Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - Ginny Weasley до 02/01
Охота на волков - Muriel Prewett до 11/01
Крепость держат не стены, а люди - Bellatrix Lestrange до 12/01
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 28 января 1997 года » 28.01.97: Отзвуки житейской мудрости


28.01.97: Отзвуки житейской мудрости

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ОТЗВУКИ ЖИТЕЙСКОЙ МУДРОСТИ
http://se.uploads.ru/QdkOg.jpg

Участники эпизода в порядке очередности: Harry Potter, Minerva McGonagall
Краткое описание эпизода: Гарри получил последнее послание от бывшего директора, но вопросов появилось еще больше, чем ответов. Не желая больше терять ни минуты зря, он обращается к единственной из взрослых, кому еще может полностью и без оглядки доверять. Минерва МакГонагалл всегда готова дать своим студентам добрый совет и помочь разобраться в сложных вопросах.
Дата, время и место: 28.01.97, утро. Кабинет трансфигурации (перед началом уроков).
Рейтинг эпизода: PG-13
Возможность участия "Перста Судьбы": нет
Тип квеста: личный

+3

2

Несмотря на все невзгоды время идёт вперёд. Чтобы не происходило, чтобы не случалось, оно никогда не останавливается. Лишь на уровне ощущений. Лишь как восприятие. Но в минутах всегда шестьдесят секунд.

Лучше всего от тяжёлых мыслей спасает работа. Она помогает двигаться вперёд вместе со временем. Вторник. Ещё вчера в это время все готовились проститься с директором Хогвартса. Но уже сегодня, оставив это позади, все они сделали шаг вперёд. Начали двигаться дальше, оставив печаль позади. Они живы и их удел жить.

Профессор МакГонагалл собиралась отправиться в Большой зал, куда ученики и остальные преподаватели подтягивались на завтрак. Она собиралась с особой холодной педантичностью, скручивая волосы в тугой пучок, закрепляя седые волосы серебряными шпильками, теряющимися в серебре волос. Сегодня решалась судьба школа и мысли были заняты этим. Кто станет новым директором Хогвартса? Признаться, в отличии от большинства своих коллег, Минерва не была уверена в том, что именно она займёт кресло директора. Нет, женщина не стремилась к власти: ее элементарно страшила мысль, кто же возьмёт шефство над школой? Темное время. Сейчас возможны даже самые неожиданные решения.

Школе нужен человек, который в первую очередь будет думать о школе и ее обитателях. Для Хогвартса одинаково страшна участь увидеть в кресле директора как ставленника Министерства, так и приспешника Тёмного Лорда. Один сделает из Хогвартса очередное поле для политических разборок, другой начнёт производство последователей Того-Чьё-Имя-Не-Стоит-Произносить. Но сейчас уже ничего не изменишь. Нужно просто ждать, когда решение будет принято.

Надев на голову остроконечную шляпу, профессор МакГонагалл направилась к выходу из кабинета, но, не успев открыть дверь, услышала стук неожиданного утреннего визитера.

Отредактировано Minerva McGonagall (2016-11-13 18:26:04)

+4

3

Поттер испытывал к профессору МакГонагалл чувство глубокого уважения. Декан Гриффиндора, несмотря на всю строгость, казалась Гарри одним из самых адекватных и разумных людей Хогвартса. В глубине души он даже понимал, что все полученные от МакГонагалл наказания были вполне оправданы. Что там говорить, Поттер нередко становился участником событий, выходящими за нормы поведения школы.
Но сейчас дело было совсем не в том, что Гарри в очередной раз нарушил правила и теперь шел к профессору с повинной. Разговор предстоял более чем серьезный. Да и какие могут быть несерьезные разговоры в такие времена. Поттер очень рассчитывал если не на поддержку МакГонагалл, то хотя бы на то, что она даст пусть даже завуалированный совет. Дамблдор обладал подобной склонностью, а еще прекрасно умел закрывать глаза на некоторые выходки золотой троицы. Поддержит ли профессор Трансфигурации эту традицию? В глубине души, а может даже не в глубине, Гарри мечтал, что МакГонагалл станет новым директором Хогвартса. Это значительно облегчило бы жизнь ему, да и многим другим.
Перед тем, как постучать в дверь кабинета, Гарри засомневался. Какое-то время он простоял, уставившись на дерево, причудливая текстура которого украшала дверь. Решительность просыпалась в Поттере только в те моменты, когда ситуация предполагала немедленные действия. А сейчас он вполне мог отложить разговор на несколько часов. Сделав глубокий вдох и взяв себя в руки, гриффиндорец все же постучал в дверь, затем легонько толкнул ее и заглянул в кабинет. Похоже, МакГонагалл собиралась куда-то идти.
- Простите, профессор, - смущенно сказал Гарри, откашлялся и заговорил громче. - Я не хотел отвлекать Вас, но мне нужно поговорить с Вами.
Поттер прошел в кабинет и после короткой паузы продолжил.
- Я знаю, что с Вами уже говорила Гермиона, но мой разговор касается немного других вещей, в частности того, что я узнал уже после смерти профессора Дамблдора.
Имя Дамблдора за эти дни приобрело еще более сильный эффект. Гарри даже стал бояться произносить его. Во-первых, парень все еще чувствовал горечь. Во-вторых, подозревал, что разговор сразу же будет не из легких. А в-третьих, имя будто кричало о том, что речь пойдет о новых загадках.

+4

4

Многие люди после своей кончины оставляют неразрешенные и неразрешимые загадки. А такие великие люди как Альбус Дамблдор оставляют их очень и очень много. Профессор МакГонагалл прекрасно понимала, что еще продолжительное время она, орден феникса, весь магический мир будут решать то, что оставил после себя Альбус. Несмотря на то, что многие воспринимали его как путеводную звезду, он ей не был. Он никогда никого не брал за руку и не вел к цели. Он создавал условия, в которых цель становилась ясна, а путь к ней виден и человек все делал сам. Но, тем не менее, лишившись Альбуса Дамблдора, очень многие в этом мире растерялись. Что делать дальше? Вопрос грузом лег на плечи многих и многих волшебников и волшебниц. Поэтому визит Гарри Поттера, заговорившего о вещах, которые оставил после себя Альбус, не удивили Минерву. Это было ожидаемо. Как само собой разумеющееся.

- Ничего страшного, мистер Поттер, - откликнулась женщина, отходя в сторону, давая студенту пройти внутрь кабинета. Дверь позади него с тихим хлопком закрылась.

Профессор медленно прошла мимо своего студента, заходя за свой стол и усаживаясь на самый обычный стул, коих было много и который был таким же жестким и неудобным, как и все остальные. Жестом руки декан Гриффиндора предложила Поттеру присесть напротив. Женщина была спокойна, а внимательный взгляд был устремлен на гриффиндорца, побуждая его продолжить разговор.

- О чем именно Вы хотите поговорить со мной, мистер Поттер? - мягко спросила профессор МакГонагалл, искренне желая помочь студенту, равно как и искренне сочувствуя ему: Дамблдор слишком часто и слишком многое возлагал на этого мальчика. С самого рождения Гарри Поттера Альбус определил его судьбу. В тот день, когда бывший директор Хогвартса оставил маленького мальчика на пороге дома людей, которые никогда не любили своего племянника, Минерва была несогласна с Альбусом, какие бы мотивы он ни преследовал. От всего не спасти и не защитить. С другой стороны, окажись Гарри Поттер в другой, любящей семье неродных ему людей, смог бы он вырасти таким, как сейчас? - Альбус что-то оставил Вам?

Одна из тех вещей, которых опасалась Минерва МакГонагалл. Многие люди после своей кончины оставляют неразрешенные и неразрешимые загадки. А такие великие люди как Альбус Дамблдор оставляют их очень и очень много и людям, жизнь которых после решения этих загадок может кардинально измениться.

+7

5

Профессор похоже не сердилась. Поттер неуверенно улыбнулся и поплелся к учительскому столу. Кажется, именно этого от него сейчас и ждали. Вообще это чертовски приятно - знать, чего от тебя ждут. Жаль, что профессор Дамблдор не слишком радовал людей подобными ощущениями.
В очередной раз задумавшись, Гарри не заметил выступающей в проход ножки стула, споткнулся и пролетел вперед словно подвыпивший конь несколько метров, затем выправился, задержал дыхание и виновато посмотрел на МакГонагалл.
- Извините, - после этого гриффиндорец подошел к столу, за которым обосновалась профессор, и уселся на указанный стул.
- Понимаете, - начал Поттер, от волнения провел рукой по растрепанным волосам и, когда опускал руку, задел какие-то листы пергамента. Один из них попытался упасть, но Поттер успел схватить его и нервно вернуть на место.
- Извините... Еще раз, - Гарри мысленно отругал самого себя. Обычно в "золотом трио" Рон - король грации, но сегодня Гарри в отсутствие друга видимо решил узурпировать трон, а накануне на всякий случай попросил Невилла провести ему лекцию для начинающих любителей наталкиваться на ни в чем неповинные вещи.
Как только все вроде бы нормализовалось, Поттер положил руки на колени и твердо решил не шевелить ими до конца беседы.
- Ну так вот... - гриффиндорец вспомнил, зачем пришел. Но он был неуверен в том, насколько детально ему следует посвящать профессора МакГонагалл в оставленные Дамблдором воспоминания. - Да, он оставил мне... В общем это долгая история, но заканчивается она тем, что я должен, как бы странно это не звучало, узнать побольше о темной магии...
Поттер почти испуганно посмотрел на МакГонагалл. Да за такие слова он мог вылететь из Хогвартса, не успев и пары слов сказать. Темная магия ему понадобилась, видите ли.
- Я не смогу дальше следовать какому-то видимо существующему плану профессора Дамблдора, если не узнаю, какой именно магией Том Риддл интересовался особенно, когда был студентом. А Вы учили его, профессор?
На этот раз взгляд Гарри был полон надежды. Может ему не придется идти к Слизнорту и пытаться узнать у него то, что тот явно не захочет рассказывать.

+5

6

Грохот стула, шелест листьев – мистер Поттер явно нервничал, добираясь до предложенного ему стула, цепляя все, что попадалось ему на пути. Минерва смотрела на Гарри… именно смотрела: не наблюдала, не присматривалась, она смотрела на него чутким, терпеливым взглядом, когда хотят яснее слов сказать, что готовы внимательно выслушать и дать совет, если будет необходимо. Таким взглядом побуждают успокоиться, расслабиться и начать разговор. Было видно, что слова даются Гарри тяжело, что он не знает, с чего начать. Профессор МакГонагалл молчала, дожидаясь, когда студент перейдет к сути вопроса, который привел его этим утром к своему декану. Рассказ звучал несколько путанно, но одно из заявлений мистера Поттера – весьма странная вещь, заставившая Минерву удивленно приподнять бровь и поджать губы. Не в укоре – в удивлении.

- О Темной Магии, мистер Поттер? – переспросила женщина, словно бы не расслышав студента. – Что Вы хотите этим сказать? – было видно, что гриффиндорец не шутит и не ради праздного интереса произносит подобные вещи, но… - Боюсь, мистер Поттер, Вам все-таки придется рассказать мне все с самого начала, – вздохнув, профессор Трансфигурации вынула из рукава мантии волшебную палочку и, изящно взмахнув ей, отправила стопки бумаги, помешавшей мистеру Поттеру расположиться с комфортом за столом, на соседнюю тумбу, где они начали сами разбираться по нужным разделам, а некоторые листы бумаги, понимая, что они здесь ни к чему, с тихим треском мялись в комок и, прыгая как мячики, отправлялись в корзину для бумаги, стоящую рядом с потухшим, кажущимся мрачным, камином. – Нет, мистер Поттер, я не была преподавателем мистера Реддла, – декан Гриффиндора выразительно взглянула на своего студента поверх своих очков. – Он старше меня на девять лет, – могло показаться, что женщина улыбнулась уголками губ, хотя, наверное, так оно и было. – Чаю? – предложив горячий напиток, Минерва вновь взмахнула палочкой, вызывая уже закипающий чайник из стенного шкафа, который, весело гремя крышкой и пыхтя паром, разлил чай по небольшим простым белым чашкам. – Темная магия – не шутки, мистер Поттер. Тот-Кого-Нельзя-Называть изучал многие области магии, как Вы верно отметили, преимущественно темной, и Вы можете сами видеть, что с ним в итоге стало. Поэтому прошу Вас все-таки рассказать мне более подробно, зачем Вам погружаться в ту область магии, от которой профессор Дамблдор, как мне кажется, все эти года пытался Вас уберечь?

Любопытство не порок, но его надо держать в уезде. Так любил повторять Альбус и в этом он был прав. Даже праздное любопытство может повлечь за собой большие проблемы. За любое волшебство мы платим какую-то цену. И самая высокая цена у темной магии. Гниющие души, несчастные жизни – темнота проникает в кровь подобно яду. Поначалу она пьянит, дурманит, но, когда ты осознаешь, какую цену платишь за эту силу, становится уже слишком поздно. Впрочем, если осознаешь. Ни Гриндевальд, ни Темный Лорд этого так и не осознали. И приоткрывать завесу, демонстрируя Темную магию студенту, слишком опасно. Неразумно. Без веской причины Минерва ни за что не позволит этого.

+5

7

Кажется, сегодня Поттеру все-таки не грозило схлопотать наказание. У профессора МакГонагалл либо было хорошее настроение, либо отсутствовала предрасположенность усложнять студентам и без того сложную жизнь. Гарри склонялся ко второму. Как настроение можем быть хорошим после всего того, что случилось?
Когда гриффиндорец, наконец, вошел в гармонию с окружающими предметами, перед ним уже стояла чашка чая. Поттер уставился на нее так, словно в жизни своей не видел ни чашки, ни чая.
Спасибо, - почти не открывая рта, процедил он. Правда к напитку Гарри не притронулся. Он боялся, что любое лишнее действие окончательно собьет его с мысли, и без того ускользающей каждую секунду.
Профессор делала все, чтобы Поттер немного успокоился и пришел в себя. Удалось. Гарри выдохнул и почувствовал себя легче. В конце концов МакГонагалл всегда отличалась тем, что смотрела на мир трезво. Она была строгой, но справедливой. С чего бы это ей сердиться на Гарри, когда он нуждается в поддержке, и это ясно каждому, кто не испытывает к Поттеру ненависти.
- Извините, - в который раз произнес это слово гриффиндорец. - Мне не пришло в голову посчитать года.
На самом деле Гарри не имел ни малейшего понятия о том, сколько лет профессору МакГонагалл. По магам вообще тяжело сказать, какого они возраста. А преподаватель Трансфигурации казалась такой неотъемлемой частью Хогвартса, что могло создаться впечатление, что она преподавала здесь всегда. Гриффиндорец надеялся, что не обидел своим предположением декана.
Реакция на желание разузнать о темной магии была вполне естественной. Чего уж тут ждать еще?
- Я понимаю, что Темная магия - это не шутки. Но вы же не будете бороться с болезнью, не зная, что эта болезнь из себя представляет.
От собственных слов Гарри впал в ступор. Вот уж чего ему сейчас не хватало, так это каких-то заумных сравнений. Что это он?
- Я пошутил... - быстро оправдался Поттер. - Просто профессор Дамблдор оставил мне... воспоминание. Из него я понял лишь то, что Том Риддл, когда учился в школе, очень интересовался какой-то очень сильной магией. Из всего следует, что магия была из разряда Темной. Кажется, профессор Слизнорт должен знать об интересах Вол... Того-кого-нельзя-называть больше, чем остальные, потому что, кажется, именно его Том Риддл и спрашивал первоначально. Но я не могу вот так просто взять и пойти спросить профессора о том, что он рассказывал ученику 50 лет назад. Я слишком плохо знаком с профессором Слизнортом.
Гарри сделал паузу. Он в очередной раз представил себе, какой разговор может получиться, и понял, что ни к чему хорошему это не приведет. Слизнорт не казался ему храбрым, а в такие времена храбрость - это именно то, что нужно в любой ситуации.
- Вы ведь понимаете, что Темного Лорда нужно остановить, профессор. Вряд ли Дамблдор оставил бы мне это воспоминание просто так. Он ничего не делал просто так. Я должен раскрыть эту тайну, возможна, это поможет нам победить...

+5

8

Это было несколько странно. Поттер никогда раньше не приходил к профессору МакГонагалл за советом. В прочем, раньше был Альбус. А до этого были то Ремус, то Сириус. Либо же, конечно, Гарри просто понимал, что большинство его авантюр она бы пресекла на корню, потому и не приходил. Но теперь у него не было выбора. И от этого было грустно.

- Верно, мистер Поттер, но и заражаться этой болезнью я не буду, чтобы узнать, как с ней бороться, - без улыбки ответила профессор МакГонагалл, внимательно наблюдая за своим студентом. Она произнесла эту фразу до того, как Гарри продолжил, наконец-то озвучив именно то, что было важным.

Воспоминание, которое оставил ему Альбус. Не сказать, что это сильно удивило профессора трансфигурации. Она предполагала, что бывший директор Хогвартса сделает нечто подобное. Это было так на него похоже. Но, тем не менее, несколько обречённый и сожалеющий вздох профессор МакГонагалл не сдержала, опустив взгляд на сцепленные пальцы. Она не считала это правильным, как и ранее. Она никогда не одобряла того, что Альбус слишком много и слишком часто вовлекал Поттера в дела, которых школьник касаться не должен. Он потакал и никогда не пресекал. Именно поэтому каждый учебный год жизнь этого мальчика подвергалась опасности. Сколько бы она не боролась с его решениями, Альбус никогда не слушал и поступал по-своему. И даже теперь, покинув этот мир, Альбус Дамблдор продолжает влиять на жизнь мальчика-который-выжил.

- Да, я слышала, что еще будучи студентом, а студент он, к слову, был выдающийся, Том Риддл интересовался Темной магией, – спокойно произнесла Минерва. – Ранее правила школы несколько отличались от тех, что сейчас, мистер Поттер. Все книги, в которых содержится информация о каких-либо темномагических ритуалах или опасных заклинаниях, хранятся в Запретной секции, либо в личной библиотеке директора Хогвартса. Тогда же некоторые из книг были в общем доступе… видите ли, директор Диппет не считал неправильным узнавать новое, даже если это касалось такой области, как Темная магия. Да, он прав, знание – сила. Но Том Риддл не единственный случай, когда увлеченность Темной магией довела до беды, – вздохнув, профессор трансфигурации поджала губы и взяла в руки чашку с ароматным чаем, сурово наблюдая за студентом. – Пейте чай, мистер Поттер, он не отравлен, – произнесла декан Гриффиндора, заметив, что юноша так и не притронулся к своей чашке. – Гораций – сложный человек, – задумчиво продолжила женщина после непродолжительной паузы. – Но сперва позвольте узнать, мистер Поттер, воспоминание, которое Вам оставил Альбус, принадлежит самому профессору Слизнорту или оно принадлежит директору Дамблдору, который не расслышал разговор Горация и Тома Риддла? Это воспоминание полное или его корректировали? – деловито поинтересовалась профессор МакГонагалл, поставив чашку обратно на блюдце и внимательно посмотрев на Поттера.

+4

9

С МакГонагалл лучше не спорить. Это Гарри должен был давно уяснить. Вот и сейчас его попытки создать пару аргументов в пользу своего мнения разбились о железобетонную логику профессора Трансфигурации. К тому же эта женщина умела говорить так, что собеседнику сразу казалось, что он не прав, не прав и все тут. Хорошо что в словах профессора сейчас не было слышно ноток злости. Другой преподаватель мог бы и накричать за такие разговорчики. Да Поттер бы и сам на себя накричал в такой ситуации.
Профессор подчеркнула тот факт, что Том Риддл был выдающимся студентом. Гарри непроизвольно нахмурился. Он даже не знал, что вызывало в нем недовольство - тот факт, что Волдеморт - великий волшебник, или то, что ему, Гарри, об этом решили напомнить. Но возразить было нечего.
Кажется, МакГонагалл была настроена помочь. Это уже не могло не радовать. Иногда Поттеру казалось, что декан Гриффиндора и Гермиона - это один и тот же человек, только в разных... реинкарнациях чтоли. Эти две представительницы прекрасного пола обладали одной и той же, не слишком часто встречающейся способностью - уметь логически и трезво мыслить в любой ситуации. Профессор МакГонагалл сейчас задавала такие очевидные, вытекающие из обстоятельств вопросы, что Поттер мог только удивляться тому, почему не задал их раньше самому себе.
Парень машинально сделал глоток чая. Вообще-то пить ему не хотелось, но учитель велел выпить, значит, надо выпить. Это же профессор МакГонагалл, а не профессор Снейп. Из его уст слова о том, что напиток не отравлен, звучали бы подозрительно.
- Это было воспоминания не профессора Дамблдора, - после паузы сказал Гарри. Сейчас он смотрел в одну точку, куда-то в пол рядом со столом. Гриффиндорец изо всех сил старался сосредоточиться. - Очевидно это воспоминание профессора Слизнорта. Кроме него и Тома Риддла в комнате никого нет. Вряд ли профессор Дамблдор смог бы вытянуть воспоминание у Риддла... А что значит "корректировали"? Корректировали воспоминание? Такое вообще возможно?
Гарри посмотрел на профессора. Он не догадывался о том, что воспоминания можно корректировать. На всякий случай Поттер сделал еще один глоток чая.

+5

10

Минерва, будучи деканом факультета Гриффиндор, на котором учился мистер Поттер, и будучи заместителем директора Хогвартса, была в курсе частных встреч своего студента и своего начальника. Она никогда не лезла дальше того, что было положено знать именно ей. Любопытство не порок, но его нужно держать в узде. То, что Альбус оставил мистеру Поттеру воспоминание, говорило о том, что он хотел в чем-то разобраться, но не успел, либо же хотел, чтобы Гарри понял самостоятельно, с чем именно он имеет дело. Логику Альбуса всегда было непросто понять. Профессор МакГонагалл тяжело вздохнула, поняв, что студент не в курсе особенностей работы с воспоминаниями.

- Если б мне попало чье-то воспоминание, мистер Поттер, я бы первым делом постаралась узнать о работе воспоминаний самостоятельно, чтобы представлять, с чем именно я имею дело, – назидательно произнесла профессор, поджав губы и серьезно посмотрев на студента. – Видите ли, область работы с воспоминаниями очень сложная. Признаться, это не та сфера, в которой я являюсь профессионалом. С вопросом о том, что и как можно сделать с воспоминаниями, Вам лучше было б обратиться к профессору Снейпу, – добавлять фразу о том, что она прекрасно понимает, что к профессору зельеварения мистер Поттер совершенно точно не пойдет, декан Гриффиндора сочла излишним. – Давайте попробуем рассуждать логически, мистер Поттер. Я сомневаюсь, что Альбус извлекал из профессора Слизнорта воспоминание силой, значит, Гораций отдал его добровольно. Но, раз оно касалось Того-Чье-Имя-Лучше-Не-Произносить, вполне вероятно, что в воспоминании есть что-то, чем профессор Слизнорт делиться не хотел. Отказать он не мог, поэтому, извлекая воспоминание, он что-то в нем изменил. Если так, то это обычно заметно: меняются голоса, настроение беседы, возможно, корректируются цвета, какие-то атрибуты, положение беседующих – мало ли что. Если же с воспоминанием все в порядке, то оно идет, скажем так, гладко. Не скажу, что я часто сталкивалась с корректированными воспоминаниями, но прецеденты были, – вздохнув, женщина вновь отпила из чашки и, теперь уже пустую, отставила ее в сторону, где она, сверкнув тусклым светом, очистилась от остатков чая и самостоятельно левитировала в шкаф. – Зная Горация не первый год и раз Вы, мистер Поттер, пришли ко мне, я могу предположить, что воспоминание, которое директор Дамблдор оставил Вам, корректированное. Будь оно цельным, Вы с подобным недоумением не пришли бы ко мне, – некий намек на полу-улыбку мелькнул в уголках губ женщины.  - Просить Вас показать мне это воспоминание я не буду, но могу посоветовать Вам обратиться напрямую к Горацию. Мне кажется, у Вас должно получиться узнать у него правду. Либо все-таки обратиться к профессору Снейпу. Я слышала, что из скорректированного воспоминания можно сделать исходное, но, если честно, не могу заявлять об этом с уверенностью.

+6

11

Поттер внимал каждому слову профессора МакГонагалл. Легко ей было говорить... узнать самостоятельно. Речь не идет о повседневном интересе. Разобраться в новой информации нужно срочно, а на чтение книг могут уйти недели. У Гермионы, разумеется, времени ушло бы меньше, но у нее и без того проблем хватает. Ну да ладно.
Идея обратиться к профессору Снейпу приходила в голову Гарри и раньше, но даже профессор МакГонагалл наверняка понимала, что гриффиндорец обратится за помощью к грозному декану Слизерина только в крайнем случае. Неоднозначное мнение об этом человеке не позволяло Гарри, даже подготовившись к бесконечному сарказму, чувствовать себя спокойно и комфортно во время общения со Снейпом.
Пойти и поговорить с профессором Слизнортом все же казалось Поттеру планом получше. Вроде бы Слизнорт был неплохого о нем мнения, да и вообще гораздо легче шел на контакт. Интересно, догадывается ли Слизнорт о том, что Дамблдор сохранил его воспоминание не просто так, да еще и передал "по наследству" Гарри. Вполне возможно, что у него могла появиться подобная догадка, ведь он человек может и немного трусливый, но уж точно не глупый.
А вот то, что МакГонагалл сказала об исправленных воспоминаниях было, пожалуй, бесценно. Гарри задумался, пытаясь припомнить все, что видел. И правда, ведь не зря же ему показалось, что это воспоминание какое-то не такое. Не придав сразу значения мелким, несколько скомканным эпизодам, гриффиндорец теперь понимал, что возможно они явно свидетельствуют о том, что воспоминание корректировали. Слизнорт со своей боязнью за свою жизнь и безопасность вполне мог пойти на такое. Профессор МакГонагалл подтвердила подобную возможность, а она явно знает его лучше, чем Гарри, да и вообще неплохо разбирается в людях.
Поттер восхищенно и одновременно взволновано уставился на профессора Трансфигурации.
- Профессор, Вы мне очень помогли! - Гарри вскочил на ноги, новые идеи уже стаей кружили в его мозге. К счастью, на этот раз неуклюжий парень ничего не сбил. - Я думаю, мне все же лучше поговорить с профессором Слизнортом. Профессор Снейп очень загадочен. Он может выведать у меня все и начать разбираться в этом самостоятельно, а мне не оставить ничего.
Как только начать этот разговор со Слизнортом... Наверное надо подвести к теме издалека, нельзя вот так сразу в лоб, Слизнорт может испугаться.
Гарри уже прокручивал в голове все возможные варианты. Все же не зря он пришел к МакГонагалл. Хоть она и говорит, что не профессионал в области воспоминаний, она сказала Поттеру гораздо больше, чем он планировал. На душе у парня как-то сразу стало легче, и эта легкость в некотором роде вдохновляла его. Захваченный мыслями Гарри направился к двери, но остановился на пол пути, поняв, что ведет себя, мягко говоря, не вежливо.
- Извините, я задумался... - сказал он, обернувшись. - Спасибо Вам большое! Мне еще многое непонятно, но теперь я хотя бы знаю, в каком направлении двигаться. Думаю, профессор Дамблдор знал, что в сложных ситуациях я обращусь в Вам, и знал, что Вы всегда поможете мне. Еще раз спасибо и извините, если отнял у Вас слишком много времени.

+2

12

Минерва устало вздохнула. Энтузиазм мистера Поттера пугал. Женщина подалась чуть назад, когда юноша вскочил со своего места, будто бы ужаленный неожиданным открытием. Вздохнув, декан Гриффиндора поднялась вслед за своим студентом.

- Всегда пожалуйста, мистер Поттер. Постарайтесь только не нарушать школьные правила, – назидательно произнесла профессор МакГонагалл, строго посмотрев на своего воодушевленного студента, явно фонтанирующего какими-то идеями.

Пусть она и помогла ему, но на душе от этого не стало спокойнее. Наоборот. Женщина понимала, что то, что оставил после себя Альбус, принесет немало забот не только мистеру Поттеру, но и всем, кто окажется рядом. Это будет опасно, хлопотно и наверняка повлечет за собой нарушение едва ли не всех правил. Сложный, непонятный человек – Альбус Дамблдор, заслуживший невероятное уважение. Он умер всего несколько дней назад, но его дух все еще витает здесь. Он в каждых мелочах, он во многих действиях, поступках – он все равно остается здесь, проникнув глубоко в сердца людей и камни этой школы. Весь воздух пропитан его идеями, его стремлениями и его желаниями. Это можно принимать, можно ненавидеть, но, как бы ты не боролся, все равно будешь поступать так, как того хотел бы Альбус. Мистер Поттер прав: профессор Дамблдор знал, что в сложной ситуации он придет именно к ней, Минерве. Альбус знал это и пользовался этим нещадно. Устало вздохнув, профессор трансфигурации вышла из-за стола и пошла по направлению к двери.

- Будьте осторожны, мистер Поттер, – несколько дежурно и обыденно произнесла Минерва, умело скрыв волнение в голосе. – Вам лучше поспешить – уроки сейчас начнутся, – отворив дверь, она посмотрела долгим взглядом на шестикурсника, который, наверное, должен был бы думать о квиддиче и красивых девушках, но никак не чужих воспоминаниях, связанных с самым опасным волшебником современности. Это неправильно и это печально. Но, к сожалению, непоправимо и неизбежно.

+3


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 28 января 1997 года » 28.01.97: Отзвуки житейской мудрости


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC