Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - Ginny Weasley до 02/01
Охота на волков - Muriel Prewett до 11/01
Крепость держат не стены, а люди - Bellatrix Lestrange до 12/01
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 20 января 1997 года » 20.01.97: В ожидании грядущих перемен


20.01.97: В ожидании грядущих перемен

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

В ОЖИДАНИИ ГРЯДУЩИХ ПЕРЕМЕН
http://s2.uploads.ru/9cxNp.jpg

Участники эпизода в порядке очередности:
Severus Snape, Sybill Trelawney, NPC, позже Albus Dumbledore, Sarafine Munter
Краткое описание эпизода:
Весть о разрушении академии Шармбатон разнеслась по всему магическому миру быстрее, чем вирус драконьей оспы во время эпидемии. Хогвартс берет на себя обязательство укрыть в своих чертогах беженцев из разрушенной французской магической школы, а также – удивительное дело! – увольняет старого преподавателя Защиты от Темных Искусств и приглашает нового – еще более удивительно! – из Дурмстранга. Ходят слухи, что там он, а точнее, она преподавала не защиту, а сами Темные Искусства. Что стоит за этим неоднозначным шагом? Какие последствия могут повлечь за собой приют беженцев? Неизменные преподаватели школы чародейства и волшебства Хогвартс, не покидавшие замок на время каникул, собираются вместе, чтобы обсудить все происходящее. Позже к ним присоединяется одна из причин растущего беспокойства – Серафина Мантер.
Дата, время и место:
20 января, после полудня, Хогвартс, Большой зал
Рейтинг эпизода:
G

+1

2

Этой ночью ей снились бекасы. Небольшая стайка мирно ходила по мелководью и выискивала себе пропитания в мутной воде. Их отражения шли легкой рябью в закатных лучах. Солнце садилось, тени росли, и молодое зарево окрашивало весь пейзаж в оттенки алого. И тишина. Внутри поднималась тревога, но птицы казались такими же беззаботными и умиротворенным, не подозревающими о надвигающейся опасности. Да и была ли вовсе эта опасность? Время шло, сон не прекращался, и ничего страшного не происходило, но его ожидание выматывало. Сивилла ворочалась во сне, не способная избавиться от неприятного чувства, захватившего ее. Она видела птиц, видела, как тени становились все длиннее, и это почему-то пугало. Трелони хотела подойти и спугнуть птиц, но не могла – тело не слушалось, кричать тоже не выходило – изо рта не раздавалось ни звука. А птицы также мирно шагали по воде. И вдруг раздался звук. Выстрел.
Провидица вздрогнула и открыла глаза. По ее обители, как у себя дома, гулял ветер, холодный, пронизывающий. Сивилла вздрогнула, не уверенная от холода ли или от воспоминаний увиденного сна. Она все еще ощущала то липкое чувство растущей опасности и отчаяние от невозможности ее предотвратить. Кутаясь в шали, провидица встала с кровати, чтобы закрыть открытое окно, распахнувшееся с громким треском и разбудившее предсказательницу.
Этой ночью она так больше и не смогла уснуть, поэтому чувствовала себя разбитой. В последнее время у нее все чаще стало наблюдаться нарушения сна, но Трелони списывала это на свою нервозность по поводу той клячи, которая вела часть занятий по Прорицаниям. Сивилла до сих пор не могла смириться с этим фактом, и очень переживала. В такие моменты ей помогало только одно средство, однако все средство закончилось и пустые бутылки в углу было тому доказательством. Нервно теребя один из множества браслетов на правой руке, Сивилла решила предпринять вылазку до кухонь замка.
С местными домовиками предсказательница давно нашла общий язык, поэтому ее появление в тех краях никого не удивило, а некоторых даже обрадовало. С двумя бутылками кулинарного хереса под мышками, спрятанными под традиционным неимоверным количеством шалей, предсказательница крадучись направилась назад на вершину Северной башни, когда возле Большого зала ее окликнули.
- А, Сивилла, какая радость! Не часто вас встретишь в коридорах замка! – лучась беспрестанными радушием, приветствовал ее Слагхорн. – Тоже решили поучаствовать в собрании? И это верно, ваши знания и опыт очень могут помочь нам в сложившихся обстоятельствах!
Предсказательница не успела и глазом моргнуть, как маг галантно, подталкивая ее в спину, втолкнул в Большой зал, где уже находились другие преподаватели. Сивилла с бутылками под мышками затравленным зверем попыталась метнуться обратно, но профессор-зельевар все также ненавязчиво таранил ее вперед к остальным.
- Коллеги, профессор Трелони великодушно решила посетить нашу встречу! – с тем же воодушевлением провозгласил Слагхорн.
- Добрый день, - жалобно пискнула предсказательница, боясь пошевелиться лишний раз. Ее увеличенные глаза за стеклами очков-луп казались потерянными и жалобными.

+4

3

- Неужели сама профессор Трелони, соблаговолила снизойти до нас? – все это собрание, как и его тема не вызывало у профессора Зельеварения ничего, кроме кислой мины на лице. Его присутствие здесь считалось отчего-то само собой разумеющимся, пришлось присутствовать.
- Быть может профессор Трелони, - кивнув в сторону присоединившейся к их компании женщины, - с присущей ей прозорливостью, предречет, чего нам стоит ожидать от нашествия беженцев? – сложив руки на груди, запахивая при этом мантию, Снейп оделив минутным вниманием фигуру Прорицательницы, укутанную в шали, фыркнул заметив старательно замаскированные обилием ткани бутылки и потерял к этой шарлотанке всякий интерес, - если Вы, конечно, еще способны хоть что-то узреть, - заметил он тихо, себе под нос, но все же недостаточно тихо, чтобы это не мог услышать каждый, кто обладает достаточным слухом.
Скрасить вечер ожидания для Северуса могло только небольшое подначинвание.
- Почему бы нам не пригласить Флоренца? Ему должно быть известно несколько больше, чем нам всем, - обратив свой взор на затянутый атласным жилетом необъятный живот Слагхорна, Северус как бы намекнул, что тот привел не того преподавателя.

+4

4

Появление Сивиллы на собрание внесло заметное оживления в рядах собравшихся. МакГонагалл, Спраут, Флитвик – у каждого поднялись брови в жесте невысказанного вопроса. Преподаватели стояли посреди Большого зала, освобожденного от факультетских столов на время каникул, и смотрели, как Слагхорн чуть ли не силой тащит предсказательницу. Минерва своим фирменным жестом поджала губы, Спраут неловко улыбалась, словно говоря «Ну, что с ними поделаешь?», а Флитвик забыл стереть следы удивления со своего лица и так и стоял рядом со своими коллегами, превосходящими его ростом в два, а то и три раза.
– Ну-ну, Северус, будет вам, – дружелюбно заметил Слагхорн на реплику Снейпа, когда Сивилла сжалась от услышанных слов. Этот чародей никогда не нравился предсказательнице, и она разделяла общественное мнение относительно того, что ему не место среди преподавательского состава Хогвартса.
– Мы собрались здесь не для того, чтобы гадать на кофейной гуще, профессор Снейп, – сухо ответила МакГонагалл и посмотрела на него так, словно он сказал самую большую в мире нелепицу.
– И Флоренца сейчас нет в замке – он гуляет у Черного озера, – без задней мысли добавила профессор Спраут, успевшая сдружиться с кентавром, который оказался не только звездочетом, но и знатоком трав.
– Профессор Трелони, вы хорошо себя чувствуете? На вас лица нет! – опомнился Флитвик и тут же, начертав  высокий стул с мягкой обивкой и подлокотниками, в своей вечной джентельменской манере продолжил. – Пожалуйста, присядьте!
Нет-нет-нет! Со мной все хорошо! – запротестовала Сивилла, поняв, что она не сможет сесть, не задев бутылками за что-нибудь, а значит не выдать себя. – Просто… просто в последнее время меня мучают кошмары. Я чувствую, что что-то ужасное приближается! – драматичным шепотом продолжила она, чтобы ее могли услышать все, кроме Снейпа, который стоял дальше всех.
– О, дорогая! – прижав руку ко рту, посочувствовала провидице профессор Спраут.
– Кошмар – это всегда неприятно, – покивал в знак подтверждения Флитвик.
– Вам нужно сходить к мадам Помфри, – скрывая растущее раздражение, посоветовала МакГонагалл. Она, как двое высказавшихся перед ней, не верила Сивилле, на что Трелони оскорбленно нахмурилась.
– Коллеги, коллеги! Мне кажется, мы сбились с темы, – миролюбиво попытался вернуть все в прежнее русло Слагхорн. – Сейчас наша главная задача – это принять студентов Шармбатона и обеспечить им максимально комфортное расположение, а после – достойное обучение. Эти дети уже перенесли слишком много.
– Это правда, и мы должны позволить им вновь почувствовать себя детьми, – грустно проговорила профессор Спраут и прижала свою соломенную шляпу к груди.
– Профессор Флитвик, вы уже выполнили поручение директора по переоборудованию части классных комнат под спальни для новоприбывших? – деловито осведомилась МакГонагалл, не показывая своих чувств окружающим.
– Да, профессор МакГонагалл, – с небольшим поклоном ответил декан факультета Равенкло. – Внутреннее убранство полностью готово, осталось только наложить защитные чары и поставить охранника на дверях в гостиную Шармбатона.
– И все-таки это ужасно, – вздохнул Слагхорн. – Шармбатон всегда был самой изящной магической школой! Оттуда выходили прекрасные маги, способные, с развитым чувством прекрасного, и они транслировали это в своих чарах. И теперь… теперь это груда камней и группка напуганных детишек.

+4

5

Реплика Слагхорна, да все реплики Слагхорна, вызывали только неприветливый оскал, который Северус выдавал за снисходительную улыбку. Его тонкую иронию как всегда никто не смог уловить, но закатывать глаза и возмущаться он не стал. Это было настолько привычно, что уже не вызывало никаких эмоций.
Но вещание про кошмары профессора Трелони, которые она старалась тщательно замаскировать под шуршание полевой мыши, настолько понизив голос, что Снейп еле разобрал это лепетание, не смогли оставить его равнодушным и он позволил себе ехидно хмыкнуть прежде чем вступить в разговор о судьбе студентов Шармбатона.
- Профессор Спраут, каким образом, позвольте узнать, должно выглядеть это ваше «дать почувствовать себя детьми»? Может попросим мистера Филча подкинуть им бомбу-вонючку за завтраком? – подчеркнуто серьезно высказав свое предложение, Снейп продолжил, - война не закончилась с разрушения школы, не время забывать об опасности и притуплять бдительность, не все будут здесь рады этим детям, - поставив жирную точку, он развернулся к выходу, давая каждому понять, что не испытывает ни малейшего сомнения в своем прогнозе.

+3

6

У Альбуса Дамблдора было хорошее настроение, но плохие предчувствия. Спросите вы, как могут уживаться в одном человеке такие несовместимые вещи в одно мгновение? Пожилой волшебник ответит вам, что легко. Он не таился за дверью Большого зала и не заставлял домовиков из кухни пересказывать ему все то, о чем говорили волшебники сверху, но прекрасно знал и понимал, о чем щебечут преподаватели его школы. Признаться, директора Хогвартса веселила ситуация со сменой преподавателя посреди учебного года. У Альбуса Дамблдора специфическое чувство юмора. Но он был и глубоко опечален событиями в Шармбатоне, однако он не мог грустить или демонстрировать свои переживания. Все-таки он то лицо, на которое посмотрят первым делом, тот человек, в котором будут искать поддержку и опору. Поэтому маг шел очень медленно, улыбаясь, пусть эту улыбку и не было видно в седых усах и бороде. А внутри замерло нехорошее предчувствие. Оно мешало, но не отвлекало. Пока. Путь директора вскоре закончился. И он, хитро стреляя глазами, вошел в дверь позади преподавательских столов, направляясь к своему месту.
- Добрый вечер, коллеги,  - спокойно поздоровался профессора Дамблдор, подходя к своему месту за столом, но не присаживаясь, чувствуя себя в этот момент почему-то школьником. – Северус, не стоит быть таким пессимистом, – мягко подметил директор, услышавший последнюю фразу своего профессора, - я уверен, в душах наших студентов есть место сочувствию и они не обидят наших гостей. Я верю в то, что наши студенты не кинут тень на нашу школу и на самих себя, – с полной уверенностью в благих намерениях каждого произнес Альбус, сцепив пальцы рук и положив кисти на спинку своего кресла. – Сивилла, как радостно видеть тебя не в башне, а среди всех нас, – с милой усмешкой заметил Дамблдор, подмигнув прорицательнице. Наши гости еще в дороге, – фраза была произнесена спокойно, почти будничным тоном, но в душе неожиданно вновь возникло то предчувствие, которое было до того, как он вошел в Большой зал, - а вот новый преподаватель Защиты от Темных Искусств уже прибыл и, если меня не обманывает мой слух – а он не имеет такой пагубной привычки – направляется в сторону Большого зала, – с тенью улыбки в седой бороде Альбус воззрился на прикрытые двери Большого зала. – Насколько я понимаю, многих смущает то, что наш новый преподаватель из Дурмстранга, но смею вас всех успокоить – лучшей кандидатуры не сыскать! - воодушевлению Дамблдора, казалось бы, не было предела.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+3

7

"Навечно холода"

Темные времена требуют быстрых действий и стремительных решений. Собрание, на которое она была приглашена, происходило прямо сейчас. Не смотря на ночь, замок не спал, она чувствовала его дыхание, шевеление его обитателей, ждали прибытие уцелевших из Шармбатона.
Ее собственные комнаты оказались на удивление холодными, Серафина усмехнулась, она не ждала теплого приема даже в таких мелочах. Она была не из той породы людей, кто ожидает что вопреки всему, благодаря протекции Директора Хогвартса, ее появление будет восприниматься как само собой разумеющееся. Она не питала иллюзий относительно тех, кто населял замок, не собиралась заводить тут друзей, так же как не ожидала того, что ее тут примут с радостью. Впрочем, сама Мантер была скупа на проявление каких - либо теплых чувств, если таковые и были в ней. Словно скованная льдом и холодом, эта женщина была как-будто закована в непроницаемую броню, которую не способно было растопить ни жаркое пламя, ни внутренний огонь.
Волшебница даже не сразу растопила камин, оказавшись в этом месте, которое теперь должна была бы назвать своим домом. Обойдя покои, в которых ей предстояло проводить часы дневного и ночного отдыха, она нашла их вполне сносными для проживания.
Ярко полыхнул камин, Серафина выложила несколько вещей из одного сундука,  который прибыл вместе с ней, сменив дорожную одежду на то, в чем она собиралась посетить собрание. Теперь, стоя перед чуть запыленным зеркалом в тяжелой витой раме, она рассматривала собственное отражение: строгое темно-бордовое, почти черное платье в пол, схваченное на узкой талии так, что казалось - дышать в нем невозможно, но она вполне успешно дышала. У ворота был приколот знак Дурмстранга. Серафина скользнула по нему взглядом, прикоснулась пальцами, словно собираясь снять, отняла руку, оставив все как было. Черные как уголь волосы были забраны высоко наверх в упругий пучок. Палочка, как всегда была при ней, убранная в чехол висела сбоку от правой руки, выставляя на обозрение лишь рукоять в виде головы грифона. Постояв несколько минут, она осталась довольна тем, что увидела и вышла из комнаты.
Отличный от холодного, даже с его яркими и пылающими каминами Дурмстранга, Хогвартс казалось был наполнен вполне осязаемым теплом. Длинные коридоры и анфилады, окончания которых давали ощущение бесконечности уходящей далеко в темноту.
Двери Большого зала были чуть приоткрыты, за ними слышались голоса, Мантер коснулась ручки и вошла в помещение, когда Дамблдор как раз закончил говорить.
- Доброй ночи, голос волшебницы был ровным, как будто она уже не одну сотню раз произносила тут эту фразу в этом зале. Она рассматривала тех кто наполнял это место, ее взгляд бегло пробежал по преподавателям, задерживаясь на некоторых чуть дольше, а на ком-то не более секунды.
Существо, кутавшееся в шали и обладавшее копной взлохмаченных волос мало напоминало преподавателя, но судя по всему им было. Глаза за огромными диоптриями очков, казались огромными и какими-то растерянными, напоминающими взгляд щенка, которого оставил хозяин, такой же ищущий и жалобный. Кем была высокая, подтянутая женщина в возрасте, не оставляло сомнений - Минерва Макгонагалл. Серафина выдержала ее ответный внимательный взгляд. Скользнула взором дальше, оставляя попытки предугадать кто и кем тут является. Последним на кого она посмотрела, был черноволосый мужчина с бледным лицом и выдающимся острым носом. Он стоял к ней ближе остальных, но немного в стороне. Судя по всему, перед приходом Директора, он как раз собирался уходить, во всяком случае, вся его поза говорила о том, что ему не терпится покинуть этот зал. Вот тут она точно не сомневалась, перед ней был Северус Снейп. Игорь не раз заговаривал о нем, часто упоминал его имя, особенно перед тем, как умереть, но самого Снейпа воочию, она не видела никогда. О том, что сам Каркаров распростронялся о ней, она сомневалась, хотя и не могла отрицать того, что ее знают по фамилии Мантер и по делам ее предков.
Снейп - носитель такой же метки, как и сам Каркаров, она знала наверняка. Словно предчувствуя свою скорую кончину, прячась в той лачуге, где его и убили, Игорь впадал в паранойю, убеждаясь раз за разом, что убивать его придет непременно он - Северус.
Сейчас рассматривая этого человека, волшебница задавалась вопросом, был ли он в той самой лачуге, его ли видел Игорь перед смертью?
Мантер моргнула и посмотрела на Альбуса Дамблдора, - Боюсь, Ваши слова никого не успокоили, Директор, она впервые за все время, как вошла в замок, усмехнулась, как всегда, по привычке чуть склонив голову на бок. - Я могу присесть? Серафина направилась примяком к взлохмаченной преподавательнице, - не возражаете? Голос, каким был задан вопрос, не терпел возражений.

Отредактировано Sarafine Munter (2016-02-05 17:04:44)

+1

8

Выпад Снейпа застал врасплох двоих из присутствовавших – Сивиллу, которая ожидала, что она снова станет мишенью для усмешек, и Слагхорна, который до сих пор не мог привыкнуть к тому, как резко и безапелляционно мог излагать свое мнение другой преподаватель по зельеварению. Он растерянно посмотрел сначала на Северуса, а затем на Помону, которая, к его вящему удивлению, не приняла ничего из сказанного близко к сердцу, хотя и сжала свою шляпу чуть сильнее, провожая направившегося к выходу Снейпа взглядом. Гораций поморщился – он находил подобный формат общения затруднительным.
Появление директора разрядило накалившуюся остановку и заставило собравшуюся высказаться Минерву передумать и промолчать. В общем-то Альбус сказал все то же самое, что было у нее на уме, но сделал это в своей характерной манере.
Да, профессор, – с неуклюжестью ребенка ответила на обращение к себе Трелони и еще сильнее собралась, плотнее прижимая к себе добытые на кухне бутылки. Теперь у нее просто не было права на ошибку – она все еще была обижена на директора за Флоренса, уверенная, что Дамблдор считает ее недостаточно хорошим преподавателем, поэтому любая слабость могла быть расценена, по ее мнению, как признак профнепригодности. Предсказательнице уже даже стало казаться, что сон этой ночью был предостережением о разворачивавшимся сейчас событии: она также ничего не может сделать, а только наблюдать, боясь выдать себя.
Новость о том, что новый преподаватель из Дурмстранга, озадачила Сивиллу. Дурная слава всегда ходила вокруг этой магической школы. С другой стороны, если задуматься, последний преподаватель по защите от темных искусств был слишком нормальным после пятерых своих предшественников: приспешника Того-Чье-Имя-Нельзя-Называть, носившего в себе своего хозяина и погибшего от рук Гарри Поттера; известного романиста-стирателя памяти, провалившегося в Тайную комнату следом за Поттером и теперь проходящего курс интенсивной терапии в Святого Мунго; оборотня, чей секрет был раскрыт; еще одного приспешника Темного Лорда, целый год выдававшего себя за аврора на пенсии, и пойманного в конце концов; и, наконец, заместителя министра магии, которой практически удалось подмять под себя всю школу, однако в конце она была бесславно унесена в чащобы Запретного Леса местными кентаврами. Взять нового преподавателя из Дурмстранга было вполне в стиле Дамблдора, также как нанять второго преподавателя по зельеварению и Прорицаниям. Мысль о последнем заставило глаза предательски защипать от нового приступа обиды.
– Вы уверены, профессор? – сухо осведомилась МакГонагалл после фразы о том, что лучшей кандидатуры не сыскать. Директор был прав – это действительно беспокоило, и на то было множество причин.
Незнакомый голос раздался в следующую секунду. Женщина в чопорных одеждах и со старомодной прической приближалась к ним, миновав двери Большого зала. Она могла бы сойти за молодую версию МакГонагалл, если бы не мрачная аура – такая же, как ее облачение. Последний вопрос Минервы рефреном повторялся в головах собравшихся.
– Добрый вечер, мисс…? – вопросительно запнулся Слагхорн, решивший первым проявить гостеприимство. – О, и я смотрю, вы все еще носите знак Дурмстранга, – начал было восторженно он, как вдруг сник. – Это… необычно.
Сивилла смотрела на женщину и пыталась понять, что чувствует. На первый взгляд все в ней отталкивало, но она пыталась убедить себя в том, что первое впечатление обманчиво. И все же поведение новоприбывшей не добавляло очков симпатии в ее пользу.
Д-да, конечно, – ответила провидица на обращение к себе нового преподавателя и попятилась чуть в сторону, налетев на Слагхорна. – Ох, профессор, прошу прощения!
– Ничего-ничего, Сивилла, – скривившись от чувствительного удара, пришедшегося ему в район солнечного сплетения, проговорил Гораций. – Надо отдать должное – у вас очень острые локти.
Трелони пошла пунцовыми пятнами от стыда, но промолчала.

+4

9

Как ни тяжело это признавать, но Северуса Снейпа что-то роднило с Сивиллой Трелони. И, к несчастью, это не невинное увлечение хересом, родственная проблема была гораздо глубже и много болезненнее для самолюбия.
Делить свой же предмет со своим же учителем, который то и дело старался ткнуть тебя носом, пусть и большим, но все же, в успехи учеников, которые до этого не блистали особыми навыками, не говоря открыто, но подразумевая свое бесспорное педагогическое мастерство в отсутствии оного же у Снейпа, доводило профессора зельеварения до состояния тихой затаенной злости, которая при каждом удобном случае выливалась ядом на первого встречного.
У директора действительно весьма специфичное чувство юмора, но Северус отчего-то не смеялся, он в тайне лелеял надежду, что настанет тот час, когда он наконец сможет занять то место, что дожидалось его долгие-долгие годы и на котором никто не мог продержаться более года и сейчас настал казалось бы тот самый момент, но нет, ведь «лучшей кандидатуры не сыскать».
Под непроницаемой маской с которой Северус сроднился нельзя было найти ничего, кроме равнодушия, однако он позволил себе задержать столь же долгий взгляд на вошедшей женщине, которым она одарила его, сопроводив ее все тем же взглядом до того места, где она решила остановиться, мгновенно переведя взгляд на директора, безмолвно вопрошая: «В самом деле?»

+3

10

Иногда может случиться так, что вдруг в помещении, где собралась компания людей, станет неуютно. Не кому-то одному, а всем разом. Так произошло, когда в Большой Зал вошла Серафина Мантер. Кто-то вежливо улыбался, кто-то хмуро смотрел на девушку, кто-то был удивлен – один лишь Дамблдор приветственно улыбался и, когда Серафина поднялась к ним, сделал шаг ей навстречу, кладя руку, едва касаясь, ей на спину, словно бы подталкивая вперед, чтобы не возникло еще более неуютной ситуации.
- Добро пожаловать в Хогвартс, – вежливо поприветствовал девушку Альбус, пока та присаживалась рядом со Сконфуженной Сивиллой. – Позвольте представить вам, мои дорогие коллеги, нашего нового преподавателя Защиты от Темных Искусств – профессор Серафина Мантер, – с долей официоза, как того требовала ситуация, Дамблдор представил новоприбывшую своим молчаливым коллегам, сдержанно улыбаясь. – Надеюсь, все вы, – чуть более красноречивый взгляд в сторону Северуса, - поможете профессору Мантер освоиться в новой школе, дабы не…
Неожиданно в Большой Зал ворвался сгусток серебристой энергии, прервавший Дамблдора посреди речи и обретший форму волка и, словно будучи живым, ступая мощными лапами по воздуху, спустился к притихшим преподавателям, удивленно смотрящим на чей-то патронус. Альбус сделал шаг вперед и волк замер.
- Пожиратели смерти атаковали поезд, есть потери. Встречайте состав с колдомедиками.
Уставший голос Нимфадоры Тонкс резанул слух. Директор коротко кивнул в ответ, и волк растворился в воздухе, рассыпавшись на сотни тысяч светящихся крупиц, опавших как снег на пол Большого Зала.
- Профессор Снейп, профессор МакГонагалл, – спокойно, словно бы слегка уставшим голосом, из которого исчезла прежняя веселость, обратился к своим преподавателям Альбус, поворачиваясь к ним и на каждом задерживая внимательный взгляд за стеклами очков-половинок, – профессор Флитвик и Вы, профессор Мантер, прошу Вас проследовать за мной на платформу Хогсмид. Профессор Спраут и профессор Слизнорт – прошу Вас проследить за порядком в школе. Подключите старост. И проследите, чтобы не распространялись нелепые слухи, хотя… этого все равно не избежать. Не допустите паники. Профессор Трелони, Вас я попрошу предупредить Мадам Помфри, чтобы она была готова оказать помощь пострадавшим. Господа, – Альбус вновь задержал взгляд на Северусе и Серафине и, развернувшись на каблуках своих остроносых сапог, стремительно спустился с возвышения, на котором находилась его кафедра и стояли столы преподавателей. Легкий, стремительный шаг директора не отдавался даже эхом в стенах школы. Он покидал ее неслышно. Но с тяжестью на сердце.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+3

11

То, как недовольно и чопорно МакГонагалл посмотрела в сторону Мантер, не осталось без внимания Серафины. Что ж, на иное она и не рассчитывала. Ее домыслы подтвердились, в этом замке никто  из присутствующих, помимо Альбуса Дамблдора не был ей рад. Впрочем, еще раз, такой расклад ее вполне устраивал. 
Тем временем Мантер заняла место рядом с "шалями", мысленно прикидывая, сколько их там и тут же услышала обращение к себе от одного из присутствующих.
- Мисс Мантер, Серафина Мантер, она взглянула на тучного, низенького ростом мага, которого толкнула локтем  растрепанная волшебница.
- Не вижу ничего необычного в том, что я ношу знак отличия той школы, которую окончила и той, что дала мне знания. Надеюсь вы не повержены тому веяние, что бы во что бы то ни стало стереть любое упоминание о Дурмстранге, как о школе, которая встала под знамена Волан-де-Морта? Она намеренно произнесла это имя, а не сказала - "Тот-чье-имя-нельзя-называть", изогнув вопросительно бровь.
- Не одно столетие эта школа выпускала из своих стен искусных волшебников. Это новый виток истории, а история как правило, остается в воспоминаниях, так что можно уничтожать или хранить вещи относящиеся к ней, но память не уничтожить. Поэтому, не вижу ничего странного в том, что указываю свою принадлежность школе, где училась я и мои предки. Стены не виноваты, виноваты люди. Не так ли? Ее голос прозвучал спокойной и холодной вопросительной интонацией.
В шалях явно что-то угадывалось. Но Серафине было не до этого, она еще раз обвела глазами присутствующих, теперь ее взгляд ни на ком не задерживался, всего лишь миг и она снова обратила свое внимание на Дамблдора, который снова сказал ей приветственные слова, - Спасибо, я постараюсь оправдать оказанное мне доверие.
Директор хотел что-то продолжить, но в зале возник патронус в форме волка.
Спустя минуты профессорский состав во главе с Дамблдором покидал ворота Хогвартса. Серафина держалась за спинами остальных.

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 20 января 1997 года » 20.01.97: В ожидании грядущих перемен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC