Гарри Поттер и Вторая война

Объявление

Лучший игрок месяца
Семь вечеров с...
Администрация
Лучшая цитата

Да, конечно, здесь есть масса информации об Арке, - как само собой разумеющееся заявила Мина, даже удивившись, что мистеру Люпину пришел в голову такой вопрос. Ей он никогда в голову не приходил, стоило оказаться в этом архиве: ей казалось, что здесь, если хорошо поискать, можно найти все. Даже деньги. Но пока ей так, к сожалению, не везло.

Упырь побери! Сам Гилдерой Локхарт радостно улыбается, говорит, что ждал, и утягивает за собой! Сей фееричный факт омрачался лишь тем, что этот самый Гилдерой Локхарт по всем свежим и не очень данным был безнадежно нездоров на голову и уже несколько лет содержался в месте не столь отдаленном отсюда <...>.

Где-то голове, за скорбью и потерянностью, мелькнула весёлая мысль о том, как могла бы отреагировать МакГонагалл на подобное лет двадцать назад? Ученик предлагает преподавателю «прогуляться». На подобное был способен разве что Сириус. Конечно, из чисто юмористических побуждений.

И пусть ведьма была не Бог весть каким знатоком магических дуэлей, но волшебная палочка находилась в левом рукаве, сумочка - в правой руке, самоуверенность тоже была при ней, так что уж в здесь-то она как-нибудь справиться, будьте уверены

Вот и сейчас ему точно так же повезло (хотя могло вовсе и не, честно сказать, вовсе не было обязано везти <...>) - Муза, ещё более прекрасная (женщин красит уступчивость) и решительная всё же согласилась отправиться с ним. Это был великолепный, хороший признак чего-то великого!

Сложно представить, сколько людей пришли проститься с Альбусом Дамблдором. <...> Он слышал, но даже не думал прислушиваться. У него самого была история, история длинною в жизнь, о том, что без Дамблдора Люпин бы сгинул задолго до сегодняшнего дня.

Столкновение с профессор Прорицаний было не слишком неожиданным для Авроры. Вернее само столкновение не было неожиданным, а вот то, что встреча свела Синистру именно с Сивиллой, пожалуй, претендовало на сюрприз. Трелони похоже была готова к встрече меньше. Ее крик заставил Аврору вздрогнуть, уронить метлу и зачем-то оглядеться..

Она все также носила на груди знак Дурмстранга, медальон, что достался ей от деда. Она сделала свой выбор, она поступила так, как подсказывал ей собственный кодекс чести. Обещание, данное старому волшебнику.

Зарычав с досады и припугнув проходившую мимо мамашу со своим сладеньким молочным поросенком с розовыми щечками, Грейбек так задорно рыкнул, что те подпрыгнули синхронно и засеменили на своих коротеньких ножках так быстро, что ему даже стало смешно.

Сивый купался в толпе как в ромашковом поле. Поросята, курочки, кошечки - юные волшебники на любой вкус. Плотоядная улыбка вцепилась в рот и терзала его, искажая под разными углами, глаза разбегались и даже руки начали чесаться.


information
Эпизодическая система игры.
Рейтинг 18+.
Прием неканоничных персонажей ограничен. Список разрешенного неканона.РАЗРЕШЕННЫЕ В ИГРЕ НЕКАНОНЫ:
1. Студенты и преподаватели Дурмстранга и Шармбатона: беженцы, которые были переведены в Хогвартс (или Хогсмид) по программе Министерства Магии. Либо бежали сами. Шармбатон: не более 20 человек. Дурмстранг: не более 7 человек.
2. Целители больницы св. Мунго: главный целитель, целители, заведующий отделением, привет-ведьма, стажеры.
3. Министерство Магии: неканоничные персонажи принимаются на должности рядовых работников и стажеров.
4. Магическая пресса: репортеры, фотографы, редакторы "Ежедневного Пророка", "Придиры" и "Ведьмополитена".


Have you seen this wizard?
Kingsley Shacklebolt
Rufus Scrimgeour
Ronald Weasley
Alastor Moody

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
february, 2 1997
Воскресенье. Ясный, солнечный день. Температура чуть выше нуля.

После драки кулаками не машут - Muriel Prewett до 28/10
Танго в сумасшедшем доме - Draco Malfoy до 12/11

february, 14 1997
Пятница. На небе ни облачка. Температура выше нуля.

Ничего не говорите - Severus Snape до 12/11
Меж двух огней - Draco Malfoy до 17/12
Занимательная астрономия - NPC до 23/03
Охота на волков - Antonin Dolohov до 21/03
Крепость держат не стены, а люди - Lord Voldemort до 21/03
links
FAQ
Сюжет
Новости
Энциклопедия
Уровни магии
Список персонажей
Список внешностей

banners

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 21 января 1997 года » 21.01.97: Скучен и безлик был бы мир без загадок


21.01.97: Скучен и безлик был бы мир без загадок

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

СКУЧЕН И БЕЗЛИК БЫЛ БЫ МИР БЕЗ ЗАГАДОК
http://i10.pixs.ru/storage/2/2/7/Screenshot_9411175_20720227.png

Участники эпизода в порядке очередности: Severus Snape, Albus Dumbledore, позже Sarafine Munter
Краткое описание эпизода: Северус, как и было оговорено, приходит к Дамблдору в кабинет. Помимо дежурного осмотра и очередных попыток замедлить распространение проклятия, Дамблдор сознается Снейпу, что использовал Воскрешающий камень, чтобы вернуть сестру. И, видимо, избавиться от проклятия крестража Лорда и последствий использования камня им не удастся. Но их разговор прерывают – появляется Серафина Мантер. Будучи в курсе, что Альбус умирает (но не в курсе, от чего именно), и рассуждая логически, девушка предлагает использовать темную магию против темной магии. Не важно, откуда взялось проклятия – его можно просто переложить на другого человека. Важно лишь определить, кто умрет вместо директора…
Дата, время и место: 21.01.97, утро (до начала уроков). Кабинет директора.
Рейтинг эпизода: R

+2

2

Ночь в замке была бессонной и утомительной. Проверить не подвластны ли дети кому-то из Пожирателей, дважды напавших на французских студентов было той еще задачей, и даже Легелименция не была таким уж подспорьем в том, чтобы определить не скрыт ли волк среди стада овец. Ненавязчиво заглядывая в детские мысли, Северус насмотрелся на страхи и страдания, которые вполне могли бы быть внушены субъекту. Однако, легкости и пустоты не наблюдалось даже у самых младших, что либо говорило о том, что Пожиратели не представляли, что могут заслать в Хогвартс шпиона в Шармбатонской мантии, либо очень успешно, даже слишком замаскировали наложенный Империус, в чем Снейп сомневался. Об этом он и собирался поведать Дамблдору, поднимаясь по винтовой лестнице в кабинет директора Хогвартса, который привычно обнаружился за столом бок о бок со своим верным фениксом.
Уместно было бы начать со слов приветствия, но ни "Доброе утро", ни уж тем более "Здравствуйте" не соответствовали данному случаю, первое по причине того, что назвать данное утро "добрым" было бы большой ложью, второе по причине того, что скорее звучало бы как издевательство, чем пожелание здравствовать человеку, который со все большей очевидностью стоял слишком близко к порогу смерти.
- Время летит, - обратив внимание на почерневшую руку, Снейп мог только констатировать очевидное, - как вы себя чувствуете?

+4

3

Что бы ни происходило ночью, утро обязательно наступит и принесет облегчение. Это ночь – время тяжелых мыслей и горестных воспоминаний. Утро же всегда позволяет вновь вдохнуть полной грудью. Начать все сначала, хотя, по сути, все вращается по кругу, а у него, как известно, нет ни начала, ни конца. Альбус Дамблдор стоял у окна, глядя на припорошенные снегом верхушки деревьев Запретного леса, на поддернутую корочкой льда у краев воду Черного озера, но мыслями пожилой волшебник находился далеко отсюда. Усталость была заметная в каждой морщинке, в чуть сгорбленной спине, в сцепленных за спиной руках и даже в каждом вдохе. Но, словно бы вдруг вернувшись мыслями обратно, Дамблдор моргнул и чуть нахмурился, переводя взгляд на прикрытую портьерой дверь. Запертую дверь. Дверь, скрывающую один из очень многих секретов директора Хогвартса. Словно почувствовав взгляд, из-за закрытой двери послышался тихий, едва ли не жалобный, просящий стук. Словно бы поддавшись ему, Альбус медленно подошел к двери. За ней была лишь тишина. Печально вздохнув, волшебник протянул руку к двери, словно бы желая прикоснуться к той, кто был по ту сторону, но, так и не коснувшись холодной древесины, Дамблдор лишь поправил портьеру, скрыв дверь от любопытных глаз. В том числе и от своих собственных. Медленно отвернувшись, он подошел к своему рабочему столу, тяжело опустившись в кресло.
- Тяжелые времена настали, Фоукс, – медленно проговорив каждое слово, пропитанное горькой усталостью, произнес пожилой волшебник. Феникс в ответ лишь пошелестел крыльями, сонно поерзав на своей жердочке.
Звук движущейся винтовой лестницы разрезал тишину, заставив некоторых директоров, до этого мирно сопящих в своих портретах, недовольно забормотать, но, впрочем, так и не открыв глаза и вскоре вновь отправившись к Морфею. Дверь отворилась, впуская в кабинет Северуса. Усталость не пощадила и его.
- Как уставший человек в моем возрасте, – Альбус ответил на вопрос с улыбкой и спокойным полу-вздохом, жестом предлагая Снейпу присесть напротив. – Но, признаться, своевольно увеличил дозу твоих зелий. Не помогает. Чаю? – вежливо поинтересовался директор, взмахивая палочкой, сжатой в почерневшей руке, от чего из шкафа, звякнув фарфором, неспешно выплыли чашки и блюдца, а чайник, словно бы спеша угодить, заваривался прямо на ходу. – Я так понимаю, дети оказались чисты? – не поднимая взгляд на Северуса, спросил Дамблдор, снимая крышечку с вазочки с лимонными дольками и пододвигая ее ближе к своему утреннему гостю.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+2

4

Разместившись на привычном месте напротив директора, с которым его разделял массивный стол, Снейп принял скользнувшие ему в руки чашку и блюдце, придерживая пару на чуть вытянутых руках, пока чашка не наполнилась до краев горячим чаем, который он не спешил пригубить, обратив все свое внимание на пожилого волшебника.
- Благодарю. К сожалению, мне пока не удается разработать состав способный полностью нивелировать действие проклятия, - он понимал, что в словах Дамблдора не содержится упрек, но тем не менее, тем не менее... Черная кисть, которую не мог скрыть широкий рукав мантии, являлась его проблемой в той же степени, в какой она заботила самого носителя, руки и проклятия, убивающего медленно, но верно, - вряд ли увеличение дозы способно позволить нам достичь лучшего результата. Дети? Чисты, насколько могут быть чисты дети в их возрасте, - невеселую кривую усмешку он спрятал за глотком чая.
- Надо полагать я здесь не только за этим, - сделав еще один глоток, Северус словно намекнул, что способен выпить чай достаточно быстро и перейти к делу, в наличие которого он не сомневался у Дамблдора, можно уже сейчас, не соблюдая китайских церемоний с долгими хождениями вокруг да около. Сейчас время было дорого как никогда раньше.

+4

5

Рано или поздно, но каждый доживает до того момента, когда надо признаться. В совершенных грехах, в хранимой в сердце любви, в маленькой лжи – вытащить на свет божий все скелеты из шкафа. Обычно эти моменты наступают тогда, когда старуха с косой оказывается слишком близко. Когда она становится не страшным врагом, а верным другом. Когда она так долго дышит в твой затылок, что ангелы хранители уходят, а смерть остается. Верная подруга. Альбус Дамблдор не боялся смерти. Он уже давно воспринимает ее как друга. Но уходить и бросать все на полпути – это было совсем не в духе старого директора. Переложить такой груз, что скрючил спину выдающегося волшебника, можно только на молодого – молодым из надежных, по мнению Дамблдора, жующего сейчас лимонную дольку, был Северус Снейп.
- Ты прав, Северус, – со вздохом ответил Альбус, опустив взгляд, словно испытывал вину за то, что не смог порадовать преподавателя своей школы простым удовольствием от чая. – Видишь ли, я не строю иллюзий по поводу своего исцеления, – Дамблдор поднял почерневшую руку, в очередной раз демонстрируя ее и себе, и Снейпу будто бы приговор. - Ты – выдающийся зельевар. И мне повезло, что я вхожу в круг тех лиц, которым ты не откажешь в помощи, – Альбус хитро улыбнулся, посмотрев на молодого мужчину поверх своих очков половинок. -– Но ты сам прекрасно понимаешь, что проклятие Тома так легко не победить. Впрочем, проблема не только в этом…
Директор замолчал. Стул скрипнул ножками по полу, когда пожилой волшебник встал из-за своего стола. Заколка на бороде еле слышно звякнула, а звезды на пестрой шляпе волшебника изменили свой рисунок. Одна из звезд, моргнув, упала от остроконечного козырька вниз к широким полям шляпы. Альбус Дамблдор молчал, устремив печальный, уставший взгляд на дверь. Тишина повисла в кабинете, нарушаемая лишь еле слышным завыванием зимнего ветра за окном башни да мерным тиканьем часов. Едва слышно вздохнув, Дамблдор опустил почерневшую руку в один из многочисленных карманов мантии.
- Перед соблазнами практически невозможно устоять, Северус, – взгляд директора был печален, но в нем не было сожаления или извинений. – Многие до меня, многие, наверняка, и после меня будут совершать эту ошибку. Но наши души просят второго шанса. Шанса извиниться или шанса встретиться с любимыми, – Альбус вытянул руку, касаясь стола, сжимая что-то в руке. Разжав ладонь, старого дерева коснулся черный камень, угрожающе блеснув в свете парящих в воздухе свечей. – Я использовал Воскрешающий камень, чтобы вернуть к жизни свою сестру, Северус, – другим голосом – чуть более твердо и чуть более жестко – словно бы пресекая любые попытки осудить. – Поэтому дело не только в проклятии крестража Волдеморта, но и в действии этого камня, – Дамблдор указал взгляд на черный камушек, замерший между ним и Снейпом. – Но это, назовем мои слова так, признание не попытка помочь тебе в поиске противоядия, – и вновь хитрая улыбка прокралась в бороду волшебника и тронула его губы.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

Отредактировано NPC (2016-02-28 21:48:16)

+4

6

Вслед за внезапно повисшей тишиной, Северус услышал то, что могло бы ему привидеться, но никак не стать реальностью. Признаться, он не знал, что говорить, поэтому молча смотрел на черный камушек, покорно замерший на столе директора. Однако, затягивать этот молчаливый диалог было бессмысленно. Осуждал ли он его? Нет, скорее он думал кого так страстно желал оживить сам.
- Я уточню. Вы хотите сказать, что самостоятельно воскресили свою сестру с помощью этого камня? - Снейп отставил чашку и блюдце, которые трагично звякнули при приземлении на стол, так как взгляд зельевара принадлежал всецело камню, а на ощупь поставить чайную пару на стол беззвучно было сродни эквилибристике, которой он не был обучен, - и именно последствие этого ритуала вместе с проклятием самого Лорда..., - "убивают Вас" - горькая правда, которую, впрочем, не хотелось лишний раз озвучивать, - не позволяют нам купировать его распространение, - более дипломатично, но все же достаточно справедливо.
Северус наконец смог перевести свой взгляд на хозяина кабинета, мельком скользнув по ярко-красному оперению феникса, которое по своей яркости соперничало с разливающимся за окнами восходом, - Альбус, что с Вашей сестрой?
Разумеется, Снейп уже понимал, что дни директора сочтены, понимал он это так же, как и то, что Альбус, хоть и был оптимистом, все же реально смотрел на вещи и сам это осознавал, соответственно, беспокойство директора Хогвартса связано отнюдь не с собственной судьбой, которую он уже решил, доверив свою кончину Снейпу, дабы уберечь от убийства младшего Малфоя.

+3

7

Услышав вопрос-уточнение Северуса, Дамблдор тихо и по-доброму рассмеялся. С ощутимой горечью в этом старческом смехе.
- Ты так спрашиваешь, Северус, словно сомневаешься в моих силах, – подметил директор и выразительно взглянул на зельевара поверх своих очков половинок. – И, да, твое резюме верно: мы не можем купировать распространение проклятия как раз из-за того, что я использовал камень. Видишь ли… – Альбус сделал паузу, словно бы желая набрать побольше воздуха в легкие, устало вздохнув и сцепив пальцы рук перед собой, вращая большими пальцами один вокруг другого. Стянутая и почерневшая кожа на одной из рук едва слышно неприятно похрустывала при каждом движении, - Том сделал верный расчет: само проклятие, оставленное им на камне, безусловно, сильное, но его недостаточно, чтобы убить, допустим, меня. Но! Его расчет был именно на то, что я или кто-то другой, нашедший этот камень, использует его по, скажем так, назначению. Как видишь, я оказался до безобразия предсказуем и слаб, – и вновь тот же печальный и уставший смешок.
Была ли это привычка бывшего преподавателя все объяснять – вплоть до очевидного – или же простое человеческое желание оттянуть момент окончательного признания. Открытия всех карт. Дамблдор молчал, словно бы вдруг забыв о присутствии Снейпа в кабинете. Часы тикали, Фоукс шелестел своими перьями, директора в портретах вежливо молчали.
- Ариана… в комнате позади меня, – директор указал здоровой рукой на дверь позади себя. И, словно бы тот, кто был по ту сторону этого векового дерева на металлических петлях, услышал и понял, что речь идет о нем, подал звук, стукнув трижды: звук был тихий, словно бы стучал ребенок. - Полагаю, ты, как и многие в волшебном мире, знаком со сказками Барда Бидля и потому в курсе о Дарах Смерти и том, как они работают. Поэтому ты можешь понять, что Ариана вернулась… другой, – мимолетный печальный взгляд через плечо. В соседней комнате вновь была тишина. – Наверное, ты уже в курсе слухов в школе, что некоторые студенты видели в замке странную девушку, – Альбус перевел взгляд на Снейпа. - Какие бы заклинания я не накладывал, ей все равно рано или поздно, но удается покинуть башню. Пока не произошло ничего неприятного, но, стоит признать, что она опасна, Северус. В первую очередь для самой себя. Я хочу, чтобы ты… изучил ее. Нужно постараться найти средство, чтобы прекратить ее вспышки агрессии. Как-то стабилизировать ее. Да и мне нужно знать, что о ней смогут…
Дамблдор оборвал себя в самом конце фразы, не договорив банальную, в общем-то, вещь, что ему нужно знать, что Ариана не останется одна, когда он, Альбус, умрет. Почему он не попросит об этом Аберфорта? Наверное, потому, что брат согласится, несмотря ни на что, но никоим образом не сможет помочь Ариане. Но оборвал себя Альбус по другой причине – лестнице за дверью начала свое движение. Кто-то поднимался к кабинету.
- О, кажется, у нас будет приятная компания, Северус, – радушно улыбнувшись еще до того, как лестница остановилась и дверь открылась, Дамблдо встал из-за стола. – Доброе утро, профессор Мантер.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+3

8

" Тупая мораль этого фарса не могла не претить многим умам той эпохи."

Утро. Снежное, как продолжение предшествующей ночи, должное нести успокоение, но нет. Белый цвет обманчив, на нем лучше всего видна грязь, но он слепит, заставляет отворачиваться и прикрывать глаза. Чернота куда честнее, она словно сразу предупреждает, что опасна, дает тебе фору, дает время подготовиться...  но белый цвет нет, он говорит, что тут все чисто, только посмотри - все чисто, но он слепит и ты не видишь пятен. Так и снег, снег скрывает грязь, образуя второе дно, несет тревогу. Мантер не любила белое, не любила свет, ей было куда приятнее находиться во мраке и каждое утро было для нее настоящим мучением, мучением ожидания нового наступления сумерек. Время растянулось, как будто слилось в бесконечные сутки, вечер перешел в ночь, ночь в утро с осадком того, что случилось. Она не сомкнула глаз, стараясь принимать ненавязчивое участие в размещении детей, стараясь уворачиваться от этих бесконечных рук и нежелательных прикосновений, от этих глаз, которые казалось находили ее в уголках необъятного замка. Ей претило чувство жалости, собранная в комок на задворках сознания, это чувство молчало, задавленное жестоким фарсом разыгранного сочувствия. Мантер не чувствовала ничего кроме усталости и ее вечных спутников - холода и одиночества. Казалось бы, в этом замке, в осознании общей трагедии, в понимании произошедшего, грань отчуждения должна истончаться, но в случае Мантер она лишь крепла, утолщалась, наращивая себя по кирпичику. За те полтора часа, которые ей удалось потратить на себя перед тем, как идти в кабинет Дамблдора, она наконец-то задалась вопросом и целесообразности своего присутствия в этом замке, среди этих людей, которые никогда не примут ее, так же как она не примет их. Ее решение все же оставалось неизменным, происходящее несправедливым. Но только ли несправедливость заставила ее приехать сюда? Не только. Были вопросы и сейчас она четко понимала, что именно заставило ее принять решение отделить свою прошлую жизнь от настоящей. Вопросы к Снейпу, вопросы, которыми так часто задавался Каркаров, вопросы, которые передались ей в той темной и продуваемой лачуге, где обитал до своей смерти Игорь, тот единственный, кто вопреки логики сумел стать  для нее незаменимым и чью гибель она оплакивала глубоко внутри себя с сухими глазами. Она приехала сюда не ради детей, не ради того, что бы противостоять Темному Лорду, а ради ответов.
Наспех умытое бледное лицо, заново собранные на затылке волосы, узкий лиф свежего платья с неизменным знаком Дурмстранга, бокал разогретого вина, которое заставило кровь пробежаться по венам и нанесло на щеки лихорадочный румянец, разметая усталость и давая обманчивое ощущение бодрости.
Серафина миновала коридоры, снисходительно парируя взгляды тех, кто смел дольше, чем позволяли приличия задержаться цепким взором на знаке.
Горгулья. Мантер всмотрелась в нее, та шевельнулась, ее крылья затрепетали, словно она потягивалась от долгого сна и наконец ей открылся проход. Придерживая подол, волшебница поднялась по узкой лестнице, дверь открылась словно сама собой, - Доброе утро Директор Дамблдор, - она слегка кивнула, - Профессор Снейп, - чуть повернув голову и так же кивнув, словно не ею часами ранее были брошены ему в спину неприятные слова и она не сомневалась, что  они были услышаны.
- Могу я узнать о цели своего присутствия? Она прошла к одному из кресел и села в него.

+3

9

Единственный разумный выход, который Снейп видел из всей этой ситуации - убрать Ариану. Люди никогда не возвращаются прежними с того света, каким бы он там не был и чтобы там с их душами не происходило и Дамблдор это знал и видел, но тем не менее, не мог так поступить со своей сестрой, а Северус не мог сказать ему как он должен поступить. Стоило признать, что Альбус был ему дорог. Дорог, как единственный человек, который несмотря на мнение окружающих безоговорочно верил ему и доверял слишком многое. Это доверие было получено при неприятных обстоятельствах, но от того, казалось и было не подвержено никаким сомнениям. И для этого человека, который помог ему изменить свою жизнь, Северус был готов на многое, в том числе и на заботу о его мертвой и воскрешенной сестре. Поэтому выслушав все, что хотел ему объяснить Дамблдор, он не был смущен тем, что их разговор был прерван появлением профессора Мантер, так как отказать в этой просьбе он бы все равно не смог.
- Доброе утро, профессор Мантер, - повторив за всеми слова приветствия, все еще частично рассуждая о теме разговора, Снейп привстал, дожидаясь, пока Серафина не устроится в кресле, невольно наблюдая краем глаза за ее манерами и движениями. Вечер накануне и резко брошенные ему в спину слова дали понять, что она оправдывает свое происхождение, правда ее идеалы казались абсолютно параллельны ее фамилии, ему одновременно и льстило, что она так безоглядно вверила ему информацию о своих предпочтениях в этой войне и в то же время, он не хотел бы этого знать, дабы не ощущать сопричастности, которая теперь легкой вспышкой промелькнула в его голове. Для одного Хогвартса их двоих уже слишком много, один козел отпущения был уже достаточной причиной для недовольства родителей, теперь же их уже двое - ожидается новая волна недовольств, еще более бурная.

+3

10

Северус и Серафина. Альбус смотрел на этих двоих перед собой поверх своих очков половинок и загадочно улыбался уголками губ. Они были такими разными, но в то же время удивительно похожими. Для всех в Хогвартсе Серафина была темной лошадкой, которую ни с того, ни с сего привел пожилой волшебник, по мнению общественности, естественно, давно уже тронувшийся умом. Но мозг Дамблдор был еще жив и прекрасно функционировал. Он не был расстроен, что закончить беседу им не удалось, потому что, в принципе, все важное уже было сказано. И Альбус прекрасно видел в глазах Северуса, что он не откажет – что он поможет. На душе было неспокойно от того, что такой груз приходится взваливать на плечи этого молодого мужчины. Но в то же время душа пожилого волшебника стремилась к покою – ведь теперь его сестра не останется одна. А там, быть может, если Северус сможет помочь несчастной девочке, она вернется к своей семьей – к Аберфорту. Но этого Альбус никогда не узнает. Слишком мало времени. Его удел лишь вера в лучшее.
- Если я скажу, что мне просто приятно Ваше общество, профессор Мантер, Вы мне поверите? – спокойно, без излишних эмоций, с чуткой вежливостью и, наверное, даже с некоторой нежностью спросил Дамблдор, устремив взгляд на молодую женщину и улыбнувшись ей. Не сказать, что он льстил или врал, ведь ее присутствие каждый раз напоминало ему о прошлом. О старых друзьях, о былых мечтах, а страстных желаниях – о том, что закончилось печально, но было так дорого в те моменты молодости. – Но, если отойти от приятных вещей, то у меня была к Вам просьба, профессор, – перейдя на спокойный, но теперь уже деловой тон, продолжил Дамблдор, машинально поправляя рукав мантии, словно бы подсознательно стремясь прикрыть изувеченную проклятием руку. – Я знаю, что Вы вели Дуэльный клуб в Дурмстранге. Я хотел бы попросить Вас открыть Дуэльный клуб и в Хогвартсе. Признаться, у нас уже был подобный опыт несколько лет назад, – Альбус тихо усмехнулся, переведя взгляд на Северуса, - но тогдашний наш преподаватель Защиты от Темных Искусств был, скажем так, не настроен обучать детей… – Дамблдор тактично не стал уточнять, чему именно обучать. – Профессор Снейп, думаю, не откажет Вам в помощи, – добавил директор неожиданно уставшим голосом.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+2

11

От Серафины не ускользнул тот взгляд, которым наградил ее Снейп. Ей было мало тех нескольких секунд, что бы определить течение его мыслей, но в одном она была уверена - Снейп не тот, кто будет спокойно относится к ее присутствию в замке, впрочем это было не первоочередным вопросом для сегодняшнего утра. Что-то словно подгоняло ее, заставляя принимать решения быстрее, действовать более стремительно, чем обычно. Дамблдор был не из тех людей, кто приглашает кого-либо на чашку чая из простой симпатии, нет, не в ее случае, так же как и не в случае ее деда. У этого визита была четко формированная цель, цель, которую самой Мантер только предстояло узнать и она не питала иллюзий по поводу  пресловутых лимонных долек.
- Боюсь, что приятное времяпрепровождение в моем обществе не основная задача сегодняшнего утра. Мантер улыбнулась, впервые за все то время, что покинула тот самый неприметный дом, где встречалась с Дамблдором и где судьба ее совершила судьбоносный кульбит. По своей неизменной привычке Серафина чуть склонила голову на бок, тем самым побуждая собеседника к продолжению. Она свободно и с удобством расположилась в кресле так, как-будто действительно пришла на утреннюю чашку чая. Феникс, дремавший на своем насесте встрепенулся. взмахнул крыльями и снова затих. Пара перышек мягко опустились на пол.
Дуэльный клуб - вот причина ее визита. Мантер слушала то, что говорит Директор, однако взгляд ее то и дело возвращался к руки Дамблдора, которую тот пытался скрыть рукавом или же напротив, таким образом пытался привлечь внимание. Серафина оторвалась от созерцания покалеченной и почерневшей кисти. - Дуэльный клуб, да, я вела его, продолжая дело Харфанга Мантера в лучших традициях Дурмстранга, - Серафина посмотрела в глаза Альбуса, - мой дед был одним из немногих, кто устраивал жесткие бои в дуэльных клубах, он предпочитал не жалеть учеников, полагая, что противник так же будет лишен жалости. Ни жалости, ни промедления - таким был его девиз.  Я ставлю под сомнение одобрение Попечительского совета в принятии вами подобного решения. Впрочем, их мнение меня мало волнует, но оно еще больше всколыхнет общественность. Полагаю вы все равно будете настаивать, в этом случае, я согласна. Я всегда поддерживала введение дуэльных клубов, не думаю, что Хогвартс станет исключением. Молодая женщина чуть сменила позу, облокотившись локтем на один из подлокотников кресла - Вижу что зелья не слишком - то помогают, - она махнула рукой в сторону кисти Альбуса и бросила быстрый взгляд на Снейпа, -Ваша рука стала выглядеть хуже. Одних снадобий недостаточно, вы ведь это уже поняли, профессор Снейп? Мантер воззрилась на Северуса, - я могу предложить более радикальный метод. Темную магию может победить только темная магия. Я знаю заклятие, которое если не уберет действие проклятия окончательно, то значительно продлит Вам жизнь. Однако, - она обвела обоих мужчин взглядом, - мне потребуется помощь Профессора Снейпа и ...,- она секунду помолчала - чужая жизнь. Серафина поднялась со своего места и прошлась по кабинету. Остановившись у окна, она обернулась - Жизнь за жизнь, я могу переложить проклятие на другого человека, но тот, на кого ляжет даже часть проклятия, умрет.

+4

12

- Разумеется, профессор Дамблдор, помогать преподавателям Защиты от темных Искусств, в чем бы то ни было - моя первоочередная задача, - без намека на улыбку или даже на тонкий сарказм, отреагировал Северус на предложение директора. Так и было, на протяжении всех этих лет, он считал своим долгом контролировать поведение всех, кто занимал желанную должность. Было бы лукавством отнекиваться от предположения, что его интерес ко всем, начиная от Квирелла и заканчивая аврором Робардсом, не содержал в себе желания встать на их место. Один раз, во время болезни Люпина, ему это даже удалось. Однако, должность снова ускользнула от него и все, что от него требовалось - помощь в создании Дуэльного клуба. Вспомнив неудачный опыт четырехлетней давности, Северус скривился будто отведал не засахаренную, а самую кислую из всех возможных, лимонную дольку.
Однако, Дуэльный клуб был только началом. Ответив согласием на это разумное предложение, профессор Мантер обратилась к нему за помощью в еще одном деле, на которое зельевар в свою очередь не мог ответить с той же легкостью. Он уже было собрался высказать свое мнение по данному вопросу, но все же решил не переходить дорогу известному демагогу, да и в конце концов самому носителю проклятия. Сложив руки на груди и подойдя к камину, он приготовился слушать о том, что отличает "нас" от "них".

+4

13

- Я еще пока директор Хогвартса, поэтому мне решать, открывать Дуэльный клуб или нет, – мягко подметил Дамблдор, улыбнувшись уголками губ Серафине. – Недовольные будут всегда и везде, это неизбежно. Если б я обращал на недовольных родителей внимание, то давно б закрыл школу, повесил колпак на стену и ушел бы на покой, – пошутил Альбус, закинув в рот лимонную дольку. – Я не удивлюсь, если Попечительский совет найдет лазейку и навестит нас в скором времени – после ухода Люциуса Малфоя и прихода Мюриэль Пруэтт, активность Попечительского Совета стала поражать даже мое воображение, – с толикой сарказма подметил пожилой волшебник, едва ли не игриво подмигнув своим профессорам.
Проклятая рука покоя не дает, видимо, не только ее обладателю, но и всем, кто вольно или невольно замечает почерневшую конечность. Альбус вежливо молчал, слушая Серафину. Слушая то, что приходило в голову ему самому, но то, что он не сможет принять. Это то, на что он не сможет пойти никогда – спасти свою жизнь и дать умереть кому-то другому. Не сейчас. Ни на пороге смерти.
- Моя дорогая Серафина, – негромко, с едва слышным усталым смешком произнес на выдохе Дамблдор, опустив взгляд на скрещенные на столе пальцы. Он смотрел на свою черную руку, словно бы раздумывая, хотя ответ уже был готов. – Я смотрю, Харфанг многому Вас научил, – не то с сожалением, не то с одобрением произнес Альбус, подняв на девушку взгляд, но в тоже мгновение переведя его на Северуса, отошедшего от стола. – Я бы никогда не согласился… – Дамблдор замолчал вроде бы в конце разумной фразы. Это то, что должно было быть произнесено в этих стенах, истина, которая была правильной. Но, вздохнув, он произнес совсем другое, - если б не сложившиеся обстоятельства, – почти согласие.
Хотел ли Дамблдор спасти свою жизнь? Нет. Он знал, что ему не спастись, как знал и то, что он не сможет спасти себя, убив ради этого кого-то. Это согласие было не для него. Это согласие было для всех: для школы, оказавшейся на пороге войны, для Северуса, ставшего свидетелем этого разговора, для самой Серафины… Она собиралась взвалить на свои плечи тяжкий груз. И Альбус видел, что она не готова к этому, что она сможет жить, убив кого-то так, как некогда мог убивать Харфанг. Это их отличие – его видел Альбус, но, кажется, пока не видела сама Серафина.
- Я согласен, – и своим согласием Дамблдор давал шанс спастись не себе, а юной госпоже Мантер. Заглянуть в себя и понять, кто ты есть на самом деле. Там, где живет самая непроглядная тьма, всегда сияет самый яркий свет. – Если мне позволено спросить, – с вежливой полу-улыбкой произнес Альбус, подняв вверх здоровую руку, как будто бы школьник, спрашивающий разрешения, - кого Вы видите жертвой, профессор Мантер?
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+3

14

Белизну снега затянула серость утра, над замком повисли тяжелые облака, наполняя это едва начавшийся день тенями, что вполне устраивало Серафину. Темнота была ее спасением, холод был союзником. Темнота и холод ничего более для комфортного существования. Но с того момента, как она переступила порог этого замка внутри нее образовалось что-то новое, робкое и нетвердое. Она, привыкшая к своей пустоте и мерзлоте в Дурмстранге, где среди учеников царила почти военная муштра и при Каркарове не всякий мог позволить себе просто пробежаться по коридорам замка, тяготилась той атмосферой в которую попала. Но все же что - происходило, и был ли тому причиной сам переезд, или же пережитая ночь, а быть может тому причиной была эта маленькая страшненькая беженка - француженка, которая всем своим видом напоминала крысенка, но то, как она цеплялась за юбку Серафины, когда та ехала рядом с ней в карете, не позволяя притронуться к собственной руке. Что-то менялось, заставляя Серафину упираться и захлопывать как можно крепче дверь своей скорлупки в полном нежелании этих изменений.
Она проследила, как Снейп прошелся к камину, затянутый в этот строгий и темный сюртук, он был похож на ворона. Она чуть прищурилась, оценивая фразу брошенную магом, с неминуемым откровением понимая, что вероятнее всего заняла вожделенное место, потому что с той живостью, с которой он отозвался на предложение Дамблдора, давало основание думать именно так. - Спасибо за поддержку и будущую помощь, пофессор Снейп, - Серафина постаралась, что бы из ее голоса исчезли нотки сарказма, - надеюсь, никто не будет разочарован.
Она вновь посмотрела на Дамблдора, все больше убеждаясь в том, что ее дед был отчасти прав, проходясь по старому волшебнику. Альбус был не прост, совсем не прост. За кажущимся благодушием и казалось бы случайным течением разговора, был четкий расчет и Мантер это уловила. Вот только на что рассчитывал сам старый волшебник? На что он рассчитывал, приглашая ее сюда, осознанно идя на скандал с Попечительским советом и прессой, с недовольством родителей, пока это было для Серафины тайной. Почему он выбрал именно ее, ведь Магическая Британия не обделена неплохими кандидатами, то же Северус, он бы подошел прекрасно для этой должности, а найти преподавателя на предмет зелий гораздо проще, чем на защиту. Она вздохнула. И проследила, как Директор закинул в рот очередную лимонную дольку, рассуждая о том, чью атаку им придется отбивать в скором времени. Но ее мало волновал Попечительский совет, сейчас было важно, что ответит Альбус на ее предложение, он уже не прятал рук, выйдя на прямую тему разговора. Оба с интересом рассматривали друг - друга, оценивали во второй раз,  прощупывали слабые места, старались находить скрытое. Серафина была уверена, что он посчитает ее неспособной лишить кого-либо жизни взамен его собственной. Что ж, он прав, она многое почерпнула от своего деда, в том числе и способность закрывать глаза на мораль.
- Мой покойный дед действительно многому обучил меня, но есть то, чему нельзя научиться, есть то, с чем нужно родиться что бы обладать, так вот, мне повезло, я родилась именно такой. Вы даже представить себе не можете, насколько я похожа на своего деда. Она приняла это вызов, отвергая такую очевидную возможность тут и сейчас повернуть колесо в другую сторону. - В Азкабане много тех, кто может поспособствовать продлению Вашей жизни, Директор Дамблдор. Она откинула со лба выбившуюся из прически прядь и шагнула ближе к Альбусу, - Вы меня явно недооцениваете.

+4

15

Северус мечтал однажды стать портретом в этом кабинете и со всеми удобствами наблюдать за посетителями директора Дамблдора. Однако, он в очередной раз напомнил себе, что скоро это желание навсегда останется несбыточным. Но сейчас, он как истинный ценитель, наблюдал, одновременно и за игрой пламени в камине и за диалогом, который разворачивался за его спиной. Убить ради того, чтобы выжить, весьма равноценно, жизнь за жизнь, однако, ценность чьей-то жизни невозможно соизмерить в ценности со своей. Северус был бы готов здесь и сейчас отдать свою жизнь за жизнь Альбуса, но этот мальчишеский, иначе не назовешь, порыв, был бы отвергнут, да собственно, не был бы, он был отвергнут.
- Тогда, что же нас будет отличать от тех, кто там сидит, профессор Мантер? - обернувшись, Снейп встретился взглядом с Серафиной, не ожидая ответа на свой вопрос, так как сам его не знал. Для него все слишком давно смешалось, но Орден Феникса всегда тем и отличался от Пожирателей Смерти, что предпочитал останавливать, а не убивать и калечить. Этим ответом Серафина отошла на шаг назад по дороге завоевания доверия директора Хогвартса, однако, партия продолжается, а Снейп по-прежнему был скорее наблюдателем, чем полноправным участником и даже его реплика, скорее была произнесена для него самого, чем для присутствующих.

+4

16

Молодые всегда максималисты. Именно поэтому, сталкиваясь с несправедливостью или неудачами, они испытывают разочарование. Они строят планы, возлагают слишком большие надежды, а когда они не сбываются – разочаровываются либо в себе, либо в жизни, либо во всем сразу. Это печально. Это вызывало грусть в душе пожилого волшебника. Как и любой взрослый, он хотел уберечь детей от разочарований, которые испытал некогда сам. Но жизнь всегда идет по кругу. Поколения повторяют ошибки других поколений, дети повторяют ошибки своих родителей и вырваться из этого порочного круга невозможно: иначе ты просто перестанешь быть человеком. Перестанешь быть живым. Ведь пока мы ощущаем боль разочарований и неудач, пока мы к чему-то стремимся, мы живы.
- Я смею надеяться, что Вы все-таки похожи на саму себя, Серафина, – мягко, но немного печально произнес Дамблдор, взглянув на девушку поверх своих очков-половинок. – Не надо стремиться быть похожей на своего деда. У Вас своя жизнь и своя дорога. Харфанг достоин уважения, достоин того, чтобы его помнили и чтили, но совершенно излишне Вам, следуя чужим заветам, желаниям и комментариям, считать себя похожей на него. Вы – это Вы. А он – это он, – Альбус едва заметно улыбнулся, тяжело вставая и медленно подходя к насесту, проводя рукой по оперению феникса, который доверчиво толкнулся головой в ладонь.
Больше Дамблдор не сказал ни слова на комментарии Серафины, стоя к ней спиной и потому открыто и по-доброму улыбаясь. Она была еще сущим ребенком. Девочкой, которой хочется доказать, что она может прыгнуть выше головы. Харфанг задал высокую планку, а родственники Серафины, видимо, с младенчества заставили ее соответствовать, дабы не стать ниже. Она впитала это с молоком, вдохнула вместе с воздухом, подчерпнула из рассказов и приняла это за свое. Но ее глаза говорили лишь о том, что она птица в клетке. Душа бьет крыльями, желая вырваться на свободу, желая найти тепло и доброту, которых была лишена. Темница рано или поздно распахнется, но для этого самой Серафине следует понять, кто она такая. Харфанг Мантер, грезящий могуществом, или же Серафина Мантер, убеждающая сейчас всех – начиная от самой себя и заканчивая Северусом – что она способна убить. Просто выбрать человека – не важно, преступника или же нет – и лишить его жизни, чтобы спасти человека, который для нее ничего не значит.
Северус произносит самую разумную вещь. Не озвучь он эту мысль, ее бы произнес сам Альбус, но сомневаться в Снейпе не приходится. Дамблдор пока не вступает в беседу двух профессоров, оставив их едва ли не наедине, увлекшись кормежкой своей красноперой птицы.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+2

17

Серафина выдержала прямой взгляд Северуса, она улыбнулась, чуть приподняв уголки губ, словно именно сейчас ей приходится втолковывать неразумному ученику простые вещи - Нас от них будет отличать цель, Профессов Снейп, цель и благие намерения.
Она обернулась к Дамблдору, - Я не стремлюсь быть Харфлангом, более того, если бы стремилась, - она замолчала и красноречиво приподняла бровь, - но есть моменты, в которых я бы пошла по его пути. Для моего деда цель всегда оправдывала средств и в этом я с ним согласна. Она отошла от  окна и заложив руки за спину, сцепив пальцы в замок, сделала круг по кабинету - Я не следую его заветам, тем более я не была его любимицей, вероятнее всего, для Вас это будет откровением. Можно подумать, что он обожал меня, но это не так. Он выделял меня потому, что я была очень на него похожей, но это сложно назвать любовью. Впрочем, в этом мы с ним как нельзя похожи, мои чувства к деду абсолютно схожи с его собственными. Но мы Мантеры, у нас это в крови, поэтому не тешьте себя иллюзиями, что я на самом деле не такая, как хочу казаться, не ищите во мне свет. Не обнадеживайтесь понапрасну тем, что внутри я иная чем снаружи. Нет, Вы же прекрасно понимаете, почему именно я согласилась на эту работу? Она остановилась рядом с галереей портретов, - и вы должны прекрасно понимать, почему я предлагаю столь радикальный метод продления Вашей жизни, не потому что я внезапно осознала, что готова на все ради вас, как готов Профессор Снейп, она обернулась к Северусу с той самой улыбкой, которая говорила о том, что от ее внимания не ускользнуло ничего, в том числе и то, что он был готов умереть ради Дамблдора, уж слишком явным было это желание.  - Я иду на этот шаг, потому что сейчас нет никого, кто способен противостоять Темному Лорду с силой, которая превосходит его собственную. Пока Вы живы чаши весов будут примерно на одном уровне, но стоит Вам умереть, то он получит перевес. Все до банального просто, и не стоит приписывать мне то, чего у меня нет. Она приблизилас к Директору, - мне кажется, нам надо поторопиться.

+4

18

Благие намерения... словосочетание набившее оскомину на сотне языков.
- А по-вашему, у Темного Лорда не благие намерения? - токная ухмылка скользнула, словно язычок от огня и погасла, - он хочет лишь блага для магического мира - очистить его от грязи, - те самые идеалы, которые когда-то значили больше, чем пустой звук, сейчас были лишь словами.
- Как бы то ни было, намерения всегда благие, вопрос только в том, во благо кому они намереваются, а судят нас не по намерениям, а по поступкам. А вы, профессор Мантер, предлагаете нам банальное убийство, за которое нас могут осудить, а вот чем мы руководствовались, совершая преступление, вряд ли будет кого-то интересовать, - казалось бы очевидные вещи, но их почему-то стоит произносить вслух, хотя, может и не стоило. Может зря. Северус не любил вступать в несвоевременную полемику. Серафина, хоть и видела многое, но смотрела слишком узко. Переубеждать кого-то неблагодарное дело, а благодарность за свои дела Северус видел крайне редко, все больше осуждения и непонимания.
- В самом деле, профессор Дамблдор, нам надо поторопиться, - замок просыпался и время разговоров плавно сходило на нет, словно последние песчаные крупинки осыпалось на их головы. Вслед за мелькнувшим образом, Снейп почувствовал будто на яву, что пара песчинок попала в глаза, поэтому отвел взгляд от Альбуса, в которого всматривался до этого, пытаясь угадать, сколько песчинок осталось на его счету.

+4

19

Снисходительная улыбка не сходила с губ волшебника, прячась в седой бороде, изгибая морщинистые губы. Альбус продолжал стоять у насеста Фоукса, неторопливо подкармливая благодарную птицу, с ажиотажем поглощающую лакомства. Серафина словно бы оправдывалась, что было совершенно излишне. Ее слова звучали так, будто бы она хочет убедить всех, а, самое главное, саму себя. Взрослая женщина, не видящая собственного пути. Наверное, им была все-таки судьба встретиться и ее судьбой было принять предложение Альбуса. Очутиться в другом мире и среди других людей, чтобы взглянуть на жизнь другими глазами. Взглянуть на саму себя под другим ракурсом. Слова теперь были излишне. Переубеждать кого-то дело неблагодарное, тем более, ни Серафина не знала Альбуса, ни Альбус не знал Серафину. Он знал ее деда, ее родителей и судил по тому, что видели его глаза, немало насмотревшиеся на людские жизни и людские судьбы на чуть больше, чем сотня лет. Они стояли на разных ступенях жизненного опыта, поэтому Дамблдор мог позволить своим губам снисходительную улыбку.
- Я склонен согласиться суждением Северуса, – произносит Альбус, отставляя мешочек с кормом, вытирая длинные пальцы платком, который спрятал после в карман мантии, и оборачиваясь к своим профессорам. Убийство есть убийство и не важно, какими мотивами оно продиктовано. Даже в магическом мире нет ничего страшнее убийства. Отнимая у кого-то жизнь, ты губишь свою собственную. Но не им это объяснять сейчас. Это можно понять только самому. – Но все-таки приму предложение Сарафины, – чуть склонив голову вперед, Дамблдор выразительно взглянул на Снейпа поверх своих очков половинок. – В общем-то, на этом нашу утреннюю встречу действительно можно закончить. Не смею вас больше задерживать, – вернувшись к своему столу, пожилой волшебник опустился в кресло с высокой спинкой, откидываясь назад и переплетая пальцы рук перед собой, сложив кисти на животе.
[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/5/9/3/tumblrmijw_8003477_20396593.jpg[/AVA]
[STA]директор школы[/STA]

+1

20

Серафина открыто ощущала неприязнь Снейпа, впрочем эта неприязнь была взаимной. так же она понимала, что сам Альбус держит ее за безмозглую курицу, которая едва вылупилась из яйца. Старик полагал, что она еще не вполне осознает свои поступки. Прав был ее дед, когда поминая Дамблдора, говорил о том, что тот лицемер.  Сейчас Серафине стало казаться, что она совершила ошибку, откликнувшись на его предложение, что за всем этим стоит хорошо спланированный сценарий, по которому все в этом театре играют как марионетки, которых дергают за ниточки. И она сам того не осознавая стала той самой марионеткой. Даже относительно его согласия в использовании темной магии, у нее закралось сомнение в том, что это часть хорошо спланированной акции, где ей отведена роль. Вот только роль кого? Жертвенной овцы? Роль того, на кого потом можно будет повесить свой грешок? Какую роль подготовил для нее Альбус Дамблдор в своем маленьком личном театре, где проигравший получал смерть. Она усмехнулась, поняв. насколько низкими считают ее моральные ценности.
- Что ж, я могу предложить только то, что могу. И мне откровенно все равно, как это выглядит в чужих глазах. Я не собираюсь копаться в том, что верно, а что нет. Есть цель и есть средства, которые можно затратить. Иногда цель оправдывает средства, иногда нет. С этими словами она направилась к выходу. - Вы знаете где меня найти.
Волшебница покинула комнату.

Отредактировано Sarafine Munter (2016-03-25 14:17:39)

+2


Вы здесь » Гарри Поттер и Вторая война » 21 января 1997 года » 21.01.97: Скучен и безлик был бы мир без загадок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC