Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - Ginny Weasley до 02/01
Охота на волков - Muriel Prewett до 11/01
Крепость держат не стены, а люди - Bellatrix Lestrange до 12/01
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » Эпизоды прошлого » 17.01.97: Грядущее - скрыто, на прошлом - туманы


17.01.97: Грядущее - скрыто, на прошлом - туманы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ГРЯДУЩЕЕ - СКРЫТО, НА ПРОШЛОМ - ТУМАНЫ
http://i10.pixs.ru/storage/2/2/6/250x103tum_8063054_20344226.gif

Участники эпизода в порядке очередности: Albus Dumbledore, Sarafine Munter
Краткое описание эпизода: История имеет свойство повторяться. Ведь прошлое не умеет оставаться в прошлом. «Темный Лорд вернулся!» кричат заголовки газет. А старый волшебник в очках полумесяцах и остроносых сапогах совершенно спокойно и неспешно бредет по улице, пожевывая лимонные дольки. Каждый ведет свою войну, и он не исключение. Но для этой войны Альбусу Дамблдору, испачкавшему свою седую бороду в крупицах сахара с любимого лакомства, нужно не оружие, а новый союзник. К которому, в общем-то, директор Хогвартса и отправляется…
Дата, время и место: 17.01.1997 года, вечер. Скандинавия.
Рейтинг эпизода: PG-13

+1

2

В мире нет неизменных вещей, ведь все течет и все меняется. Впрочем, стоит признать, что идеи могут быть вечными, ведь именно поэтому истории имеют свойство повторяться. Кажется, не было этих пятнадцати лет затишья, потому что старые идеи и старые стремления вновь воскресли – вспыхнули подобно яркой звезде на черном небосводе. Печально, что звезда эта – предвестник бед. Темный Лорд вернулся. Страшный приговор.
Несмотря на тяжелые думы, что наполняли седовласую голову пожилого волшебника, уголки губ, обрамленных старческими морщинами, были приподняты в неопределенной полуулыбке, а взгляд ясных глаз поверх очков-половинок был спокоен. Альбус Дамблдор шел по мрачной улице в одном из городов холодной Скандинавии, шурша пакетиком с лимонными дольками. Пришла пора навестить старого друга, хотя, стоило признать, что старый друг уже давно умер и оставил после себя лишь свою внучку, к которой, в общем-то, директор Хогвартса и направлялся. Место, где жили люди, с которыми он дружил, с которыми воевал и на которых он мог все-таки положиться.
Тяжелые времена настали для всего магического мира. Шармбатон подвергся нападению. Дурмстранг присоединился к Темному Лорду, а несогласные подверглись пыткам и гонениям. В этот раз война приняла другой оборот – более темный, более жестокий, стремительный. Даже магглы ощущали творящиеся в мире перемены. Теперь это были не единичные нападения на простой люд, а массовое истребление. Бешеные псы Волдеморта сорвались со своих цепей.
Пожиратели Смерти подняли руки на оплоты знаний. Они разрушили школы, убили их директоров, пытали детей и их родителей. Хогвартс стоял, но и ему нужна была защита. Тем более теперь. Взгляд Альбуса задержался на почерневшей руке с перстнем на пальце. Его собственный страшный приговор.
Пожилой волшебник остановился перед тяжелой резной деревянной дверью, осматривая зачарованный дом. Спрятав пакетик с лакомством в одном из карманов мантии, Альбус Дамблдор легко постучал дверным молотком в форме кольца дракона.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+1

3

Темные глазницы окон были занавешены плотными шторами. В небольшой, даже скорее маленькой гостиной царил густой полумрак, в углах становившийся плотнее и тяжелее. Пламени камина не под силу было разогнать эту темноту, но тепла в комнате было в избытке. Напротив камина, в кресле с высокой спинкой вполоборота сидела женщина, облик ее был скрыт тенями и длинными черными волосами, которые обрамляли лицо, лишь свободно свисающая с подлокотника кресла, тонкая изящная кисть, позволяла судить о том, что женщина вероятнее всего была молода.
Обстановка гостиной была довольно невзрачной, начисто лишенная изящества и какого бы то ни было намека на единство предметов мебели, находящихся тут. Все было просто и функционально - тот необходимый минимум, который нужен тогда, когда не хочешь привлекать излишнее внимание или когда владелец такого нехитрого обихода привык обходиться малым.
Сторонний обыватель, узрев подобное и предположить бы не мог, что молодая женщина, сидевшая в кресле, могла позволить себе все и даже больше - то  о чем многие благородные дома не могли и мечтать, но Серафина Мантер, а это была именно она, принадлежала к той породе людей, которая могла обходиться минимумом даже обладая огромным состоянием и возможностями.
Прожившая всю жизнь в этих местах или местах приближенных, она ненавидела зиму, снег и холод, приход зимы для нее всегда был неприятен, Короткие дни и длинные ночи, наполненные завываниями ветра и скрежетом снега по оконным стеклам, метелями - все это погружало Серафину в угрюмое состояние, тогда на гладком лбу волшебницы пролегала вертикальная морщинка, которая красноречиво свидетельствовала о том, что зиму она не полюбит никогда.
Этой зимой у нее была масса времени на размышления, смерть Каркарова пусть и внезапная, но до обреченности неизбежная, ее уход из Дурмстранга, а теперь вот падение Шармбатона. Не надо было обладать даром предвидения, что бы понимать, что происходит. Впрочем из всего произошедшего ее волновала только смерть Игоря. Едва ли не в первые в своей жизни она ощутила чувство потери острое и неизбежное, как клинком полоснувшее по душе. Что их связывало? На этот вопрос она не находила ответа. Что родственного могло быть между такими разными по характеру людьми, людьми, которые даже в молчании вели свой диалог. Сторонний наблюдатель мог принять это за любовь, но нет, сердца этих двоих были холодны к друг - другу. Возможно это было какое-то понимание. Так или иначе со дня смерти Каркарова, Серафина не пролила и слезинки, она вообще никогда не плакала. Она не тосковала, не вспоминала его ежечасно, не скорбила, просто где-то в самом уголке ее души поселилась пустота, которую ничем не заполнить. Эта пустота, как напоминание будет с ней всегда и Серафина как-то сразу смирилась с этим, как с неизбежностью. В силу своего характера, она никогда не стремилась изменить того, что изменить нельзя. так получилось и на этот раз.
Бокал с подогретым вином стоявший на низком столике, уже порядком остывший, вновь наполнился теплом и она поднесла его к губам, сделала глоток, пальцы перелистнули страницу книги, которая лежала на коленях, глаза забегали по строкам. Стук в дверь не застал Серафину врасплох, маленький домик был окружен защитными заклинаниями(Felinis), тот кто пересекал их не мог подобраться незамеченным. Этот маленький домик на отшибе маггловской деревни не привлекал внимания, что ж Игорь когда то пытался спрятаться в таком же, это ему мало помогло.  Однако, Серафина была уверена, что сюда не пожалуют ни Темный Лорд, ни его приспешники, она не боялась и не опасалась, но все же никто не отменял осторожности. Серафина прекрасно видела ту грань, где осторожность граничит с безрассудством, а безрассудной она не была.
Стук железного кольца о металл, волшебница поднялась, длинная тяжелая юбка зашуршала о ее колени, дощатый пол чуть глушил звук шагов. Она развернулась в сторону двери и направив на нее палочку быстро прошептала заклинание: - Involio Magicus! Так же движением палочки она распахнула дверь, холодный воздух тут же ворвался в гостиную взметнув юбку Серафины и захолодив щиколотки.
Тонкая бровь молодой женщины изогнулась при виде того, кто стоял на пороге - Альбус Дамблдор? В ровном с едва заметной хрипотцой голосе Мантер скользнуло удивление, но она не спешила впускать старого волшебника в дом. Пожиратели смерти могли принять любой облик и никто не отменял осторожности, она сжала палочку - Veritas! Назови имя данное тебе при рождении!Произнося это, Мантер подобралась, как кошка перед прыжком.

Заклинания

Veritas - Заклинание правды. При его использовании человек вынужден говорить в ответ на задаваемые ему вопросы только правду. Это специальная модификация проклятия подвластия. Тот, к кому оно применено, чувствует, словно железные крюки врезаются ему в грудь. Попытка солгать отзывается мощнейшей болью. Кроме того, это заклинание склоняет человека к неимоверной болтливости.
Felinis  -Устанавливает защиту от нападения в виде воображаемой черты. Любое проникновение через нее становится известно накладывавшему.
Involio Magicus - Возводит магическую стену против крупных заклятий

+2

4

Бдительность. То, о чем каждую минуту твердит Аластор Грюм, действительно бывает полезным. Особенно в тех случаях, когда ты приходишь к кому-то в гости без приглашения. Губы старика явили приглушенному свету из дома спокойную улыбку. Альбус Дамблдор, помятуя о привычках своего старого друга, предусмотрительно сделал шаг в сторону, уходя с пути направившегося в его сторону заклинания. Он улыбался по-доброму девушке, решившей поприветствовать его таким способом. Все-таки горячая кровь в таких холодных местах символизирует жизнь.
- Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, – с легким вежливым полупоклоном представился Альбус, переплетя пальцы рук и опустив их перед собой. – Смотрю, моя дорогая Серафина, Вы переняли привычку своего деда, – с тихим старческим смешком подметил Альбус, хитро стрельнув глазами в девушку, а затем посмотрев на припорошенный куст гортензии, в который угодила заклинание правды. – Хотя, Ваш дед пускал в меня сразу Круциатус. Впрочем, теперь этот цветок никогда не сможет солгать, – как бы между прочим обронил волшебник, возвращая свое внимание к той, в чьей дом он пришел незваным гостем. – Вы выросли и похорошели, Серафина. Помнится, я видел Вас в последний раз, когда Вы пытались съесть садовых слизней с куста мандрагоры на заднем дворе дома Вашего деда, – задумчиво произнес Дамблдор, поглаживая седую бороду, всего на мгновение отправившись в прошлое. Признаться, не такое далекое, как могло бы показаться на первый взгляд. – С Вашего позволения, дорогая Серафина, я не буду пускать в Вас заклятия, – все с той же спокойной и вежливой улыбкой продолжил директор школы, - я вижу, что Вы именно та, за кого себя выдаете.
Сейчас, смотря на девушку перед собой, Альбус видел в ее глазах тени прошлого. Светлого, темного – сейчас это уже не важно. Эта девочка была чиста. Она еще не запятнала себя грехами и не переняла грехи своих родственников, с которыми Альбус пусть и был дружен, но встал по разные стороны баррикад. Что поделаешь, разные взгляды на жизнь – разные пути в этой жизни.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+1

5

Серафина не поддержала смешок Дамблдора, на ее лице не было и намека на улыбку, - Осторожность спасла не одну жизнь, кому, как не Вам знать об этом? Она качнула головой, убирая за спину длинные пряди черных волос. - Полагаю, что у него были на это все основания, он никогда и ничего не делал просто так - ответила она в упоминание о своем деде. - И смею уверить Вас, с тех пор я не ем садовых слизней, - с этими словами волшебница отступила на пару шагов, освобождая пространство, что бы старый волшебник мог войти. - Думаю, что Вы пришли сюда  не ради бесед о моем покойном родственнике? Мантер склонила голову на бок и чуть прищурила глаза, - входите же.
Она отступила еще дальше в комнату. не спуская изучающего взгляда с Альбуса, терзаемая мыслями о том. что понадобилось от нее этому старому волшебнику, которого ее дед при каждом удобном случае костерил на чем свет стоит.  Что до самой Мантер, то она не испытывала в отношении Директора Хогвартса ровно никаких эмоций. Ее интересовало то, зачем он пришел, что ему нужно. По словам ее деда, Дамблдор был не так прост, как хотел казаться. Милый старик, любитель лимонных долек, в их семье никогда не ели лимонные дольки, дедово неприятие перекинулось даже на лакомство. Меньше всего на пороге этого дома она ожидала увидеть именно его. Даже посланники Темного Лорда удивили бы ее куда меньше.
Дверь захлопнулась отделяя людей в комнате от холода и ветра снаружи. Серафина развернулась, тяжелая юбка прошуршала по полу, - Присаживайтесь, Мантер кивком головы указала на такое же кресло, стоявшее рядом с ее собственным. Кресла были развернуты к друг - другу так, что бы собеседникам было комфортно беседовать, Серафина подошла к своему, - я могу предложить Вам вина?
- Что с Вашей рукой? Не меняя голоса, который звучал почти обыденно, поинтересовалась Мантер, от внимательного взгляда которой не укрылось увечье руки старого волшебника. Она задала этот вопрос, как нечто посредственное, что было продолжением вежливого вопроса о предложенном напитке или продолжением разговора о погоде. Она скользнула по почерневшей кисти быстрым взглядом, как - будто оценивая урон, потом снова вернулась на лицо собеседника. - Так что же привело Вас сюда? В воздухе по движению палочки, материализовался еще один бокал, наполненный подогретым вином, он настойчиво вился около Директора Хогвартса в ожидании, когда старый волшебник протянет руку. Свой бокал с вновь подогретым вином она просто взяла с низкого столика и присела в кресло, - является ли его рука одной из причин, что привела его сюда? Что еще? Падение Шармбатона? Ей было интересно, зачем этот человек пришел сюда, как он нашел ее?

+2

6

Дети растут и незаметно для них самих перенимают привычки и манеру поведения своих близких. Своего окружения. Серафина была копией своего деда, но уведомлять ее об этом пожилой волшебник не стал, принимая приглашения и входя в уютно обогретый камином дом. Минимализм и аскетизм. Да, Мантеры никогда не кичились своим состоянием. Впрочем, Альбус обычно списывал это не на природную скромность, а на издержки холодного нрава. Огонь, который, казалось бы, бушевал внутри каждого представителя этого семейства, был удивительно ледяным. Как зимы, которые царили в этих краях. Вот и сейчас, глядя на молодую девушку, ощущаешь на своей коже лед.
Альбус, оправив мантию, опустился в предложенное кресло и принял бокал подогретого вина, которое было очень кстати: уж стоит признать – на улице было достаточно прохладно и даже великий волшебник слегка замерз, о чем свидетельствовал оттаивающий горбатый нос, который директор Хогвартса весьма изящно и слегка сконфуженно утер накрахмаленным платочком с вышитыми на нем инициалами. Взгляд сам собой опустился на черную, почти обугленную руку, сжимающую бокал.
- Иногда очень сложно удержаться от соблазнов, моя дорогая, – спокойно, с нотками сожаления произносит Альбус, приподнимая уголки губ в слегка печальной улыбке. – Это действие страшного проклятия, – после небольшой паузы, наполненной тягучей задумчивостью, все-таки отвечает Дамблдор, удерживая бокал двумя пальцами и выпрямляя остальные, словно бы демонстрируя руку заинтересовавшейся его увечьем девушке, которая, в прочем, пыталась скрыть свой интерес, куда более озабоченная причиной его прихода. – Северус… гениальный зельевар, стоит признать, смог притормозить действие проклятия, – спокойствие: вот то единственное, что было в голосе пожилого волшебника, почти признавшего вслух то, что он вскоре умрет. Впрочем, понять это достаточно сложно – проклятия бывают разными, а госпоже Мантер пока не стоит знать всех нюансов. Всему свое время. Всему свое время… - Я хотел бы пригласить Вас преподавателем в Хогвартс, – без лишних предисловий произнес Дамблдор, делая небольшой глоток горячего напитка. – Преподавателем Защиты от Темных искусств.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+2

7

Серафина внимательно слушает о чем говорит старый волшебник, то что его рука изувечена по причине некоевого проклятия, кому как ни ей было доподлинно известно, что такое можно получить только наложением сильных чар. Она отпила горячего вина, которое тут же отозвалось приятным теплом в желудке. Она опять, по привычке склонила голову набок, прищурив глаза словно зрение чуть подводило ее, - не сомневаюсь, что мистер Снейп прекрасный зельевар, но полагаю вам-то доподлинно известно, что это не остановит действие такого сильного проклятия, она красноречиво вновь посмотрела на руку Альбуса Дамблдора, -  что бы там ни было, это не остановить даже сильнодействующим зельем. Она вновь отпила из бокала, пристально всматриваясь в директора Хогвартса поверх его края. Он был спокоен, даже скорее покорен судьбе. Серафина размышляла, сколько ему еще осталось, прежде чем это проклятие окончит его жизнь.  - Кто столь тверд, чтобы устоять перед соблазном? Как правило, тот кто соблазняет, знает наши слабости и играет на них. Иногда нет иного пути кроме того, куда ведет путь соблазна. Мантер произнесла это не изменившимся голосом, голосом лишенным сочувствия или какого - либо сопереживания, не выражая того, что поняла истинный смысл оброненной волшебником фразы. Ей было все равно, она не испытывала к нему жалости, но уважала его за спокойствие и внутреннюю силу о которой не раз говорил ее дед, за ту силу духа, которой ему самому не хватало и которой он отчаянно завидовал, хоть и никогда не говорил об этом напрямую. Теперь она отчетливо поняла, что приход Дамблдора, его увечье, падение Шармбатона, лояльность Дурмстранга, вставшего под знамена Темного Лорда - все это связано с сегодняшним визитом. Впрочем, вскоре она получила ответы на свои вопросы.
То, что она услышала секундами спустя, заставил ее расхохотаться, неприлично громко, запрокинув голову назад - Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, вы отдаете себе отчет в том, что предлагаете мне? Мне наследнице семьи Хафтанга Мантера, преподавателю Темных Искусств в Дурмстранге, женщине, у которой, если верить слухам была связь с Игорем Каркаровым на протяжении многих лет! Она отсмеялась,  -  нет, право, весьма неожиданное предложение, меня сложно удивить. но Вам удалось. Хотя кому как ни мне, изучившей Темное искусство вдоль и поперек не знать защиту от него же. Это как схватить себя же за хвост. Она закинула ногу на ногу и глубже откинулась в кресло, снова пристально впиваясь в лицо Дамблдора цепким холодным взглядом, от былого смеха не осталось и следа. - Вы отдаете себе отчет, какой общественный резонанс вызовет это назначение, если я дам свое согласие. Она вновь отпила из бокала, вино чуть поостыло, но все равно вновь приятно разлилось по венам, - скажите мне, на чем основан ваш выбор? Почему именно я, есть другие, которые несомненно более придутся ко двору. Так в чем моя особенность?

+1

8

Люди многолики и многогранны. Важно понимать это и успевать замечать – тогда красота людской натуры, красота мира всегда будет перед глазами. Альбус Дамблдор прожил немало дней в этом мире и мог позволить себе считать, что видит людей. Не знает, но видит их – все их оттенки, ведь именно это помогает ему в реализации всех его планов. Аберфорт называет его эгоистом. Но разве можно назвать эгоизмом понимание людской сущности и черт их характеров? Всего на мгновение, но Альбусу удается врывать из ледяного плена этой девушки смех, найти что-то живое в неживом – спрятанное глубоко, чтобы никто этого не нашел. Ее смех – издевка, но любая издевка – это уже не лед.
- Я уже слишком стар, чтобы верить слухам, – тихо и спокойно произносит Альбус, когда Серафина, отсмеявшись, вновь стала холодна и неприступна. - Вы сами только что дали ответ на свой вопрос: особенность Ваша в том, моя дорогая Серафина, что кому, как ни Вам, изучившей Темные искусства вдоль и поперек, не знать защиту от них же, – с легкой полуулыбкой повторил слова девушки Дамблдор, вновь отпивая горячего вина из бокала. – Резонанс действительно возможен, но меня часто в чем-нибудь обвиняют, – с тихим смешком подметил директор, махнув рукой, - я смогу это пережить.
Пожилой волшебник как-то по-старчески причмокнул губами. На его усах у самых губ заблестели алые капли вина, которые он, стараясь делать это, естественно, незаметно, слизнул языком. Несмотря на всю холодность Серафины, Альбус чувствовал себя на удивление уютно в ее доме. Как когда-то чувствовал себя уютно в доме ее деда. Время, когда они втроем – он, Геллерт и Геральд – были полны идей и готовы были захватить весь мир, навсегда останутся в памяти. Будут жить в сердце, несмотря на всю печаль и на всю грусть, что образовались в итоге. Ариана… ее смерть изменила многое. Взгляд за стеклами очков вновь опустился на почерневшую от проклятия руку. Год. Срок, озвученный полгода назад. Но все это того стоило.
- Мы слепо доверяем людям и верим в то, чего не может быть, – после слегка затянувшейся паузы, наполненной лишь теплым треском поленьев в камине, заговорил Альбус, поднимая взгляд на Серафину – смотря на нее поверх своих очков половинок без улыбки, удивительно спокойно, словно бы ведя беседу со старым другом. – Мы верим в себя, ведь без веры мы рискуем остаться в одиночестве, – аккуратно придерживая опустевший бокал, Дамблдор поставил его – не на стол, не на подлокотник, а на воздух, заставив левитировать пустой сосуд сбоку от себя. – Наступили темные времена, Серафина, и пришло время, когда надо определиться, кому мы можем верить помимо себя, – слегка покачиваясь в воздухе, пустой бокал сам по себе отправился в полет в сторону каминной полки, поблескивая в свете пламени. - Я знаком с вашей семьей уже давно. Наша история стара как я сам, – и снова спокойная улыбка на старческих губах, спрятана в усах и бороде. - Мы с Вашими родственниками прошли через многое, и, несмотря на расхождение во взглядах на жизнь, мы доверяли друг другу. И я приглашаю Вас в мою школу потому, что я доверяю Вам. Мне осталось жить полгода, Серафина. И моя главная задача защитить тех, кто ищет защиты в стенах Хогвартса. Защитить их так, чтобы моя кончина никоим образом не отразилась на них. Я здесь, чтобы просить Вас о содействии.
Он не произнес слово «помощь» не потому, что не мог сказать подобное той, кто моложе его чуть меньше, чем на сотню лет. Нет. Помощь – слишком узкое слово в данном контексте. Содействие – вот, что важно в эти темные времена.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+1

9

В глазах Серафины что-то мелькнуло, что - то глухое и потаенное в самой глубине ее заиндевелой души, возможно та частичка, которая была способна на сострадание, жалость и надежду.  Редкое явление в семье Мантер, где никто и никогда не выражал свои чувства открыто, где не целовали детей на ночь, где за провинности наказывали бывало и розгами, где холодная сдержанность и ледяная неприступность ценились выше любви, где браки строились на выгодном сотрудничестве и партнерстве.  Это был клан, где семейные ценности по чистокровной линии ставились превыше всего.
Мантер встретилась взглядом с Дамблдором, его глаза за полумесяцами очков блестели каким-то мальчишеским задором в рассыпавшейся сетке морщин, она попыталась представить его тем юным волшебником, о котором иногда упоминал ее дед, когда вспоминал о Геллерте Грин-де-Вальде.
Серафина тоже допила свое вино, но в отличии от Альбуса не стала использовать магию, что бы поставить пустой бокал на каминную полку, она просто встала и развернувшись к полке, аккуратно водрузила свой бокал рядом с бокалом Директора Хогвартса.
Это действие заняло у нее несколько секунд, движения были плавные и размеренные, от них веяло спокойствием и уверенностью, на лице не отражалось ни единой эмоции, но внутри нее вспыхнула борьба - борьба, которая четко разделяла ее жизнь на "до" и "после". Едва ли не впервые в жизни, Серафине Мантер предстояло принять решение, которое раз и навсегда изменит ее жизнь, отсечет от родных корней, сожжет мосты и никогда не позволит вернуться обратно. С первых же секунд, как только Дамблдор закончил говорить, она уже знала правильный ответ, она знала, как следует поступить.
Секунды, она и представить не могла, что жизнь можно изменить всего - лишь за несколько секунд. Мантер развернулась к старому волшебнику, - Я принимаю Ваше предложение, заявила она с тем же выражением лица, с каким ранее предлагала ему бокал подогретого вина, без лишних предисловий и патетики. Удивит ли старого волшебника ее такое скорое согласие? Станет ли он задаваться вопросом о том, почему она так быстро приняла его приглашение? Мантер это мало волновало, она приняла то решение, которое сочла нужным именно в этот момент. - Доверие - вещь очень ненадежная, Директор Дамблдор, мы никогда не можем быть уверенны в том, что не получим удар в спину от тех, чью грудь прикрываем собой. Она не стала затрагивать то, что он сказал о сроке, который был в его распоряжении - пол года - ничтожно мало.
Мантар заложила руки за спину, сплетя пальцы в замок, оставаясь стоять рядом с камином и рассматривая Альбуса сверху вниз, возвышаясь над ним, но не в форме превосходства, просто она рассматривала старого волшебника, его спокойствие при знании о том, сколько ему осталось, вызывало уважение. Отблески огня плясали на лице Серафины, разрисовывая его причудливыми  тенями, ветер за стенами этого дома усилился и завыл словно раскрыли глотки десятки потревоженных демонов, погода как-будто чувствовала изменения происходящие тут и сейчас. Мантер помолчала, - я иду на этот шаг не потому, что внезапно изменила свое отношение к полукровкам или маглорожденным. Не потому, что мне стало нестерпимо жаль тех, с кем так обошлась судьба..... -  а потому, что считаю происходящее сейчас  - несправедливым. Темный Лорд вернулся, так не должно было случиться, Шармбатон не должен был пасть. Кто-то допустил ошибку, кому-то придется за это заплатить и исправить ее. Она замолчала.

+2

10

Он улыбнулся той самой спокойной улыбкой, которая часто тенью выползала на его губы: улыбка тоски и улыбка воспоминаний, улыбка понимания и улыбка надежды. Всего лишь изгиб старческих морщинистых губ, но с такими разными оттенками. Мириады смыслов. Он верил в согласие Серафины, как и верил в ее душу. Светлую душу, потому что в ней был свет. Спрятанный глубоко внутри и прикрытый темными старомодными одеждами, оттененный строгой прической и прямой линией губ. Но свет этой девушки обязательно найдет дорогу на волю и обязательно вырвется, ослепив кого-нибудь. Поработив. Мантеры – удивительная семья. Альбус Дамблдор понял это более шестидесяти лет назад. Он выслушал речь девушки, вслушался в каждое ее слово. Сжав старческими пальцами подлокотники кресла, пожилой волшебник тяжело поднялся, словно бы его придавливал к земле невидимый груз. Невероятная ответственность. Но на душе после ответа госпожи Мантер стало значительно легче. И директор был ей искренне признателен, что она не стала ломать комедию, как это сделал Гораций, когда Альбус пришел к нему вместе с Гарри.
- Благодарю Вас, Серафина, – спокойно, почти шепотом, но удивительно отчетливо в тишине дома, произнес директор, похлопывая себя по полам мантии, оправляя ее. – В таком случае не буду больше красть у Вас время, – он улыбнулся ей своей светлой улыбкой и, медленно развернувшись, неспешно побрел в сторону выхода. – Этот вечер прекрасен. Особенно здесь. У вечеров здесь особый ритм: зачарованно-медленный, будто пульс глубоко и спокойно спящего человека, – фраза, произнесенная вроде бы для девушки, но осевшая на стенах дома, словно бы сливаясь с воспоминаниями – с теми далекими временами, когда жизнь была другой. Когда они все были другими. Когда они были молоды и все время вселенной было у них в руках. Безумцы. – Собрание состоится 20 января. Сначала я познакомлю Вас с Вашими коллегами, а потом представлю ученикам, – с прежним и немного неожиданным задором произнес Альбус Дамблдор, отворив для себя входную дверь. – Не опаздывайте, – назидательно добавил он и, сделав всего шаг за порог, тут же исчез с хлопком трансгрессии.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+2

11

Серафина молча проводила Директора Хогвартса взглядом до порога собственного дома. Ее молчаливое прощание было более красноречиво, чем слова, которые могли бы быть тут произнесены, но так и застыли в воздухе. Всего три дня и ей предстоит войти в новый виток жизни, виток, который скорее всего разделит ее существование на "до" и "после", порог, переступив который, она уже ничего не сможет повернуть вспять. Если бы эмоциональный диапазон Мантер был более широким, то вероятнее всего, сейчас она бы уже задалась сотнями вопросов о том, почему из сотен претендентов на должность преподавателя по защите от темных искусств он избрал именно ее. Но она оставалась неподвижным изваянием, силуэтом, освещенным отсветом камина, точеной статуей, которую ваяла искусная рука мастера.
Прошло несколько минут прежде чем она сделала первое движение. Молодая женщина принялась методично переставлять то, что стояло на каминной полке. пока наконец не добралась до маленькой шкатулки. Совсем непримечательная вещица, лишенная какого - либо изыска. Отомкнув тонкими пальцами маленький замок, Серафина откинув крышку, вытащила свернутый тонкий лист пергаментной бумаги, развернула его и взгляд  привычно затерялся в вычурных завитках рукописного текста. Письмо, если это можно было назвать письмом, было кратким и лаконичным. Содержание его она знала превосходно. Перечитывая раз за разом, она помнила его вплоть до точек и запятых.
Мантер скомкала письмо в ладони и не дрогнувшей рукой отправила его в камин. Первое обещание данное ею же было нарушено.
Волшебница ушла вглубь небольшого домика, времени на сборы у нее было предостаточно, а более задерживаться тут не было необходимости.

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » Эпизоды прошлого » 17.01.97: Грядущее - скрыто, на прошлом - туманы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC