поганца, осмелившегося так дерзко насмехаться над ним.
Родственники в Азкабане – смешно. Люциус им больше не родственник. Те свое дело проиграли, а значит, ничего общего с ними Люциус больше не имеет. Люциус думал о том, как догнивает старый режим, что скоро и его соратники смогут освободиться. А пока нет спасения в том, что начало гнить или завершило свое гниение.  Если Лорд повторно наберет силу, этот допрос не будет иметь силы. И те, кто, верно, служит – дождутся своего. Люциус знал, что сейчас Лорду он будет нужен живым, свободным от заточения. Он верил в то, что после провала в Министерстве Лорд его пощадит, простит и дарует еще один шанс. Ведь он приложил максимальное количество усилий, чтобы выполнить приказ. Кто же виноват, что операция сорвалась из-за кучки студентов из Хогвартса.
- Меня часто видят в Отделе Тайн, я часто хожу туда к своим друзьям, а вы поинтересовались у свидетелей, когда они видели меня там? – он встретился взглядом с Муди, на лбу которого было написано, что тот готов потерять второй свой глаз, только бы засадить Малфоя за решетку. Не торопись, дорогой, успеешь. Такая потеря для тебя будет, даже не представляю, как тебе удастся это пережить. - Мысленно отвечал Люциус.

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » Эпизоды прошлого » 00.06.96: Казань брал, Астрахань брал...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC