Гарри Поттер и Вторая война

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 20 января 1997 года » 20.01.97: Работаю с новостями, а если их нет, пойду и укушу собаку!


20.01.97: Работаю с новостями, а если их нет, пойду и укушу собаку!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Я РАБОТАЮ С НОВОСТЯМИ, А ЕСЛИ ИХ НЕТ, Я ПОЙДУ И УКУШУ СОБАКУ!
http://i10.pixs.ru/storage/1/5/4/240x126tum_9734765_20507154.gif

Участники эпизода в порядке очередности: Alastor Moody, Nymphadora Tonks, Rita Skeeter, NPC, Severus Snape, Sarafine Munter
Краткое описание эпизода: слишком дотошная охрана не дала прессе подобраться к несчастным студентам и уцелевшим преподавателям Шармбатона на вокзале Кингс-Кросс. Но разве Рита Скитер так просто сдается? Подхватив своего партнера-фотографа, она отправилась в Хогсмид - караулить поезд и не теряя надежду найти сенсацию. Кто ж знал, что Рите так повезет? Что что-то не так мисс Скитер поняла тогда, когда поезд задержался. Подозрения усилились, когда на перроне стали появляться работники Министерства Магии и преподаватели Хогвартса под предводительством Альбуса Дамблдора. Что грядет сенсация Рита почуяла, когда по ночному Хогсмиду разнесся печальный свист приближающегося паровоза...
Дата, время и место: 20.01.97 - 21.01.97 - ночь. Станция Хогсмид.
Рейтинг эпизода: R

+2

2

Этот день не задался изначально.
Сначала пришлось идти в Министерство, где состоялся достаточно трудный разговор со Скримджером. Он предлагал Аластору вернутся в Аврорат. Действительно времена сейчас неспокойные. Хотя как неспокойные. Отвратительные. Целая куча Пожирателей сбежала из Азкабана, Дурмстранг объявил о том,что они поддерживают Воландеморта, был разгромлен Шармбатон. К тому же и на улицах стало гораздо опаснее. Пожиратели все чаще устраивают нападения на волшебников, да и на магглов. Большое число оборотней также поддерживают Темного Лорда. А это уже более серьезные враги, чем пожирательская зелень, которую отправляют набираться опыта. Оборотни даже в обычной форме гораздо сильнее и быстрее человека. А живучесть у них просто запредельная.

Из всего этого выходило, что Аврорату действительно нужен Грюм. Однако, когда Скримджер говорил это, в воздухе ощутимо пахло интригами. Ни для кого не было секретом, что нынешний глава Аврората примеривает на себя кресло попросторнее, поэтому отчаянно пытается укрепить свое положение. А что может укрепить власть сильнее, чем мощные силовые структуры? Только деньги. А деньги как раз были у его соперника. Люциус Малфой. Невероятно изворотливый гад, который смог откосить от Азкабана, даже при наличии почти неопровержимых доказательств. Вот он вполне мог получить кресло Министра Магии. Где деньгами, а где угрозами, пробить выход наверх ему не составит труда. Поэтому в нынешней ситуации было выгоднее поддержать решительную политику Скримджера. Но как же не хочется лезть в эти игры.

После того, как Аластор ушел из Министерства, обещая, что подумает над предложением, уже было часа три дня. Надо сказать, что после выхода в отставку Грюм стал более активно участвовать в делах Ордена. А дела у него есть много где. Поэтому бывший аврор отправился в Лютный. Днем это место было пустынно. На грязных кривых улочках не было ни одной заблудшей души. Хотя, возможно, всё дело в том, что все знали, кто идет по улице. Двери многих лавок здесь когда-то были выбиты заклинаниями Грюма, который прибывал с отрядом авроров и ордером на обыск. Пусть Аластор давно уже в отставке, но связываться с ним никто не хотел. Пусть многие из этих темных личностей были не в лучшем состоянии ума, в основном шестерки, но самоубийц среди них явно не было.

В укромном месте как всегда лежал пакет, с донесениями и слухами от Наземникуса. Это был единственный член Ордена, кроме Северуса, которому Грюм абсолютно недоверял. Хотя он почти никому не доверял. Людей, которым он мог доверить свою жизнь можно было посчитать по пальцам. А чужую жизнь и того меньше. Но Флетчер это особый случай. Конечно Дамблдор всегда подходил к выбору сторонников весьма серьезно и еще никогда не ошибался, но в отношении конкретно этого жулика, Грюм серьезно сомневался. По его мнению доверить Наземникусу что-то серьезнее карманной кражи было нельзя. Этот был сделан из того же теста, что и засранец Петтигрю.

Однако сплетни из местных заведений он поставлял исправно. Да и в это время информаторы Ордену были очень нужны. Так что пока Флетчеру везло. Но, если он решит предать, то Аластор самолично оторвет ему голову. А он наверняка решит. Грюм таких как он повидал немало.

После этого Аластор вернулся к себе домой. Накрепко заперев все двери заклинаниями он засел в кабинете, разбирая записи. Но появилось плохое предчувствие. Сегодня должны были прибыть беженцы из Шармбатона. Поэтому вместе с Хогвартс Экспрессом сегодня отправится один из лучших отрядов Аврората. На самом деле Грюм не понимал, зачем такую толпу отправлять поездом, когда есть каминная сеть. Это действительно было не совсем безопасно.

А как известно, если что-то плохое может случится оно обязательно случается. Где-то ближе к ночи, из бледного тумана, перед Аластором материализовался патронус Дамблдора. Большой серебряный феникс голосом директора произнес: «На Хогвартс Экспресс было совершено нападение. Через час поезд будет в Хогсмите, на всякий случай лучше тебе быть там»

Не долго думая Аластор нацепил на себе свой потрепанный кожаный плащ и, выйдя за пределы барьера, аппарировал прямо на станцию.

Там он появился одним из первых. Даже Альбуса еще нет. На перроне только начали появляться сотрудники Аврората, да и некоторых других отделов Министерства. Даже небольшой отряд в зеленой форме колдомедиков появился откуда-то сбоку. Где то позади ходили, заинтересованные частыми хлопками аппарации, местные жители. Где то рядом промелькнула Скитер - главный журналист Ежедневного Пророка, и одна из наиболее зудящих заноз Ордена Феникса. Ее появление не означало ровным счетом ничего хорошего.

Через минут пятнадцать на вокзале стало уже довольно тесно. Уже зажглись фонари, так как было довольно темно. Холодный ветер ветер доставил бы Грюму неудобство, если бы ему было не наплевать на него. Со стороны Хогвартса стала видна процессия по предводительством Дамблдора. В ней Грюм явственно различи остроконечную шляпу Минервы и черные волосы Снейпа. Как только Альбус подошел к платформе, на него, как стая саранчи, налетело куча людей с различными вопросами. Поэтому подойти к нему и спросить, что же все-таки случилось не вышло. Хотя и смысла особого не было.

Через пол часа из-за поворота выполз Экспресс. Состояние его было весьма плачевным. Выбитые стекла, покореженный корпус. Но двигался он вполне исправно. На вокзале поезд встречали молчанием. Было заметно, что Альбус стал проходить ближе к краю платформы, за ним же пошли учителя. Но Грюму было не до того. Слишком паршивое было ощущение. Боль, сожаление, что его не было рядом, беспокойство. Все смешалось. Многие говорят, что не стоит винить себя за все. Но если не себя, то кого?

Наконец поезд остановился. Жалобно проскрипели тормоза. Передний вагон оказался прямо перед бывшим аврором. Дверь открылась. Впереди группы выходящих людей была Тонкс.

По ней было видно, что прошедшее сражение далось ей нелегко. Если не физически, то морально точно. От ее осунувшегося вида, у Грюма снова начался приступ самопорицания. Но, задвинув в дальнюю часть сознания все, что не касалось дела, он спросил, уже готовясь к ответу, который в любом случае будет плохим:
«Скольких потеряли?»
Никогда Аластор не жалел своей жизни. Врагов он тоже никогда не жалел. Однако жизни тех, кто ни в чем не виноват, жизни тех, кто также как и он были готовы защищать этот мир до последней капли крови. Любая жизнь отнятая врагами оседала на его душе, оставляя горький осадок. Он действительно считал, что многие смерти случились по его вине. Еще во время первой войны Аластор пытался быть везде. однако получалось далеко не всегда. И десятки невинных жертв, грузом висели на его плечах.

По общему виду выходящих из вагонов школьников было видно, что им приходится гораздо хуже. На самом деле, подобные потрясения детьми всегда переносятся очень болезненно.

Еще не успев получить ответа на свой вопрос, Аластор заметил, что сюда пробираются несколько человек. Среди них был Альбус собственной персоной, а также та, кого Грюм явно не хотел видеть - Рита Скитер.

Отредактировано Alastor Moody (2016-02-04 17:51:10)

+6

3

Первым, кого увидела Нимфадора едва спустившись с подножки поезда, был Аластор Грюм. При виде старого мракоборца, члена Ордена Феникса и своего наставника, Тонкс поняла, на сколько сильно она сейчас устала, каким невероятным усилием воли ей удалось продержаться весь остаток этого теперь уже скорбного пути, который будет вписан в анналы истории кровью. Ее плечи опустились словно на них сейчас давила вся тяжесть этого мира, как-будто каждый, кто погиб часом ранее, был частичкой ее собственного тела, которое ныло каждой своей клеточкой. Боль от собственных ран казалась ей ничтожной по сравнению с той, что сейчас зарождалась в ее душе. Почему то, именно в тот момент, когда она увидела Аластора, пыл сражения отставил ее, адреналин, до этого гонявший ее кровь, исчез. И она как-то словно съежилась, вдруг стала меньше ростом, прижимаемая невидимой ношей того пережитого ужаса. Ей отчаянно захотелось, что бы старый аврор со своим обычным грубоватым нравом и извечно поучающим, подчас ворчливым тоном сказал, что все будет хорошо, что все закончилось, приобнял за плечо сурово, но по отечески крепко и тепло, в этот миг она бы с радостью услышала бы от него даже слова порицания. Однако, она прекрасно понимала, что все только начинается.
Тонкс смотрела на Грюма широко-раскрытыми глазами, едва сдерживая подступившие к ресницам такие предательские слезы, которым не могла дать волю. Ее волосы из полыхающих цветом в бою, стали серыми, повисли вдоль лица мышиными хвостиками, потухший  взгляд, бледность кожи, которая казалось отдавала снежной белизной - весь вид молодой волшебницы был весьма удручающим и плачевным.
Нимфадора подошла к Грюму, уголки ее губ дрогнули в едва заметной улыбке, скорее даже дернулись и тут же опустились, - мы ожидали чего-то, но не такого сильно и массированного удара. Мне кажется, что никто не рассчитывал на то, что им удастся  так быстро скопить силы, что они посмеют атаковать поезд. Мы ошиблись, - она опустила голову, как - будто это была ее собственная, личная ошибка. - Мы все ошиблись, эта ошибка стоила многим жизни, теперь это останется с нами навсегда. Она старалась говорить тихо и быстро, нет, не оправдываясь, просто ей хотелось сказать это до того момента, как к ней и остальным подойдет остальные, как начнутся расспросы, как послышатся причитания, возможно посыпятся обвинения. Ей хотелось услышать голос старого мракоборца, даже если он ее отчитает, обругает, просто ей хотелось, что бы он с ней заговорил, странно, но тембр его голоса всегда ее успокаивал. Он был для нее словно кокон, рядом с ним она чувствовала, что все под контролем, что рядом со старым наставником возможно невозможное, порой ей казалось, что сам Дамблдор не способен сделать то, что может сделать Аластор. Рядом с ними остановился Кингсли, и коротко кивнув Аластору, устремился дальше к группе из Министерства Магии. Сейчас было не до разговоров. Внезапно поднялся ветер и повалил снег.
Вокзал ожил, загудел как растревоженный улей, голоса слились в единый гомон, Тонкс вскинула голову, глядя как к ним приближаются Альбус Дамблдор, Северус Снейп, заметила маленькую фигурку профессора Флитвика, которая терялась среди высоких волшебников и он едва поспевал за ними, перебирая своим короткими ножками, забавно подпрыгивая, пытаясь успеть. Так же в группе преподавателей она заметила женскую фигуру, которую из-за высокой прически на голове приняла сначала за Минерву Макгонагалл, но теперь стало очевидным, что это не она. Молодая женщина в мантии, подбитой мехом держалась в колонне преподавателей несколько отстраненно, среднего роста, ветер трепал мантию вокруг ее точеной и горделивой фигуры так, как будто намеревался сорвать ее совсем, но она казалось не замечала этого, так же как и холода. Ее лицо отдавало белизной на фоне черных, как воронье крыло волос, несколько прядок выбились из прически и сейчас вились около лица. При взгляде на нее нельзя было ни на йоту усомниться в том, что ее происхождение безупречно, чистокровно и породисто. Как нельзя спутать верхового ахалтекинца с лошадью, в чьей крови есть иные примеси. Её бы можно было назвать невероятно красивой, если бы не холодный, пронизывающий взгляд темных глаз, такой, что у Тонкс внутри заскребли сотни маленьких коготков, как только этот взгляд встретился с ее собственным. - А это кто? Невольно сорвалось у Нимфадоры, она заставила себя отвести взгляд от волшебницы в числе преподавателей. Тут и там сновали люди, из поезда выгружали раненых, выводили студентов Шармбатона. Небезызвестная Рита Скитер была как всегда в гуще событий, эта стервятница словно чувствовала запах крови и летела на него, как мотыльки летят на огонь.

+5

4

Хруст. Хитрый взгляд за стеклами очков невольно опускается вниз и видит черный лакированный сапожок, слегка припорошенный снегом, как кусочек черного неба украшен россыпью звезд. Снег хрустит под неспешными шагами женщины, разрывая тишину и оставляя вереницу следов. От глубокого вдоха грудь волшебницы, стянутая узким костюмом и слегка прикрытая распахнутой мантией с пушистым воротником, приподнимается и медленно опускается вниз. Из приоткрытых алых губ вырывается небольшое облачко дыма от мороза и следом за ним является миру улыбка.
- Теперь нам осталось лишь дождаться поезда, – словно бы продолжая прерванный ранее разговор и подводя итог, произносит Рита Скитер, останавливаясь посреди главной площади Хогсмида, окидывая ее и дорогу к станции взглядом, словно бы все это было ее владениями. – Не отставай, – не оборачиваясь, брезгливо бросила волшебница, отправляясь по протоптанной в снегу тропе в сторону платформы, виляя широкими бедрами подобно гипнотическому маятнику.
До прибытия поезда было пять минут. Несколько людей из Министерства и все. Рита неспешным шагом приближалась к тускло освещенной платформе. Но пока она осталась у входа, сложив руки на груди и прислонившись плечиком к кованным воротам, от которых когда-то уезжала в Хогвартс под цокот копыт невидимых лошадей. Сейчас здесь было тихо. Лишь холодное завывание ветра, затерявшегося среди черных деревьев, окружающих платформу.
Поезд уже должен был подойти. Рита вторила повороту голов представителей Министерства, которые, прищурившись, всматривались вдаль: туда, откуда из-за поворота должен был, радостно посвистывая, вылететь алый паровоз. Тишина.
Пять минут задержки. Хлопки аппарации со всех сторон и взволнованный шепот. К платформе стали стягиваться местные жители, взволнованно всматриваясь в тот пресловутый поворот, словно бы он мог дать им ответы. Авроры, колдомедики… Сердце Риты Скитер замерло.
- Ничего не пропусти, – взволнованным от воодушевления шепотом произнесла она, вновь не удостоив взглядом своего спутника, устремляясь вперед. Туда. В самую гущу событий.
Вкус сенсации. Аромат горя. От людей исходило волнение, непонимание, платформа наполнялась запахами беды и страха. Этот непередаваемый аромат ни с чем нельзя спутать. Рита Скитер знала его лучше любого другого. Она взлетела стремительной походкой по лестнице как артист, вышедший на свою сцену и замерший на мгновение в ожидании аплодисментов. Аплодисментами Риты были недовольные взгляды, особенно Аластора Грюма, которому Рита подарила одну из своих самых многообещающих улыбок. Тихий шепот, взволнованные взгляды, все пребывающие колдомедики, испуганные жители Хогсмида, работники Аврората – информация тонкими нитями сплеталась в узор, давая понять, что было совершено нападение на поезд с беженцами из Шармбатона. Да, так пахнет сенсация. Да, это то, на что темная душа Риты Скитер надеялась. Она была счастливицей. Она сорвала джекпот.
Полчаса опоздания. На платформе появился Альбус Дамблдор в сопровождении преподавателей своей школы. Но Рита подошла не к нему. Она подошла к Корнелиусу Фаджу, едва ли не прячущемуся за спиной Руфуса Скримджера. Бывший министр магии был испуган. Он выглядел постаревшим, дряблым и осунувшимся. Идеальная жертва для цепких когтей журналистки. Словно тень она возникла позади низкорослого мужчины, положив руку ему на плечо, сжимая пухлое тело, поблескивая в тусклом свете платформы алыми ногтями.
- Добрый вечер, мистер Фадж, – мурлыкнула Скитер, широко улыбаясь и медленно обходя мужчину, буквально оплывая его.
- О, мисс Скитер… - голос звучит взволнованно, испуганно. Затравленный взгляд тут же метнулся в сторону Руфуса Скримджера, словно бы ища поддержки.
- Нападение на поезд? – вопросительно изогнув бровь, спросила Рита. – Это правда? Объясните мне и нашим читателям, как такое могло произойти? Ведь поезд должен был быть под охраной. Не справились? – ядовитое замечание и приподнятые уголки губ в лисьей улыбке.
- Да… - неуверенно замямлил Фадж, бегая взглядом по своим коллегам, - нападение… но мы сами ждем…
Он не договорил. Раздался свист паровоза. Он должен был быть радостным, но в свете последних новостей звучал печально. Впрочем, для Риты Скитер он прозвучал как подтверждение. Сердце журналистки затрепетало. Она с интересом и любопытством следила за проезжающим мимо нее составом: выбитые окна, покривившиеся вагоны, скрежет тормозов и оторванного от состава металла по рельсам, вылетающие то и дело искры. Печальное зрелище. Рита медленно продвигалась к голове поезда, идя следом за Фаджем и Скримджером. Туда, где был Аластор Грюм. Туда, где стали появляться авроры и где колдомедики кинулись внутрь состава, чтобы помочь раненым.
- Бедные птенчики, – без толики сочувствия произнесла Рита, проведя рукой по исцарапанной битым стеклом щеке белокурой девочки, вышедшей в веренице других уцелевших из поезда и жалобно всхлипывающей и затравленно озирающейся. Но спросить что-либо Рита не успела: девочку ловко увели дальше, чтобы оказать ей необходимую помощь. Словно по волшебству, у ворот, у которых ранее была Рита, теперь стояли кареты с фестралами, которые для Риты Скитер уже не были невидимыми существами. – Альбус Дамблдор собственной персоной, – словно бы только заметив директора, воскликнула журналистка, вертлявой походкой в узкой юбке приближаясь к пожилому волшебнику, цокая каблуками по мокрой платформе. Он был окружен преподавателями своей школы словно свитой. Она помнила их всех, пусть и не все из них вызывали у нее интерес. Но среди преподавателей была женщина, личность которой для Скитер оказалась загадкой. Но настолько пока не интересной, что и не стоила внимания.  – И его друг Аластор Грюм, – добавила журналистка, заканчивая свою фразу, и, сцепив пальцы рук, Рита приглушенно хохотнула. – Я слышала, мистер Грюм, не далее как сегодня утром Вам предлагали вернуться в Министерство и вновь стать полноправным защитником бедного магического населения, – оставив директора на потом, Рита, не замечая позади одноглазого волшебника измученной аврорши с мышиного цвета волосами, приблизилась под вспышки камеры своего фотографа к бывшему аврору, - нет сожаления, что не оказались в поезде и не оказали помощь? Считаете ли Вы, что аврорат плохо подготовлен и неправильно оценивает нависшую над всеми нами опасность? Ведь, будь они…бдительнее, подобное несчастье не произошло бы, не так ли? – часто поморгав, Рита приложила палец к уголку губ, ожидая ответа Грюма и нисколько не смущаясь ненавистнических взглядов в свой адрес. – На защиту детей отправили тоже еще детей – это так…мудро, – ядовитая ухмылка змей выползла на губы женщины, а пальчик игриво указал на так называемого «ребенка» позади Аластора Грюма: в глазах этой потрепанной схваткой девушки блестели слезы. – Профессор Дамблдор, Вы со своей свитой доставить несчастных шармбатонцев до школы сможете в целости и сохранности, не так ли? – с явным подтекстом, что она совершенно точно ожидает не «не так ли», поддела Рита, полу-обернвушись к директору, скользнув взглядом по Снейпу и неизвестной даме.
Платформу окутывал дым от паровоза. Этот сизый туман разрывали всполохи света вспышки, добавляющей дыма пространству. Столь густого и едкого, что даже поднявшийся холодный ветер не мог разорвать эту пелену. Было холодно. И небо плакало, роняя на мерзлую землю белоснежные слезы-снежинки.

+5

5

Ворота школы отворились с тяжелым металлическим скрежетом, выпуская директора и четырех сопровождающих его преподавателей. Практически синхронные хлопки трансгрессии, разбившие подобно выстрелам тишину, заставив взметнуться ввысь стайку ворон: таких же черных, как и тени Запретного леса.
На станции было многолюдно. В основном работники Министерства магии и колдомедики из Сент-Мунго. Заметив Аластора, Альбус направился к нему, но в тоже мгновение путь ему перекрыла группа из отдела международного магического сотрудничества, засыпав вопросами. Лишними. Но из этой каши в сознание врезалась одна фраза…
- Оборотни забрали несколько детей с собой…
Горечь. Сердце пожилого волшебника болезненно сжалось.
- Минерва, Филиус, – приглушенным, тихим голосом обратился к двум профессорам Альбус, подойдя к ним ближе, словно собравшись секретничать, - проконтролируйте рассадку и транспортировку шармбатонских студентов. Раненых после разрешения колдомедиков отправляйте первым рейсом прямиком к мадам Помфри.
Кивнув, МакГонагалл и Флитвик отправились к каретам с фестралами, принимая шефство над испуганными, несчастными детьми, топчущихся около представителей министерства: испуганные, раненные, бедные дети, держащиеся за руки и жмущиеся друг к другу как маленькие цыплята, потерявшие свою маму-курицу. Дамблдор прошел дальше, минуя беспрестанно тараторящую группу волшебников и следом натыкаясь на Риту Скитер.
- Добрый вечер, мисс Скитер, – вежливо и, словно бы не слыша едких комментариев женщины, поздоровался директор. – Конечно сможем, мисс Скитер. Для этого мы сюда и прибыли, – тратить время на журналистку Альбусу не хотелось, поэтому он бросил ей ничего не значащую фразу как кость собаке и обратил свое внимание на Аластора и утомленную Тонкс. – Вам нужна помощь, Нимфадора, – с легким волнением в голосе негромко подметил Альбус, обводя взглядом кровоточащие раны на теле девушки. – Профессор Мантер, прошу Вас, помогите мисс Тонкс и проводите ее к колдомедикам.
Дамблдор выделил интонацией фамилию своего нового преподавателя. Хитрый ход, нацеленный на отвлечение внимания. Директор не смотрел на Риту Скитер, но, признаться, внутренне слегка замер, ожидая ее реакции. Могло показаться, что Дамблдор позвал с собой только что прибывшую и чужую для школы и магической Британии Серафину для того, чтобы показать всем и каждому ее значимость. Заявить о ней. Столь сердобольно помочь влиться в новое для нее общество. Но мотивы поступков пожилого волшебника были куда…прозаичнее. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что пресса будет здесь. Что Министерство и министерские гиены будут рвать мясо зубами, чтобы обелить себя, заработать голоса и потерять остатки здравого смысла. Нужен отвлекающий маневр. Один из этих маневров – новый преподаватель в Хогвартсе из примкнувшего к Темному Лорду Дурмстранга. Фамилия Мантер у знающих людей на слуху. Все-таки именно эту фамилию носил один из директоров Дурмстранга и один из приспешников Гриндевальда. Пресса клюнет. Пресса не упустит возможности в очередной раз пройтись по его персоне, по его школе и по его взглядам на обучение.
- Аластор, – тихо начал Дамблдор, взяв своего старого друга под локоть и отводя его чуть в сторону, - необходимо попробовать найти логово оборотней и вернуть похищенных детей. Действовать надо быстро… – с тяжким вздохом Альбус прервал себя, подняв взгляд на Снейпа, которому не давал все это время отойти от себя далеко. – Северус… – внимательный, словно бы выжидающий чего-то взгляд Дамблдора зацепился за взгляд черных глаз профессора зельеварения, - постарайся незаметно проверить детей – кто-то из них может быть под Империусом, – быстрый взгляд на вереницу студентов, медленно направляющихся в сторону все еще пустых карет. – И нам надо будет поговорить по возвращению в замок…
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

Отредактировано NPC (2016-02-09 16:09:25)

+3

6

Стараясь держаться подле Альбуса, чья деятельная натура уже побывала в каждом уголке перрона, обратив внимание на каждого необходимого, Северус невольно и сам стал участником и свидетелем действий директора и всех его "случайно" оброненных фраз. Снейпу было далеко до стратегического гения Дамблдора, но все же некоторые шаги он понимал и одобрял.
Скитер выглядела возбужденной, Тонкс раздавленной. Каждому свое. Мантер же была все столь же непроницаема холодна, что, пожалуй, было наиболее соответствующе происходящему. МакГонагалл и Флитвик занялись пострадавшими и их распределением по каретам, Снейп же решился обратить на себя внимание прессы, дабы дать возможность своим коллегам без проволочек убраться подальше с перрона.
- Мисс Скитер, - холодно обратившись к журналистке, Северус внутренне скривился, обозревая эту картину - цветущую и пышущую даму с алыми губами и ее верного фотографа, который умелее некоторых авроров маскировался под местность, порой и вовсе с ней сливаясь, терзающих истерзанных детей, - а вас не приглашали сопровождать "несчастных шармбатонцев" насколько мне известно, извольте не приближаться к детям, - этой дамой он бы с удовольствием занялся лично, но вновь устремился за Альбусом, подоспев как раз к тому моменту, когда профессор Мантер удалилась вместе с Тонкс, оставляя их наедине с Грюмом, от которого Северус в обычное время предпочел бы держаться подальше. "Вечная бдительность" старого аврора излишне походила на паранойю на взыскательный вкус зельевара, поэтому он предпочел не вмешиваться в их разговор с директором, лишь ожидая поодаль его завершение, которое и не замедлило случиться. Ощутив на себе взгляд директора, Снейп спокойно встретился с ним глазами:
- Я зайду к вам сразу как закончу... с детьми.

+4

7

Собрание прерванное патронусом от неизвестной Мантер Тонкс, всколыхнуло тех, кто на тот момент находился в Большом зале, потом новость, подобно неудержимому тайфуну облетела замок, ввергая его обитателей в состояние трепетного ожидания. С того самого момента, как они вышли за тяжелые ворота замка, никто из присутствующих не проронил ни слова, пока они не достигли вокзала Хогсмида, где уже толпился народ. Серафина выделила группу людей в мантиях, похожих на министерские, спустя минуты, она убедилась в своей правоте. Общая какфония голосов, тут и там ее слух выхватывал отдельные фразы ... - Забрали детей, погибли сотрудники аврората и студенты. Потерян хвостовой вагон поезда. Действительно, поезд выглядел так, как - будто его потрепала свора бешеных собак. Лица людей вокруг выглядели по-разному: кто - то был потрясен, кто-то с интересом рассматривал поезд и прибывших, кто-то в страхе прижимал руки к лицу. Серафина взирала на все это с выражение холодного спокойствия, даже безмятежности, словно происходящее не касалось ее лично, словно она была только зрителем развернувшейся драмы, а никак не участником.
Дамблдор, отдавая распоряжения продолжал двигаться в одному ему известном направлении, спустя секунды, Мантер поняла, к кому именно они направляются. Несколько авроров стояли неподалеку от поезда, один из них колоритной личностью выделялся из общей массы - Аластор Грюм. Старый мракоборец, посадивший в Азкабан не мало приспешников Темного Лорда, в том числе и изловивший когда-то Каркарова. Она никогда не видела легенду Аврорта лично, но наслышана была вполне, Каркаров частенько проходился по тому, кто отправил его в застенок. Впрочем, Серафина не была подвержена чужому влиянию и не делала выводов, основываясь на рассказах Игоря. - Интересно, как он отнесется к тому, что волшебница, носящая фамилию тех, кто положил начало первого темного периода в истории Дурмстранга, теперь будет преподавать в Хогвартсе?
Поднявшийся ветер растрепал прическу, выбив несколько прядей из тугого, чопорного пучка. Эти выбившиеся прядки на короткий миг сделали ее непохожей на ту каменную статую, которой она была по большей части. Казалось, что начавшийся снег и усилившийся ветер не доставляют ей каких - либо неудобств, она словно не чувствовала холода, как - будто он был внутри и теперь еще и снаружи, две половинки одного целого наконец-то соединились. 
Назойливый словно игла взгляд заставил Серафину переключить свое внимание со старого аврора на девушку стоявшую рядом с ним. Серые тусклые волосы, облепившие лицо, потухший взгляд, плечи опущены. Ее можно было бы назвать жалкой, но Мантер прекрасно видела, что эта девушка была отнюдь не жалкой или обиженной, она была уставшей, измученной, разбитой, израненной, но тот стержень который судя по всему был у нее внутри, сломить обстоятельствам было не под силу. Серафина перехлестнулась с ней взглядом, увидела, как шевельнулись ее губы, когда она отвела взор и обратилась к мракоборцу. Уголки губ Серафины секундно дрогнули вверх, сколько подобных реакций она уже видела.
Они приближались в аврорам и работникам Мнистерства Магии. Рядом с аврорами вилась женщина, которая напомнила Мантер своим поведением маленькую сабачонку, искавшую возможность укусить из под тишка. Костюмчик туго сидел на коренастенькой фигурке, которую венчала на удивление аккуратная головка в белокурых тугих локанах. Её лицо можно было назвать привлекательным, если бы не несколько тяжеловатый подбородок, который впрочем сигнализировал о том, что дамочка пойдет по "трупам", если на то будет необходимость. Корреспондент газеты, этого следовало ожидать, большинство из них сделаны как под копирку. Учуяв очередную добычу, она ринулась на взятие этой крепости в лице Альбуса Дамблдора и остальных профессоров, сама же Мантер не удостоилась подобной сомнительной чести. Репортерша была назойливой, ее вопросы были колкими и обвинительными, сыпались как из рога изобилия, видимо она даже не допускала мысли о том, что кому-то в данный момент даже словом можно причинить боль. - Что людей больше всего привлекает в профессии репортера – возможность спрятаться за своим блокнотом. Превратить любую беду в работу и погоней за сенсацией. Обращаясь в никуда проговорила Мантер спокойным, но хорошо-поставленным голосом.
В этот момент ей в руки, как маленький кутенок ткнулась рыжеволосая девочка лет одиннадцати - двенадцати. вероятнее всего первокурсница, чудом уцелевшая в Шармбатоне и потом сумевшая выжить в поезде. Ребенок в каком-то неистовом порыве схватилась за юбку Мантер, тоненькими пальчиками, сквозь ткань, до боли впиваясь в кожу Серафины. От неожиданности Мантер поддалась назад, едва не оступившись, качнулась. Она ненавидела такие прикосновения, не любила, когда ее брали за руки, она не любила, когда кто-либо нарушал ее личное пространство, вторгаясь в него. Даже сейчас, когда вокруг слышался плач детей, выносили раненых и убитых, даже это не могло изменить ее нежелание прикосновений. Она попыталась разжать маленькие ручки, но девочка обезьянкой повисла на ней, не желая отпускать. Серафина сжала губы в тугую линию, оставаясь у всех на виду, она старалась справиться с этой ситуацией. Секунды спустя Мантер вынужденно положила руку на голову ребенка, поглаживая рыжие волосы и не произнося ни слова. Подоспевший колдомедик сумел отлепить ребенка от Мантер и увести в сторону карет.
Мантер оправила юбку, провела рукой по волосам, поправляя прическу, этот инцидент выбил ее из привычной колеи ледяного спокойствия. На щеках проступил лихорадочный румянец, на какой-то миг ее ледяная броня пошатнулась, выпустив наружу вполне человеческие эмоции. Однако она довольно быстро взяла себя в руки, бросив взгляд на Дамболдора и не ответив ему, она однако направилась к Тонкс и чуть тронув за плечо. постаралась увести за собой, - Мисс Тонкс, пройдемте, Серафина произнесла это с нажимом и интонацией, не терпящей возражений. Колдомедики сновали тут и там, Серафина вела за собой Тонкс, точнее Тонкс сама следовала за ней, оставляя позади тех, вокруг кого вились репортеры.  - Вы неплохо держитесь, в Вас есть стержень, идя впереди проговорила Мантер, -  но Вам не хватает выдержки и хладнокровия, учитесь держать себя в руках. Мой Вам совет.Они подошли к группе колдомедиков.
Далее Серафина развернулась, что бы идти обратно, ее взгляд зацепился за одну из карет, рыжеволосая девочка была там и смотрела на нее немигающим взглядом, Мантер махнула ей рукой, девочка несмело подняла свою руку в ответ.

+4

8

Действие на платформе разворачивалось довольно быстро, и было трудно уследить за чем-либо отдельным. Аластор был благодарен Альбусу за то, что он избавил его от общества Скиттер. Вот с ней точно никакого желания общаться не было. Пусть Грюм достаточно хорошо себя контролировал, однако сейчас он действительно мог сказать, чего-нибудь лишнего.

Пока они с Дамблдором выходили из толпы, у Аластора было ощущение, что он что-то упускает. Внезапно тень понимания прошла по его лицу. “Мантер, Мантер, что-то очень знакомое” Пройдясь по тем английским фамилиям, что он знал и не найдя совпадений, Грюм перешел на иностранные, уже понимая, что ничего хорошего это не означает, и сразу же нашел ответ. “Дурмстранг. Очень старый и темный род. Это явно не к добру” Здесь Аластор вновь стал сомневаться в решении Альбуса. “Назначать профессором в Хогвартсе, представителя одной из самых темных семей? Да еще и из Дурмстранга? Явно не самый лучший выбор”

Когда они немного отошли от толпы Альбус попросил сделать то, что Грюм и так собирался. Как только Аластор проводил Снейпа подозрительным взглядом, он сказал Альбусу:
Хорошо, я отправляюсь туда немедленно. Но, когда я вернусь я бы хотел поговорить с тобой насчет новых донесений от Флетчера… и о новом профессоре. Действительно, чем вы руководствовались, когда назначали учителем ЗОТИ (Аластор даже не сомневался, что ее взяли именно туда) представителя семьи Мантер? Однако это подождет, я зайду к Доре, попрошу у нее координаты для аппарации и отправлюсь на место. До свиданья Альбус”.

С этими словами старый аврор покинул край платформы, где он говорил с Альбусом, и отправился в сторону палатки колдомедиков из Мунго. Сейчас там было действительно многолюдно. Лекари производили быстрый осмотр множества детей, не скупясь на укрепляющие зелья, а после давали им возможность сесть в кареты, в которые как всегда были запряжены фестралы, которые отвезут учеников Шармбатона в Хогвартс, где они попадут под опеку Помфри. Тонкс тоже нашлась неподалеку. Видимо ее раны уже обработали. Она сидела за палаткой в компании множества пузырьков с различными эликсирами, половина из которых уже была пуста. Когда Аластор подходил, она заливала в себя очередное зелье, судя по маркировке на крышке, кровевостанавливающее.
Дора (помня, что Тонкс не особо нравится ее полное имя, Аластор вне службы всегда обращался к ней используя сокращенное), как ты? Альбус попросил меня осмотреть место нападения, можешь выдать мне координаты для аппарации?
Конечно лучше было бы, если она тоже туда отправилась, так бы не было шансов на ошибку в аппарировании, а то в координатах есть некоторая погрешность, да и просто лишняя пара глаз не помешала. Однако, пусть раны у Тонкс и были не особо серьезные, но просить ее сейчас перемешаться куда-то и осматривать место преступление было бы не самой лучшей идеей. Хотя… По Тонкс было видно, что она приняла нападение очень близко к сердцу и явно хотела бы исправить, хотя бы частично, ошибку, которую она считала своей.
Если твои раны несерьезны, то можешь тоже отправляться, если, конечно, захочешь”.

+5

9

Тонкс скривилась, как только Скитер произнесла свои первые вопросы. Естественно она не ожидала услышать от нее на слов соболезнования, ни горечи, эта женщина, начисто лишенная какого-либо сострадания, не способная сопереживать и готовая на любые жертвы других людей, ради того, что бы добыть сенсацию какой бы та ни была. Вот и сейчас, ее слова, как колкие иглы вонзались в сознание Нимфадоры. Обычно стойкая к колкостям подобного рода, привыкшая не реагировать на разного рода обличительные статьи, сейчас ее щеки вспыхнули от негодования. Эта журналистка, сама толком никогда не принимавшая участия ни в одной мало - мальски серьезной заварушке, привыкшая находиться за чужими спинами, прикрываясь вспышками фотоаппаратов, но обладавшая острым язычком, способностью вести словесные дуэли и вытягивать информацию по крупицам никогда не нравилась Тонкс. А сейчас тем более. От ее слов Дора не сдержалась и дернулась словно получила пощечину, сузившимися глазами посмотрела на перемычку очков, понимая, что следующая встреча в более узком кругу, не пройдет так мирно. Она сжала губы и отвернулась от хорошо знакомого лица, давая понять. что не намерена говорить что - либо. Подоспевший Альбус Дамблдор переключил внимание на себя. Его спокойный голос посреди царившего хаоса был так странен, но в тоже время невероятно успокаивал. Вместе с ним подошли и остальные. Всех присутствующих, за исключением той самой черноволосой молодой женщины,  она знала.  Но почему то именно ей - незнакомке в странного покроя мантии Дамблдор предложил препроводить Тонкс к колдомедикам. - Профессор Мантер, именно так обратился к ней Альбус...- Мантер, Мантер. Это имя всплывало в памяти Доры, но она никак не могла понять откуда она его знает. Возможно когда - то она его слышала, но где и при каких обстоятельствах, она не могла вспомнить. Впрочем, сейчас было не до этого. Детей, которые не постарадали уже уводили к каретам с фестралами, раненых уносили в другую сторону. Словно под чужим влиянием. повинуясь голосу, Нимфадора двигалась за прямой спиной черноволосой Мантер, они прошли несколько тел укрытых простынями с головой. Тонкс сглотнула, не в силах отвести взгляд от тех, кто еще сегодня утром и не предполагал, что с сегодняшнего дня останется только в памяти.
Внезапно Мантер обратилась к ней, не разворачиваясь, без всяких лишних движений и предисловий, так, как - будто они уже вели диалог и это было продолжением. - Неплохо держусь? У меня стержень?Тонкс уставилась в спину Мантер так, словно ослышалась, - да вы не можете представить себе и толики того, что там происходило! Нимфадора вскинулась на эту женщину, которую в сущности даже не знала, за Скитер, выплеснув на нее свое раздражение. Но последняя не повела и ухом, оставаясь все той же льдышкой. Ее выдержке можно было только позавидовать. Она продолжила так, как - будто у Тонкс не было вспышки, заявив, что у той не хватает выдержки и в следующий миг уже передав ошарашенную Тонкс в руки колдомедиков, которые тут же  принялись исполнять свои обязанности. Тонкс оставалось только бессильно проводить взглядом свою сопровождающую и отдаться в руки тех, кто готов был исполнить свою работу и залечить ее раны. На несколько минут, пока одна из колдомедиков аккуратно обрабатывала очередной порез, Нимфадора закрыла глаза и лишь изредка морщилась, когда ей было больно. Но долго в таком положении она оставаться не могла. перед ее внутренним взором вставали страшные картинки произошедшего, она поспешила открыть глаза и как раз во время, к ней шел Грюм.
Приняв очередной пузырек со снадобьем, Тонкс опустошила его и попыталась встать, ноги слушались плохо, тело отказывалось подчиняться, но она с энтузиазмом закивала, как только услышала о чем говорит Аластор. - Я готова отправиться прямо сейчас, мои раны, это так - ерунда. Минуты спустя они затянутся, я способна двигаться и владеть своим телом, нам нельзя терять время. Она поднялась на ноги слишком резко и ответом на это движение ей была боль в правом боку. Она прижала руку и скривилась. - Все в порядке, бросила она в сторону колдомедика, - все нормально, произнесла она еще раз, принимая очередное снадобье. - Я на ногах, координаты знаю, нужно отойти и я готова отправиться. Тонкс покрутила в руках свою палочку, - пойдемте. Чуть прихрамывая, она уводила старого аврора за собой, туда, где мерк свет фонарей. Снег продолжал падать, ветер усилился. Тонкс сжала своей рукой локоть Аластора и они аппарировали. Пара хлопков и волшебники растворились.

Переход в 21.01.97: Истина где-то рядом

+3

10

Цинизм – это не плохо. Пусть и говорят, что для таких людей нет ничего святого. Рита видит это в осуждающих взглядах и слышит это в тяжких вздохах. Да, ее действительно можно назвать циником. Хотя, ее абсолютное безразличие или же наигранное сочувствие всем пострадавшим в этом печальном событии было продиктовано совершенно иными мотивами. Пронизано другими эмоциями. Иногда люди привыкают жить, как говорится, без души. Рита Скитер жила так с удовольствием. Переживать за несчастных детей? Какая ерунда! За них переживает весь свет, зачем ей-то тратить на них нервы? Сочувствовать пострадавшим аврорам? То была их работа – они знали, на что идут. Журналистке было глубоко плевать на всех и каждого – ее интересовали только новости. Слова, способные приоткрыть завесу тайны и дать миру сенсацию. Поэтому, задав свои провокационные вопросы, Рита молчала. И выжидала. Но то, что она услышала, касалось отнюдь не ситуации с нападением на поезд. Нет. Это касалось людей с настолько темным прошлым, что услышать их фамилию здесь – рядом с Хогвартсом – было, по меньшей мере, странно.
- Мантер? – переспросила Рита, словно бы пробуя фамилию на вкус. Губы журналисты растянулись в коварной усмешке, а взгляд тут же зацепился за девушку, обронившую в ее адрес фразу, которая, впрочем, не зацепила ни одной струны в душе Скитер. – Мантеры в Хогвартсе? Профессор Дамблдор, Вы, право дело, удивляете! – щелкнув пальцами, безмолвно веля фотографу заснять девушку, подошедшую к потрепанной схваткой Нимфадоре Тонкс, Рита собралась было проследовать за удаляющимися Дамблдором и Грюмом, но была остановлена. Неожиданная преграда в лице профессора зельеварения. Секундное удивление, исчезнувшее так же неожиданно, как и появилось, возникшее лишь потому, что присутствие этого мужчины Риту пока не интересовало. - Профессор Снейп, – моргнув в уже наигранном удивлении и все-таки обратив внимание на преподавателя, Скитер одарила его своей лучезарной улыбкой, - Вы, как всегда, сама любезность, – неприятно хохотнув, журналистка скрестила руки на груди, провожая и Дамблдора, и его свиту внимательным взглядом. Могло показаться, что на лице журналистки – всего на мгновение – промелькнуло разочарование, словно бы женщина вдруг ощутила досаду, что жертвы вырвались-таки из ее цепких лап, но это впечатление было бы ошибочно. Потому что Рита Скитер, глубоко вздохнув и вновь озарив вечернюю тьму своей сияющей улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, резко развернулась на каблуках, устремляясь к покинутым ранее Фаджу и Скримджеру.
- Мистер Скримджер, – елейным голосом обратилась к кандидату в Министры Магии Рита, оказываясь прямо перед носом мракоборца, - прошу, несколько слов для «Ежедневного Пророка» о столь шокирующем происшествии.
Наверное, Руфуса Скримджера можно назвать тщеславным человеком. Потому что Рита видела – все могли это заметить даже невооруженным глазом – он любит работать на публику. Хорошо отрепетированная речь – он смог подготовиться к ответам на вопросы прессы за столь короткий срок, что вызывало, наверное, восхищение у тех, кто слушал речь кандидата в министры магии едва ли не разинув рты. Но пылкая речь мракоборца вскоре прервалась: из покореженных вагонов вывели связанных и раненых оборотней и одного пойманного пожирателя смерти.

+4

11

Альбус Дамблдор, несмотря на усталость и на тяжелые мысли, был доволен собой. Он смог отвлечь внимание Скитер, смог поговорить с другом и морально подготовился к предстоящему разговору с Северусом. После ухода Аластора, директор Хогвартса остался стоять в стороне в компании лишь Снейпа. Тяжело вздохнув, Альбус повернулся к нему.
- Будь внимателен, Северус, – негромко заговорил Дамблдор, - это нападение было спланировано не Томом, – он кинул быстрый, но тяжелый взгляд на перепуганных детей и на показавшихся из вагонов поезда арестованных оборотней и пойманного Пожирателя Смерти. – Но то, что при этом присутствовали пожиратели смерти, требует от нас особой бдительности. Сивый – зверь. И его целью были дети. Но Пожиратели, сам знаешь, мыслят иначе… – с ощутимой в каждом слове горечью Альбус сделал паузу, возвращая взгляд на Северуса, словно бы ища ответы в его темных глазах. – Лучше перестраховаться и проверить прибывших детей. Неожиданные гости в Хогвартсе нам не нужны. Хотя, таких неожиданных гостей нам не избежать.
Невеселая усмешка тронула старческие губы. Дамблдор медленно двинулся по платформе, направляясь к выходу. Замечая активность Руфуса Скримджера при общении с прессой. Замечая уход Нимфадоры и Аластора. Ободряюще кивая кажущейся слегка растерянной Серафине. И медленно спускаясь по каменной лестнице к тропе, ведущей в город. Хлопок аппарации заставил осыпаться нелепыми комьями свежий снег, обосновавшийся на тоненьких ветках близстоящих деревьев.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+3

12

Наверное, авроров все-таки нельзя назвать полными неудачниками. Это было бы глупо. Подготовленные бойцы. С благородными целями и добрыми сердцами. Оборотни, раненные в ходе схватки, с удовольствием вырвали б им сердца и сожрали б их на глазах у близких и друзей. Но, увы, попались. Какой позор. Сивый, наверное, раздосадован. Впрочем, наверное, можно заслужить его прощение, если вырвать глотки этим наивным соплякам и дряхлым старикам. Так, во всяком случае, считал один из молодых оборотней, скалящийся и рычащий подобно зверю, которого вытягивали из клетки на волю – на обозрение всем. Как коровы на убой. Но ни один из этих авроров не понимает, что жертвенными агнцами станут именно они.
Путы, созданные волшебством и тянущиеся из волшебной палочки, были обмотаны вокруг запястий. Мракоборец – явно стажер – тянул оборотня вперед, с презрением кидая на своего пленника короткие взгляды, словно смотреть на этого зверя ему было противно. В этом была его ошибка. Наверное, уход Аластора Грюма в отставку плохо сказался на подготовке авроров. Бдительность. Даже некоторые оборотни, имевшие неудовольствие сталкиваться со старым аврором, знали о его нравоучениях. Бдительность, бдительность и еще раз бдительность. И ведь он был прав. Дело говорил. Если бы этот мракоборец был чуточку внимательнее, он бы заметил, что, несмотря на боль и на кровь, пропитывающую веревки, оборотень сосредоточенно пытался избавиться от веревки на руках, вытягивая ободранные руки. И ему это удалось.
- Идиот, – негромко прорычал оборотень на ухо мракоборцу, обматывая им же созданную веревку вокруг шеи мальчишки и вгрызаясь в нее зубами, пытаясь разорвать ему горло. Но до полнолуния еще было несколько дней. Схватив палочку этого неудачника и ощутимо пнув упавшего мальчишку в живот ногой, оборотень кинулся наперерез темноволосому профессору Хогвартса прямиком к темноволосой красавице: он не знал, кто она такая, но был уверен, что она не аврор. Единственное, что кинулось в глаза, это отличительный знак Дурмстранга на ее мантии. Безделушка, не привлекшая особого внимания – просто попавшая в поле зрения. – Fiendfyre! – мерзкий, рычащий голос оборотня буквально изрыгнул заклинание из окровавленных губ. Заклинание, которое он лишь слышал. Заклинание, которое должна была исполнить чужая палочка в изодранных руках. Оборотень ждал адского пламени. Чтобы сжечь все к чертям собачьим на этой платформе. Заклинание - мелочь. Не важно, сработает оно или нет. Он жаждал порвать их всех зубами.
[NIC]Werewolf[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/NMqnl.gif[/AVA]
[STA]big bad wolf[/STA]

Отредактировано NPC (2016-02-16 11:59:15)

+3

13

В том что Скитер не останется без сенсации не было сомнений, однако Снейп все-таки проводил ее внимательным взглядом ровно до того места, где стоял министр с извечным Фаджем, изрядно потускневшим и, на первый взгляд, еще сильнее поглупевшим в угоду новому начальству.
Грюм, хоть и не вызывал в нем никакой приязни, импонировал своим отношением к делу, сказано - сделано, явно его принцип, руководствуясь которым военный пенсионер и кинулся очертя голову спасать захваченных детишек. И отчего-то Северус не допустил и доли сомнения в том, что старику это удастся.
Первые слова директора тут же напомнили ему едва отошедшего Аластора, заставив искривить губы в подобии на усмешку: - Вечная бдительность, - ответив взглядом, Северус заглянул в глаза директора, голубые и потускневшие, абсолютно утомленные. Ответом послужил лишь кивок, которым Снейп отреагировал на слова директора, полностью соглашаясь и принимая все, что тот сказал. Провожать его он не стал, а все также невесело улыбнувшись, проводил, сошедшего с перрона, Дамблдора взглядом, проследив за тем, как тот аппарирует.
Из-за этого сентиментального жеста, он и не успел вовремя остановить вырвавшегося из "цепей" аврората оборотня, который бесцеремонно толкнул его и направился к оставшейся в одиночестве Мантер.
Перед Северусом встал нелегкий выбор: либо остановить его, либо проверить нового преподавателя, злорадно предвкушая как потом на нее набросится Скитер и растерзает своим едким перышком. Но решение его еще не успело до конца созреть, а рука с палочкой уже направилась на летящего на всех порах и мечтающего сжечь все вокруг оборотня, нейтрализуя раненного и убого банальным ступефаем. Никогда не лишне проявить свою лояльность "светлой" стороне при таком скоплении народа и прессе. Отлеветировав бессознательное тело к ногам министра с его помощником и вездесущей журналистке, Снейп обронил, проходя мимо Мантер:
- Профессор, пора возвращаться в замок, дальнейшее наше пребывание здесь бессмысленно, - и чуть громче для тех, чьего слуха достигают подобные комментарии, - оставим более сведущих в борьбе с преступниками авроров разбираться с тем отребьем, что они наловили, - "более опытных" было пропитано тем самым ядом, которым Снейп одаривал редких студентов, которым удавалось особо отличится на его уроках.

+5

14

Серафина видела, как аппарировал Дамблдор, перед аппарацией проговоривший что-то Снейпу. Она двигалась по направлению к каретам, в которых находились студенты, когда на перроне началась суматоха. Оборотень, вырвавшийся на свободу неумело схватился за чужую палочку. Мантер безучастно и даже с некоторым интересом смотрела, как зверь терзает молодого аврора. Со стороны могло показаться, что ей это даже нравится, но нет, она наблюдала, она рассматривала врага - того, с кем ей еще придется столкнуться.
Оборотень крутанулся на месте. Взгляд его и Мантер пересеклись на какие - то доли секунды и это предопределило выбор. Ярость и жажда истреблять все живое на своем пути, ненависть, которые были в этом взгляде. Серафина уже видела такое, неумело брошенное заклинание, которому не подчинилась чужая палочка, хоть и перешедшая к оборотню в так называемом бою, она выдала яркую искру и раскололась надвое, в один миг став бесполезным куском дерева.
Однако зверь не собирался останавливаться, он вознамерился сегодня довести до конца то, что задумал, окропить кровью землю Хогсмида. Рука Серафины молниеносно метнулась к собственной палочке, пальцы сжали рукоять, но секундой ранее, ступефай выпущенный Снейпом, обездвижел чудовище и тот рухнул на мощеную камнем дорожку.
Пальцы разжались, палочка не потребовалась. Студенты Шармбатона, ставшие свидетелями разыгравшейся сцены, разом загомонили, кто-то зарыдалкареты дернулись и ровной цепочкой поехали в направлении Хогвартса, увозя детей как можно дальше от преследовавшего из по пятам ужаса. Профессор зелий прошел мимо, обронив, что пора возвращаться в замок. - Спасибо, коротко кинула ему вслед Серафина. Ее голос прозвучал так же ровно, как звучал с того самого момента, как она вошла в Большой зал и нельзя было понять, действительно ли она благодарна ему за то, что он остановил оборотня или же это было просто соблюдением вежливости и такта.
Она прекрасно уловила истинное значение фразы: " более сведущих в борьбе с преступниками" - Смею заметить, именно они, отбили этот поезд и все же доставили большинство детей живыми и невредимыми, и именно они сейчас будут оплакивать тех, кто погиб ради того, что бы эти дети все же добрались до Хогвартса. Она смотрела в спину Снейпа, - Среди них были совсем мальчишки и они сейчас мертвы, я полагаю что они заслуживают уважения, а не вашего едкого сарказма. На сколько мне известно, в их возрасте, вы не отличались подобной храбростью. Если бы слово было камнем, то оно сейчас точно бы угодило прямиком в затылок Северуса.
Мантер развернулась к одной из карет, снова рыжие волосы, снова эти глаза. Девочка сиротливо подвинулась на своем месте, Мантер не оставалось ничего, как только сесть рядом и сопровождать детей до замка, что она и сделала. Забравшись в карету. она села так. что бы не касаться никого из находящихся рядом. Ее взгляд был устремлен в никуда, она даже не почувствовала, как рука девочки постаралась сжать ее руку, но этот жест так и остался без ответа.

+2

15

Восторг. Он, совершенно не стесняясь, преобразил лицо журналистки, явив себя миру во всей своей красе: блеском в глазах, довольством в улыбке, в сорвавшемся с губ полувздохе. Рита заметила нездоровую активность пойманных преступников не сразу: лишь тогда, когда потасовка привлекла внимание окружающих. Оборотень, вооружившись чужой палочкой, был похож на фанатика, готово рискнуть всем, что имеет. Опрометчивый ход и опрометчивый рывок. Признаться, Скитер было все равно, достигнет ли оборотень своей цели, ранит ли он или ранят его – чем больше действия, чем больше паники и оживления, тем красочнее новость. Тем она сочнее. Люди любят страшилки. А оборотень, сжегший все вокруг, напавший на преподавателя Хогвартса, вновь посягнувший на несчастных детей – это восторг.
- Браво, профессор Снейп, – с жеманным смешком воскликнула журналистка и даже пару раз хлопнула в ладоши, одарив победителя этой короткой недо-схватки своей лучезарной улыбкой.
Оглушенного оборотня, опустившегося по велению палочки мрачного профессора, Скитер едва ли заметила, скользнув по его телу взглядом так, словно бы место было вовсе пустым. Фадж суетливо подгонял мракоборцев, а Скримджер, покрасневший от гнева (видимо, он был раздосадован, что подобная оказия приключилась при его непосредственном участии и на глазах у изумленной публики), стоял по стойке смирно рядом с журналисткой и ее фотографом, глядя на распростертое тело оборотня у своих ног с нескрываемым презрением. Прийти в себя его заставила лишь вспышка фотоаппарата. Взгляд кандидата в министры магии медленно, угрожающе и устрашающе перемесился на Северуса Снейпа, обронившего свою колкость как бы невзначай. Короткая судорога свела лицо Скримджера, но, стоило ему горделиво выпрямиться, расправить плечи, так его лицо вновь стало серьезным, сосредоточенным и в тоже время – беспристрастным. Колкость Снейпа он оставил без внимания. Равно как и ответ на них нового профессора Хогвартса.
- Допрос проведем в Министерстве. Сейчас же, – команда, отданная жестко. Резко развернувшись, Руфус Скримджер стремительно направился к выходу с платформы, а Корнелиус Фадж боязливо засеменил следом. Мантия главы аврората парусом развевалась позади, взметая с холодной земли снег, образуя поземку, гуляющую по постепенно пустеющей платформе Хогсмида.
Рита Скитер покинула платформу одной из последних, будучи в очень хорошем расположении духа.

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 20 января 1997 года » 20.01.97: Работаю с новостями, а если их нет, пойду и укушу собаку!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC